Официальная интернет-версия бумажного журнала

Антон Комолов: «Главное — рассказать сыну о смысле жизни»

В этот раз героями нашего «Интервью со звездой» стали популярный телеведущий Антон Комолов и его жена Владлена. Два с половиной месяца назад в их семье случилось долгожданное прибавление — родился сын Андрей. Мы беседовали с Антоном и Владой буквально обо всем, так что статья получилась не совсем обычной.
Практически после каждой фразы Антона нужно ставить примечание «шутит» или «смеется». Сложилось впечатление, что Антон шутит всегда.

komolov

— Антон, Влада, расскажите, пожалуйста, о том, как вы познакомились?
Антон:
Мы с Владой познакомились на отдыхе в Испании. Туда приехали большой компанией, в которой знакомы были далеко не все. Но постепенно стали знакомиться. Я и Влада познакомились ближе всех. Это было девять лет назад, в 1997 году, и с тех пор мы вместе.
— Вы с самого начала жили отдельно или на первых порах с родителями?
Антон:
Я всегда придерживался той точки зрения, что жить надо отдельно от родителей. Какими бы хорошими они ни были, нужно иметь свое жилище. А свой дом в наше время — это вопрос очень сложный, и на его обустройство уходит довольно много времени. Но к тому моменту, когда мы узнали, что у нас скоро будет ребенок, все было уже готово. Так что сын появился вовремя, даже чуть позже чем мы планировали.
— Антон, как вы отреагировали на слова жены о том, что скоро станете папой?
Антон:
Мы конечно же готовились к тому, что у нас будет ребенок. Я очень хорошо помню тот момент, когда узнал, что скоро стану папой. Даже помню, где это было — где-то в районе ванной… Я думаю, что многие люди узнают о том, что у них будет ребенок, именно в таких местах… Девушки узнают об этом непосредственно в этой комнате, ну а молодые люди — находясь где-нибудь в окрестностях.
Мы конечно же очень были очень довольны, что станем родителями. Но бурно проявить свое счастье, к примеру закружить жену на руках, я не мог, так как на ранних сроках беременности резкие движения неполезны. Так что мы просто очень аккуратно обнимались от радости.
— Как реагировали ваши коллеги и друзья, когда вы рассказывали, что будете отцом?
Антон:
Близкие друзья сказали: «Ну наконец-то». А многие спрашивали: «Ну как?!?!» И пристально смотрели в глаза. Наверное, я должен был сказать что-то нецензурное, напиться, сказать, как я рад, а потом — что не ждал этого ребенка.
— Как проходила ваша беременность?
Антон:
У меня — в целом нормально. Только болел сильно на втором месяце.
Влада: И у меня тоже. Но в начале, когда Антон простудился и заболел, мне не удалось избежать его участи. Так что боролись с простудой вместе, только разными способами. Антон таблетками, я — травками, и вместе — народными средствами. Сначала я за ним ухаживала, потом он меня приводил в чувство.
Потом как-то все шло довольно гладко. Только малыш последние 8 недель почти спать не давал. То кулаками пихался, то ножки куда-то не туда укладывал, то икать начинал. Особенно когда ему не нравилось то положение, которое я принимала для сна. Парень он у нас довольно крупный оказался (3,8 кг, 56 см), поэтому ему было тесновато в моем животе. Из-за нашей крупности и гулять последние недельки перед родами было тяжеловато. Очень быстро спина и ноги уставали. А так в целом грех жаловаться. Все было нормально.
Вообще, я работала всю беременность. Сначала режиссером-постановщиком, организовывала всевозможные мероприятия, как и до беременности, а когда уже срок был большой — занималась только написанием сценариев вечеринок, шоу-программ и т.п. Но конечно, я старалась контролировать данный процесс и никогда не засиживалась за компьютером подолгу. Обязательно делала перерывы, гуляла. Последняя моя работа вся была за компьютером. Доделав очередной проект, я выключила компьютер и через два часа поехала рожать.
