Официальная интернет-версия бумажного журнала

С опережением графика

С опережением графика

Использованы отзывы о родах с сайта www.rodi.ru

У беременных женщин иногда возникают различные сомнения и страхи. И один из них — родить раньше положенного срока. И пусть спина побаливает, пусть время тянется словно резиновое, пусть мамы с более солидным «стажем» вздыхают: «Поскорее бы…» На самом деле, они имеют в виду совсем другое, а «поскорее» не хочется никому.

Напомним, что преждевременными родами в акушерстве называется повышение маточной активности ранее 37-й недели беременности. Угрожающие преждевременные роды начинаются тянущими или схваткообразными болями внизу живота или в поясничной области. Начавшимися роды становятся, когда появляются регулярные схватки, наблюдается раскрытие шейки матки, изливаются воды. При угрозе родов до срока их еще можно остановить с помощью специальной терапии. Начавшиеся преждевременные роды остановить нельзя, можно лишь задержать на несколько часов.

В любом случае процесс этот — не моментальный. А потому будущие мамы даже не всегда понимают, что, собственно, уже вступили в роды.

«На 33-й неделе беременности, я без тени предчувствия и в прекрасном настроении принимала гостей, накрывала стол, мило болтала с друзьями, наслаждалась жизнью и отлично себя чувствовала. К 9.00 вечера, однако, животик мой стал вести себя как-то странно: напрягался и «каменел» каждые 10–15 минут. Такое бывало и раньше, только 2–3 раза в день, поэтому я решила не суетиться. Но очень скоро мне пришлось забыть про гостей и убежать к телефону. Врач посоветовала мне расслабляющие таблетки для подавления схваток, но лекарство не помогло, и уже через полчаса нам пришлось вызвать «Скорую».

«Я поехала «сдаваться» в отделение патологии беременности. Предусмотрев, что лежать несколько дней довольно скучно, захватила с собой учебники по английскому языку и беллетристику, а папа почти уговорил меня взять переносной телевизор. На вопрос, не собираюсь ли я рожать, я сказала, что еще не скоро — по крайней мере, не в ближайшие дни. Какой же это был сюрприз, когда после осмотра врач сказала, что я… рожаю! Я была так удивлена, что даже не сразу поверила. «Тренировочные» схватки у меня появились месяце на 6-м, и сейчас я не чувствовала, что они стали сильнее…»

«Родить я должна была 7 января, но уже к 23 ноября набрала 16 кг, и размер моего живота говорил о том, что малыш готов к рождению. И вот, в начале декабря (за месяц до предполагаемой даты родов) я собиралась пойти с мамой на рынок и вдруг почувствовала, что что-то не так: белье стало влажным. Когда мы приехали в роддом, выяснилось, что раскрытие 2–3 см и я в родах. Через час раскрытие было 3–4 см. Я спрашиваю у акушерки, когда я рожу? «Не знаю, посмотрим», — говорит она. Я допытываюсь: «Ну, сколько мне еще недель ходить?» Ответ меня воодушевил: «Да что ты! К утру управимся».

Интересно, что многие будущие мамы, которые морально подготовились к преждевременным родам, по иронии судьбы рожают в срок или «перехаживают» беременность: роды наступают и на 40-й неделе и даже на 42-й.

«На 11-й неделе у меня началось кровотечение, и оно было настолько сильным, что я даже не плакала — я была в отчаянии. Никак не могла понять, почему другие женщины носят беременность нормально, а я теряю ребенка. Усталая врач «Скорой помощи» сказала, что рассчитывать не на что. Две недели я пролежала в больнице, в сомнительном комфорте (один санузел без душа на все отделение), но все это не имело ни малейшего значения по сравнению с тем, что ребенок был жив! А потом мой малыш вообще так пригрелся у мамы в животике, что появился на свет только на 41-й неделе».

Преждевременные роды нередко заканчиваются кесаревым сечением. Почему так происходит, ведь, казалось бы, ребеночек небольшой, поэтому проблем быть не должно? Это ошибочное представление. Преждевременные роды — это патологический процесс, поэтому родовая деятельность в такой ситуации далеко не всегда бывает «правильной».«Мне по медицинским показаниям делали кесарево сечение на 35-й неделе беременности. Операция была не очень легкая, но я не боялась…»

«На 33-й неделе врач направил меня на мониторинг плода. Нас посмотрели и сказали прийти через неделю. И на следующем обследовании монитор показал регулярные схватки, хотя я ничего не чувствовала. Меня тут же отправили в больницу для наблюдения за давлением и уровнем белка в моче… Еще через неделю показатели и того, и другого опасно выросли, и тогда врачи решили стимулировать роды…»

Надо отметить, что несмотря на стресс для мамы, преждевременные роды обычно заканчиваются удачно: детишки, рожденные раньше срока, в дальнейшем радуют своих родителей так же, как и доношенные малыши. «Доченьку выхаживали в палате интенсивной терапии в течение 5 дней. Потом еще около месяца нас наблюдали в обычном отделении. Благодаря умелым врачам, история нашего рождения закончилась хорошо».

«В послеродовой палате вместе со мной лежали две женщины, у которых родились недоношенные ребятки: один на 5-м месяце, а другой — на 6-м, и оба такие крошечные — 600 и 800 г! И их выхаживали!»

«Несмотря на то, что мой сыночек родился на 35-й неделе, весом 2385 г, сейчас — в 6 месяцев — он весит уже 9 кг!»

Итак, «человеческий фактор» в такой непростой для женщины момент, как преждевременное рождение малыша, очень важен. По этой причине каждой будущей маме стоит запомнить: в былые годы у ребенка, рожденного раньше срока, было мало шансов на выживание, в наши дни врачи способны выходить даже тех малышей, которые родились с 500-граммовым весом, на 26–28-й неделях гестации.

И даже когда кажется, что шансов на успешное развитие событий очень мало, нужно верить, что все сложится. А врачи сделают все возможное и даже «невозможное», чтобы одной жизнью на Земле стало больше.

«Шла 32-я неделя моей беременности, когда из-за высокого уровня белка в моче и повышенного давления врачи решили стимулировать роды. Ответ на вопрос о том, выживет ли ребенок, был для меня совсем не утешительным: пока ничего неизвестно. Мир для меня как будто перестал существовать! Доктора заверили, что будет сделано все возможное для спасения ребенка. Два дня мое состояние пытались стабилизировать. К сожалению, эти попытки оказались неудачными — уровень белка в крови продолжал расти. И мне сделали кесарево сечение. Когда я очнулась после наркоза, рядом был врач детской реанимации. Он сказал, что ребенок жив (!), закричал сразу, дышит сам, в реанимационных мероприятиях не нуждается! Вес — 1730 г. Я была в ужасе: такой маленький! Но услышала ответ: «Что ты, девочка, мы и килограммовых хорошо выхаживаем!» Сейчас я уже дома, а мой сынок пока в больнице — набирает вес. Но уже скоро его выписывают — жизнь постепенно налаживается. И я с большой теплотой вспоминаю врачей, подаривших мне вторую жизнь!»

Рубрику ведет Анна Калинина

Купить
архивные номера