Официальная интернет-версия бумажного журнала

Игры, в которые играют дети

В который раз я поняла, что разговариваю на разных языках с мамами мальчиков, когда обсуждала с подругой (как раз мамой чудесного пацана) грядущие дни рождения и ожидаемые подарки наших детей. Пока я подробно рассказывала ей родословную длинноногих феечек Винкс, она систематизировала для меня бакуганов. В результате из длинных речей друг друга мы, мне кажется, не поняли ни слова. Я так и не знаю до сих пор, кто такие бакуганы, а подруге совершенно неинтересны энчантикс и белевикс.

У наших деток – другие игрушки, это правда. В моем детстве игрушки долгое время не делились по полу (Чебурашка – это он, она или оно?). А когда начинались ролевые игры в войнушку или дочки-матери, то было все очевидно: пупс – он и в Африке пупс, а пистолет – он и есть пистолет. Вот и все различие.
В игрушках современных детишек родители мало что понимают.
А некоторые игрушки попросту ошарашивают.

Засада пупсов

Я была шокирована, когда моя дочка принесла мне из садика пупсика подружки и, тыча пальцем ему между ног, стала требовать такого же. Пупсик оказался мальчиком, с настоящими «мальчиковыми» половыми органами. Нет, он трогательный, пахнет печеньем и очень смешной – но такое внимательное отношение создателей к мельчайшим подробностям делает его пугающим. Потом выяснилось, что у него еще имеется куча «родственников» всех цветов кожи и волос (наш был блондинчиком). И у них у всех первичные признаки пола находятся в соответствующих местах. Мужские и женские.
Дальше – больше. Наступил период Барби. Причем когда обычные куклы с нечеловечески прекрасными формами девочке поднадоели, она стала просить Барби… беременную. Пока я разыскивала ее в интернет-магазинах, мне попалась коллекция уже не просто беременных, но рожающих пластмассовых красоток. Я, надо сказать, напугалась и удивилась одновременно, потому как там действительно был полный комплект: Барби с характерным отверстием снизу, накладной животик на ее стройную фигурку и вполне натуралистичный младенец. Рекламные фото показывали процесс родов во всех подробностях: вот у Барби отходят воды, вот прорезывается головка. Барби при этом улыбается своей застывшей фирменной улыбкой.
А не так давно в новостях проанонсировали новую суперкуклу The Breast Milk Baby. (Да-да, иногда игрушки оказываются достойны появления на первых страницах не только из-за наносимого ими ущерба здоровью, но и по причине своей особой затейливости.) Так вот, эта кукла, изображающая грудного младенца, доукомплектована специальным фартуком – имитатором женских сосков. Хорошо, что сделанных хотя бы в виде цветочков. Фартук надевается на играющего ребенка. И дальше девочка может «кормить» свою «маленькую дочку»: когда ротик пупса подносится к соску на фартучке, срабатывает сенсор, и кукла издает характерные чмокающие звуки. Разве с таким чудом техники могут сравниться ставшие уже обычными писающие куклы, снабженные бутылкой с водой, горшком и комплектом памперсов?

Ради красоты

Я ее все-таки купила. Прямо скажу – сдерживала отвращение. Она – это тренажер причесок, бюст принцессы, величиной с голову моей девочки, с накрашенными губами, которые своим флуоресцентным блеском пугают меня по ночам. У этой куклы длинные волосы – из них можно плести какие хочешь косички. Вкупе к голове продается набор расчесок и заколок, а также полная обойма косметики, которую можно использовать для визажа – хоть куклы, хоть ребенка.
Попутно я выяснила, что можно прикупить и голову тех же «Винкс», «Братц» или любой из нравящихся дочке кукольных серий. А в некоторых моделях все «причиндалы» для головы прячутся… в самой голове, за дверкой на шарнирах. Если учесть, что игрушки все же не только для красоты, но и для познания, то какие забавные представления об анатомии появятся у девочек и какой же белибердой будут наполнены их собственные головы?
Я думаю, производители на этом не остановятся. Наверное, совсем скоро появится какая-нибудь говорящая голова, у которой волосы еще и растут. Этот маркетинговый ход напрашивается, ибо в ходе экспериментов моего чада с тренажером тот слегка облысел. Впрочем, что это я так беспокоюсь? Моя вяжущая подруга нашла этой голове применение, кстати, вполне функциональное: она примеряет на нее шапки, используя голову как фотомодель. И очень довольна своим «наглядным пособием Марфой Петровной».