Я и в настоящее время продолжаю потихонечку работать, но оказалось, что сейчас это намного сложнее делать, чем во время беременности. Малыш требует постоянного внимания и заботы. Ведь именно сейчас ему, как никогда, нужна мама. Да и самой, честно говоря, совершенно не хочется отрываться ни на что от этого вкусно пахнущего комочка, особенно когда он сопит и попискивает у груди. Поэтому практически от всех проектов приходится отказываться. Но я не жалею. Работа никуда не денется. Мой ребенок для меня важнее моей карьеры.
Еще я практически всю беременность провела за рулем. Но конечно, без особого фанатизма. Не путешествовала на слишком большие расстояния, старалась проводить за рулем не больше полутора-двух часов в день и, естественно, не каждый день. Только на поздних сроках, когда мы ездили по врачам, за рулем уже был преимущественно Антон. И лишь когда у него не получалось поехать вместе со мной из-за работы, я ездила на консультации сама.
Антон: А вот я, что греха таить, за рулем провел все время до самых родов. Даже в роддом я приехал на своей машине.
— Вы ездили куда-нибудь отдыхать во время беременности?
Влада:
Было у нас и путешествие во время беременности. Мы летали на самолете в Испанию, летом, когда у нас был срок 5–6 недель. Конечно, предварительно мы проконсультировались с врачом. Противопоказаний не было, что нас очень обрадовало. Отдыхали три недели, одну из которых провели путешествуя по разным городам Испании. Пеших прогулок было много, но они были непродолжительными, и мы обязательно отдыхали по дороге несколько раз где-нибудь в уютных уличных кафешках или в парках.
В общем эти прогулки были абсолютно не обременительны, учитывая, что еще и Антон всячески оберегал меня. Удовольствия получили массу, так же как и наш Морковкин в пузике, я уверена. А потом две недели мы провели на море, где от души наплавались. Практически всю беременность и в Москве мы плавали в закрытом и открытом бассейнах.
— Когда вы еще не знали, кто родится, кого вы больше хотели: девочку или мальчика?
Антон:
С самого начала мне скорее хотелось девочку. Потому что с девочкой можно больше проявлять нежности и так далее. Но когда сказали, что будет мальчик, я даже еще больше обрадовался — будет с кем поиграть в баскетбол. Да и во мне, как, наверное, в любом другом мужчине, живет мысль о «наследнике» и «продолжателе рода».
— Антон, а по врачам Влада ходила одна или вместе с вами?
Антон:
Мы с женой практически ко всем врачам ходили вместе, особенно на УЗИ. Мне кажется, во всех медицинских центрах на дверь кабинета УЗИ надо повесить объявления типа «И папа заходи!».
Влада: Мне только очень жаль, что на одном из УЗИ, когда Андрюшка, тогда еще по прозвищу Морковкин, повернулся ко мне на экране лицом и помахал ручкой, Антон не присутствовал. И поэтому не смог увидеть это фантастическое «приветствие инопланетянина».

komolov

— Пол ребенка определили сразу? Не было сомнений у врачей?
Влада:
Почему-то мне сначала казалось, что у нас обязательно будет девочка. Даже имя ей придумала. Но таким именем наши друзья назвали свою дочку, которая уже родилась на тот момент, поэтому я подумала-подумала и решила, ну да ладно, тогда пусть будет мальчик. Антон действительно еще во время раннего УЗИ в расплывчатых кружочках и палочках разглядел мальчика. А я поняла, что скоро в нашей семье появится еще один настоящий мужчина, лишь после демонстрации мне на более позднем сроке красочной, четкой картинки мужского достоинства.
— Как вы выбирали имя своему будущему малышу?
Антон:
Когда мы с Владой убедились, что это мальчик, то дали ему прозвище — Морковкин. На более поздних сроках его можно было переименовать, но нам не хотелось. Так он и был у нас Морковкиным, пока уже после рождения не стал Андреем.
