Официальная интернет-версия бумажного журнала

Свободны. Для чего?

Совсем не значит, что они не любят детей. Некоторые из них с радостью играют роль добрых дядюшек и тетушек, треплют по затылку племянников и крестников и готовы пожертвовать пару часов в месяц на то, чтобы пообщаться с подрастающим поколением. Но – чужим. Своих детей иметь они не хотят. Почему?

Откуда они взялись?
Впервые чайлдфри обозначили себя еще в 70-х годах прошлого века, когда появилась на свет Национальная организация для не-родителей. Но только в 90-е чайлдфри объединились и, что называется, набрали вес – появилась The Childfree Network.
О чайлдфри (англ. сhild-free — свободные от детей) – людей, избравших своим путем добровольную бездетность, говорят, что они фанатичны и агрессивны. Конечно, когда в интернет-дискуссиях молодых матерей обзывают не иначе как «рожалками» и ратуют за принудительную стерилизацию, смириться сложно. Как это – они не хотят иметь детей? Они что, геи?
Вовсе нет, гомосексуализм и чайлдфри – не синонимы (и примеры образцовых отцов Рики Мартина и Элтона Джона тому подтверждение). Точно так же, чайлдфри не нужно путать с бездетными, в английском варианте – чайлдлесс. Последние очень хотят детей, да Бог не дает. А вот термин «свободный от детей» подразумевает именно добровольный отказ от родительства. Ну не хотят они передавать свои гены дальше, и все тут.

Почему они такие
Недоумение тех, кто считает, что долг каждого мужчины – не только построить дом и посадить дерево, но и родить хоть кого-нибудь, – вполне понятно. Про женщин и не говорим: у них материнский инстинкт считается чуть ли не первичным половым признаком.
Некоторые последователи добровольной бездетности и сами толком не могут себе объяснить, почему они не хотят становиться родителями. Сколько людей, столько и причин. Тут и нежелание, чтобы нарушался устоявшийся комфортный порядок вещей, где есть время для работы и досуга, друзей и хобби, но нет времени для детей. И ссылки на то, что детей нынче иметь дорого – лучше потратить эти деньги на себя, любимого или любимую. (Отчасти из-за этого чайлдфри часто упрекают в эгоцентризме, а те парируют, что плодить нищету – еще более эгоистично). Некоторые семейные пары боятся перемен. Им хорошо друг с другом, им друг друга хватает – зачем что-то менять в жизни, в доме, в отношениях? Кто-то держится за карьеру, которая кажется несовместимой с ребенком. Это, кстати, более свойственно женщинам, потому что исследования показывают: женщины хотят быть чайлдфри ради свободы работать, мужчины — ради свободы от работы.
А кто-то просто указывает: у меня нет потребности в детях, у меня отсутствует материнский (отцовский) инстинкт.

Родом из детства
По поводу последнего можно поспорить, однако очень часто, по мнению психологов, нежелание иметь детей коренится в глубоком детстве. Травмирующее переживание, возможно, даже забытое, может внушить глубокое отвращение к физиологии беременности и родов, к «кашкам и какашкам» младенческого периода, к детским болезням, бессонным ночам. Собственное не очень удачное детство или вечно отсутствующие (а иногда лучше бы отсутствовали!) родители – тоже предпосылки для того, чтобы человек с опаской относился к потомству. При наличии наследственных заболеваний в семье человек может отказаться передавать их дальше. А некоторые из наиболее идейных чайлдфри убеждены, что детей в этот ужасный мир приносить просто безнравственно. Они хотели бы гарантий того, что рожденный ими человек сможет стать счастливым. Да только где эти гарантии взять? Отсюда рождаются посылы «Прежде чем рожать новых, нужно сделать счастливыми уже существующих детей».
С этого, между прочим, начинала когда-то Анжелина Джоли, принципиально не рожая, а усыновляя сироту. Планета, дескать, и так перенаселена, незачем плодить новых, давайте осчастливим имеющихся. Так что Мэддокс появился в семье у убежденной чайлдфри. Но поглядите на нее сегодняшнюю мисс Джоли: что мы имеем? Втянулась. Понравилось. Своих уже трое, не считая приемных.

Вопросы воспитания
У них нет детей, но это не мешает наслаждаться им жизнью. Вспоминается анекдот про небезызвестного поручика: «Детей не люблю, но сам процесс!»
Социология показывает, что у чайлдфри есть чему поучиться. Так, чайлдфри-пары более образованны, более востребованы как профессионалы и руководители, имеют больший доход, живут в больших городах. В соответствии с духом времени, они более прогрессивны и среди них не найдешь сторонников домостроя: мужчина не считает зазорным приготовить ужин, а женщина – вбить гвоздь. Кстати, до трети всех чайлдфри в России составляют именно мужчины.
Я живу в большом городе, работаю, у меня хороший доход, и я умею и кашеварить, и гвозди вбивать. У меня двое детей, которых я считаю наивысшим своим достижением, поэтому, с точки зрения оголтелых детоненавистников, я типичная «рожалка». Но знаете, если забыть о фанатичных и невоспитанных индивидуумах, проповедующих бездетность, многие постулаты чайлфри кажутся мне не вопиющими, а общечеловеческими.
Почему чайлдфри не хотят иметь детей? Потому что не хотят! Я не люблю манную кашу и кошек. И если ограничиться персональной нелюбовью, а не призывать убрать из магазинов всю крупу и передушить всех котов, имею я право просто не есть манку и не держать кошку? Имею. Кстати, сами сторонники движения уверяют, что большинство из них относится к детям равнодушно. Некоторые очень даже любят – со стороны. Да, некоторые ненавидят – но их мало. Просто кричат они громче всех.
Правда ли, чайлдфри пропагандируют отказ от деторождения? Опять же, нет. Виртуальное пособие по аутовазектомии – из разряда приколов на грани фола. Чайлдфри – за свободу выбора. Каждый человек сам волен решать, становиться ли ему родителем, так же как имеет право выбирать профессию, место жительства, любимый цвет etc. Возмущение начинается, когда социум навязывает им свою волю: «Как ты можешь не хотеть, ведь быть родителем – хорошо!».

Наконец, одна из распространенных претензий к чайлдфри – они пропагандируют ограничение прав детей. Сами они называют это отказом от детоцентризма – модели поведения родителей, при которой любой поступок детей оправдывается просто тем фактом, что он ребенок. Но я тоже против вседозволенности некоторых чужих отпрысков. Причем претензия у меня не к детям, а к их родителям. Я не люблю, когда в кафе ребенок с соседнего столика пуляет в меня пирогом, бегает по дивану, перекрикивает музыку, отнимает у моих детей игрушки, обзывается – и его родители никак на это не реагируют. И аргумента «это же ребенок, чего вы хотите?» я тоже не понимаю: мои-то дочки умеют себя вести воспитанно и адекватно происходящему.
Значит ли это, что я – чайлдфри?

 

%%pagecomments%%


Купить
свежий номер