Кукольные монстры

На самом деле развивающая – как бы – игрушка может для одного ребенка оказаться находкой, а для другого – кошмаром. Родителям забавно купить своему чаду набор для потрошения инопланетянина (тупые ножницы и внутренние органы из плюша прилагаются). А детке он будет являться по ночам. И наоборот, взрослого может ужаснуть фиолетовая собака с ярко-зеленым языком, а для сына пес станет любимым другом, в объятиях которого малыш только и будет засыпать.
Кстати, о фиолетовых собаках.
Чтобы сформировать правильную картину мира, ребенка должны окружать узнаваемые образы. Это значит, что если розовых слонов в природе не бывает – значит, их не должно быть и в детской. Все части тела у кукол, изображающих людей, должны быть на своем месте, и желательно, чтобы кукла анатомически была приближена к параметрам человека (что уже давно вменяется в вину всевозможным «Барби», формирующим у маленьких принцесс очень нездоровые представления о женской красоте). И еще – игрушка не должна нести в себе агрессию.
Обычно при этом слове представляются всякие боевые роботы-трансформеры с базуками в клешнях и «человеки-пауки» всех модификаций. Но на самом деле у «неправильной» игрушки могут быть просто недобрые глаза. Даже если во всем остальном она – вполне себе пушистый зайчик.
Ведь давно замечено, что малыш подсознательно воспроизводит мимику любимой куклы. Известны случаи, когда подражательство доходило до невроза: мама чуть-чуть криво пришила самодельной кукле глазик, а девочка стала прищуривать свой. Все потому, что дошкольник идентифицирует себя с любимой игрушкой, видит в кукле самого себя, оживляет ее – и она обретает способность действовать и проявлять свой характер. И если у вожделенного бакугана, покемона или еще какого монстра характер – не сахар, а внешность – только детей пугать, родителям стоит подумать, прежде чем покупать такую игрушку.

Смена парадигмы

Тот факт, что структура детской игры поменялась в принципе, начал беспокоить ученых еще десять лет назад. Они в ходе исследований вдруг осознали, что современные игры малышей очень часто не выполняют свою основную задачу – не обеспечивают ребенку эмоциональный комфорт и разностороннее развитие. Часть проблемы видели в изменении формы досуга. Дети сейчас предпочитают проводить больше времени перед телевизором и экраном компьютера, а в последнее время появились и другие интерактивные возможности: компактные игровые приставки, айфоны, электронные книжки и т.п.
Родители выдвигают аргумент: нашим детям жить в этом быстро меняющемся мире. К тому же, при грамотном подходе, компьютер, телевизор и медиацентр могут выполнять и развивающую функцию – проигрывать сказки, обучать иностранному языку, чтению, логике и т.п. Развивающие диски сейчас выпускаются чуть ли не для грудничков, а одним из популярных подарков на двух-трехлетие малыша оказывается детский «компьютер».
Но у преждевременного обучения, говорят психологи, помимо плюсов, есть и минусы. Фактически, начиная учить детей академическим дисциплинам с пеленок, приобщая их к миру с помощью «взрослых» (пусть даже отфильтрованных) новостей, вручая им вместо книжек с картинками иллюстрированные глянцевые журналы, взрослые лишают детей детства. Они отнимают у них время и право на игру – ту самую игру, в которой старая коробка становится домом, непарная варежка – щенком, а камешки-голыши на пляже или веточки, принесенные из леса, – универсальным конструктором, из которого можно построить что угодно. Чем проще, даже «примитивнее» игрушки, тем больше над ними надо соображать. Они оставляют простор для фантазии – а значит, развивают ее, помогают малышу избавиться от прямолинейного стереотипного мышления. Только игра с простыми вещами помогает детям обследовать окружающий мир, знакомиться с его свойствами, развиваться гармонично и постепенно. А единственную фантазию, которую развивает кукла со всеми возможными дополнительными опциями (типа «шкаф с одеждой», «лимузин», «замок», «собачка», «бойфренд» и т.п.) – это фантазию родителей, которые не знают, откуда еще взять денег на всякие барбины чудеса.
Возможно, именно осознание этого факта привело к тому, что невиданным ранее спросом стали пользоваться игрушки рустикальные, такие, которые будто пришли из детства наших бабушек и прабабушек. «Суровое детство, деревянные игрушки» – это не про наших детей. Те малыши, кому покупаются развлечения, словно взятые из преданий старины глубокой – тряпочные куклы, деревянные лошадки-качалки, бирюльки, глиняные неваляшки, – могут считаться счастливчиками. Ведь у их игрушек все в порядке и с медицинским аспектом (они изготовлены из натуральных материалов, в них нет ядреных красителей, они экологически чистые), и с эмоциональным. Да и навыки они формируют самые важные.

Признаюсь, когда дочь в очередной раз засмотрелась на ярко накрашенную куклу Братц в короткой юбчонке, я потащила ее к витрине бутика, в которой стояли куклы моей мечты – куклы Хюнгеральд Гюнвельд в старинной одежде. «Вот это – настоящие принцессы», – восторженно выдохнула я. И я счастлива, что моя суперсовременная дочь чуть ли не впервые со мной согласилась.


Купить
свежий номер