Мы вообще долго выбирали ему имя, лазили по всяким там словарям… Попадались совершенно замечательные: Сысой, к примеру, или Сосипатр — тоже, я считаю, хорошее имя…
Влада: Были еще варианты. Например, назвать сына Феогност и отправить в будущем его учится в мединститут. Представляете: «Врач-диагност Комолов Феогност». Или Конан, представьте себе Конан Комолов — чемпион по армреслингу, встречайте! По-моему, отлично звучит. В общем, это было очень веселое время, когда мы придумывали имя нашему ребенку.
Антон: Но в итоге тройка финалистов у нас состояла из традиционных имен, а победил именно Андрей. Это — не в честь родственников. Просто имя красивое, звучное, значение хорошее и даже легендарное — Андрей Первозванный, Андрей Рублев, Андрей Губин…
— Антон, у жены сильно изменился характер в эти 9 месяцев беременности?
Антон: Я старался не спорить с женой во время беременности. Вы когда-нибудь пробовали что-то доказать беременной женщине? Это нереально. Потом, у тебя в голове постоянно сидит мысль о том, что ей сейчас нельзя нервничать, что все сразу передается ребенку, и так далее. Так что мне было проще во всем с женой соглашаться.
Влада:Каких-то особенных капризов у меня не было, какие обычно приписывают беременным. Помнится, даже О’Генри посвятил этому свой рассказ. Во всяком случае Антон не ходил ночью за персиками, черной икрой или чем-то в этом роде… На солененькое меня не тянуло, мел я не грызла, вареньем с селедкой не объедалась. Резких перепадов настроения также за мной не замечали. Единственное, чего хотелось почти всегда, — это спать.
— Во время беременности у женщины возникают тысячи вопросов. Где вы находили ответы?
Влада: Во время беременности, как любая будущая мама, я накупила множество всякой специализированной литературы по теме. И половины из этого мне не удалось прочитать, а Антон прочитал все! И теперь знает больше, чем я. Более того, начитавшись книжек, Антон задавал врачам настолько сложные и профессиональные вопросы, что они просто терялись и потом тихонько спрашивали меня, откуда у моего мужа такая невероятная осведомленность…
— Какие вопросы интересовали вас в первую очередь?
Антон:
Питание, режим и, конечно, подготовка к родам и сам процесс. Пытался Владе говорить, что есть и когда ложиться спать. Безуспешно. Беременной что-то говорить — бессмысленно.
— Многие пары опасаются вести активную половую жизнь в эти 9 месяцев, а вы как относитесь к этому вопросу?
Антон и Влада:
Что касается секса во время беременности, то мы считаем, что если есть здоровье, желание и нет противопоказаний, то можно это делать все 9 месяцев, и даже перед самыми родами.
— Верили ли вы в какие-нибудь «беременные» приметы?
Влада:
Мы ни в какие странные приметы не верим, поэтому покупали все необходимое малышу заранее. Ползунки, пеленки, распашонки, чепчики, вещи на выписку и т.п., покупали в популярных детских магазинах, благо несколько таких магазинов находятся рядом с нашим домом. Такие вещи, как кроватку и коляску, сначала искали в Интернете. Но знаете, как бывает часто в интернет-магазинах: заходишь на сайт, где представлено огромное количество моделей, а захочешь что-то заказать — оказывается, одного нет, другого нет… Критерии, по которым выбрали магазин, просты — это цена, ассортимент и наличие товара. В результате, купили кроватку и коляску в Eurobabyshop. Всем очень довольны.
Еще я стриглась и красилась во время беременности. Нормальная женщина всегда хочет выглядеть ухоженной и привлекательной, даже в этот период. Не понимаю, как это может повлиять на ребенка. Да и большинство хороших современных врачей считают, что в разумных количествах, используя только качественные препараты (благо сейчас есть из чего выбрать) и без излишних выкрутасов («химия», мелирование) это не может повредить малышу и маме. Если только у мамы нет каких-то специфических заболеваний, аллергии или других проблем. Врачи говорили мне, что этот запрет в основном просто примета и не имеет под собой никаких разумных оснований.
Антон: Я вот верю в примету, что если кто-то с сильным кашлем подойдет к вашему ребенку, то малыш может заболеть. Поэтому общение с внешним миром стараемся дозировать.
— Вы рожали в ПМЦ. Остались довольны выбором роддома?
Влада:
Про свои роды и несколько недель до них, когда я обслуживалась в ПМЦ, могу говорить бесконечно. Моим подругам и знакомым, особенно тем, кто опрометчиво задавал мне вопрос: «Ну как рожала? Где?» — приходится выслушивать мои многочасовые монологи о всех прелестях того периода. Одним словом, если каждый раз рожать, как я рожала в ПМЦ, то можно увеличивать численность своего семейства чуть ли не каждые два года.
Антон: А я вообще подумал: те обещанные деньги, «Материнский капитал», которых все равно на руки никому не дают, лучше всего было бы пустить на организацию качественных роддомов. Тогда женщины и без всяких денег будут рожать, потому что это будет для них легко и нормально. Они больше не будут бояться родов, будут знать, что в роддоме им всегда помогут и поддержат.
Антон и Влада: Мы очень благодарны врачу, который принимал у нас роды, и всей команде медперсонала, которые помогли появиться на свет нашему Андрюшке.

komolov

— Мы знаем, что ваши роды были партнерскими. Трудно было решиться на такой шаг?
Влада:
Сначала мне казалось, что присутствие мужа на родах — это лишнее. Особенно после прочтения нескольких статей о том, как мужья теряют не только сознание во время родов, но и интерес к своей жене после них. Но потом поняла, что мне очень хочется, чтобы Антон был в это время рядом со мной. Это произошло после того, как я узнала от него, что, оказывается, он этот вариант рассматривает как вполне реальный! Вообще поддержка близкого человека очень важна в такой довольно экстремальной ситуации, как роды. А что касается отношений, если они серьезные и настоящие, то совместные роды только укрепят их. Мы ведь оба так думаем, правда, Антон?
Антон: Влада меня все спрашивала, пойду я или не пойду на роды… Я все отвечал, что пока не решил… И вот в один из дней она меня опять спросила, я задумался, а она мне говорит: «Спасибо тебе, мне так это нужно»… Ну тут уж я не мог пойти на попятную. Шучу, конечно. Если серьезно, то я с Владой согласен.
Влада: В принципе, я была готова к тому, что Антон может передумать. У нас есть одна знакомая пара, они собирались рожать вместе, но в последний момент муж ушел из родового бокса, просто не выдержал. Поэтому я всю дорогу говорила Антону, что если ты вдруг передумаешь, я не обижусь.
Но то, что он все-таки остался, для меня очень много значило. Ведь в процессе родов, когда самый близкий твой человек держит тебя за руку и шепчет ободряющие слова на ухо… Это ни с чем не сравнимые ощущения!
— Антон, какие воспоминания о присутствии на родах у вас остались?
Антон:
Само присутствие в родблоке не страшно. Немного пугает то, что ты не знаешь, как именно должен идти процесс, и тебе все время кажется, что раз врачи засуетились, значит, что-то не так. А вообще мне кажется, что присутствие на родах — это очень индивидуально. Если у вас есть хоть крохотный червячок сомнения, наверное, не стоит идти, иначе он может превратиться в огромного червя.
— Помните первые минуты жизни сына?
Антон: Сразу после рождения Андрюшу помыли, запеленали и отдали мне на руки, а через 15 минут приложили к маминой груди. Он очень смешно к ней сразу «присосался» и довольно долго и усердно выполнял свои «сыновние обязанности». А потом, когда врачи наблюдали за состоянием Влады, сына снова дали мне на руки, и мы с ним два часа ходили по палате вокруг Влады и разговаривали. Я рассказывал сыну, в чем смысл жизни, что его ждет в ближайшие 70–80 лет, о том, что энергии Солнца хватит примерно на 3 миллиарда лет, а потом оно превратится в белого карлика, и так далее.
Влада: Это было так здорово, смотреть на них. Антон разговаривал с Андрюшкой, а тот внимательно смотрел на него, как будто все понимал, только ответить не мог. Когда они подходили ко мне и Антон клал Андрюшу рядом со мной, он и на меня смотрел. Такими мудрыми глазами. Это было удивительно. Ведь врачи говорят, что новорожденные почти ничего не видят и даже не могут сфокусировать взгляд на объекте, но наш-то фокусировал! Да еще как! Особенно когда Антон рассказывал про белого карлика.
— Устраивали ли вы что-нибудь особенное на выписку? Если да, то как это у вас было?
Влада:
Муж устроил мне и Андрюшке сюрприз на выписку из роддома — нас
встречал популярный теле- и радиоведущий Антон Комолов. А ведь он — мой кумир!
— На кого похож ваш сын?
Антон:
Я не из тех родителей, которые сразу после рождения начинают искать сходство. Ребенок еще неоднократно поменяется. Годам к двум-трем посмотрим. А пока мы сравнивали мои детские фотографии (правда, мне там уже месяцев пять) и Андрюшкины. Нижняя часть лица у нас абсолютно одинаковая.
— А как вы относитесь к домашним родам? Сейчас столько об этом говорят и пишут…
Антон:
У нас есть друзья, которые рожали дома. В воде. У них, слава Богу, все прошло хорошо. Девочка в полтора года уже замечательно плавает. Намного лучше меня, например. Нам конечно становится страшно, когда они нам рассказывают о своих родах, но у них все прошло удачно.
Влада: Несмотря на это, у меня не возникло желания повторить их опыт. Видимо, каждый выбирает то, что ему ближе. Для меня роды дома — это неоправданный риск. Возможно, я перестраховщица, но рядом с опытными врачами и современным оборудованием, что в комплексе если «вдруг что», всегда поможет уберечь меня и моего малыша от разных бед, чувствую себя намного увереннее. Хотя в целом врачей не очень люблю. Пусть извинят меня они, ничего личного. Просто, видимо, сказывается более ранний негативный опыт общения с отечественной медициной.
— Антон, то, что вы стали отцом, как-то сделало более спокойным ваш напряженный рабочий график?
Антон: Так сложилось само собой, что у меня сейчас не очень много работы, что меня очень радует, потому что я могу посвятить больше времени сыну. Несколько раз, правда, мне приходилось отказываться от проведения каких-то мероприятий в других городах на поздних сроках беременности. А на роды я вообще приехал с церемонии, где был ведущим. Провел репетицию, а на церемонию остаться не смог — Андрей решил родиться.
— Помогают ли вам сейчас бабушки и дедушки??
Влада:
Родители Антона, да и мои живут от нас довольно далеко, на другом конце Москвы, но что удобно для нас — в одном районе. Правда, сейчас, пока Андрюшка маленький, чаще они приезжают к нам, чем мы к ним. Конечно, родители нам помогают. Особенно мама Антона. За что я ей очень благодарна.
— Существует ли в вашей семье распределения обязанностей на папины и мамины?
Влада:
Мне кажется, мы сразу все очень грамотно распланировали. Ночью я встаю к ребенку, а утром, если Антону не надо сразу ехать на работу, он встает, берет Андрея и уходит с ним в другую комнату на три часа. Они там играют, давая мне возможность немного выспаться после «ночных бдений». Андрею очень нравится общаться с папой. А мне нравится за ними подглядывать… Они очень похожи!
Антон: Мы с сыном стараемся каждый день делать зарядку, легкий массаж, иногда вместе принимаем ванну. Несмотря на то что мы оба мужчины, нас это не смущает. Именно во время такой вот зарядки Андрюшка впервые стал разговаривать со мной. Конечно, так, как может, но по-моему мы сразу нашли общий язык. Мы оба только в общих чертах понимаем, что говорит собеседник.
— А если вам обоим надо куда-то уехать, как вы решаете эту проблему? Есть ли у вас няня?
Влада:
Сейчас очень плохо себе представляю, как я смогу отдать своего сына в чьи-то чужие руки. Вообще я очень легко схожусь с людьми, но доверить кому-то своего ребенка мне будет сложно. Тем более после того, как мы наслушались страшных историй про то, что делали няни с детьми, пока родителей не было дома… Наверняка многие видели эти ужастики по телевизору. Вдруг наша няня окажется таким монстром в ангельской оболочке? Даже думать об этом сейчас не хочу. Мне не нужны стрессы, ведь я хочу кормить сына сама, как можно дольше. Так что мы пока обходимся без няни.
— Подарили ли вам что-нибудь особенное на рождение Андрея?
Антон:
Нам много чего подарили. Наши друзья сами любят детей. А уж если это — дети тех, с кем ты близко общаешься, то это событие вдвойне. Дарили всякие полезные штуки: видеоняни, стульчики для кормления… Мои родители вдобавок ко всему подарили особенную ложку с гравировкой на память.
— Кем вы видите вашего сына в будущем?
Антон:
Хорошим человеком, как бы пафосно и банально это ни звучало. Хочется, чтобы он был Настоящим Мужчиной. Честным, справедливым, великодушным. Конечно умным. И успешным на том пути, который он выберет.
— А кем вы сами хотели стать в детстве?
Антон: Я был ребенком-акыном. Что видел, тем стать и хотел. Зимой — дворником, потому что очень уж красивые сугробы у них получались. В любое время года — водителем автобуса. Такой руль! И справа — специальный «домик», на котором мелочь и талончики лежат. Еще водителем такси — чтобы зажигать сигарету от прикуривателя (сейчас вырос и не курю). Ну и космонавтом межгалактической экспедиции (только при наличии технологии анабиоза).
— Влада, мы знаем, что вы уже начали заниматься восстановлением фигуры после родов, расскажите об этом…
Влада:
Во время беременности я только плавала в бассейне. Сейчас, уже после родов, я начала ходить на программу по восстановлению фигуры, которая называется «Молодая мама». Началось все с Антона. Как-то я рассказала ему, что есть такие замечательные восстановительные комплексы, и он взял и подарил мне на Новый год сертификат на целый пакет услуг по программе «Молодая мама». Туда входят различные обертывания, пилинг, массаж и т.п. Так как мы с Антоном — люди дотошные, перед тем как пойти на этот курс, мы выяснили у врачей, не вредно ли это кормящей маме. Нам сказали, что никаких противопоказаний в моем случае нет и я могу спокойно ублажить мое «измученное» тело.
Антон:Так что сейчас Влада делает почти все, что ей нравится, но конечно без особого фанатизма, да ей это и не нужно, так как за беременность она прибавила в весе очень мало и ее фигура практически не изменилась.
— Антон, когда вы гуляете с сыном во дворе, вас, конечно, узнают, подходят ли к вам за автографом?
Антон:
Во дворе ко мне за автографами не подходят. Я им уже надоел — хожу и автограф-сессии провожу! Может, хоть сын подрастет и возьмет автограф у отца, а то совсем безрадостная картина получается!
— Вообще, как ваша известность сказывается на личной жизни?
Антон: Мне сложно иметь детей на стороне. Сразу все становится достоянием общественности и приходится переписывать на других «звезд». Вот Беккер на себя девочку-негритенка записал. Да даже гулять с чужими детьми непросто! Выйдешь с какой-нибудь девочкой соседской погулять (за денежку, конечно). И сразу кричать все начинают: «Комолов снова родил на стороне». Или того хуже: «Комолов ворует детей и продает их за границу». Зачем они так? Если и было, то всего пару раз…
— Тяжело вам быть и звездой, и молодым папой одновременно?
Антон:
Тяжело быть звездой и немолодым папой. Годы не те, здоровье подводит. Раньше ведь как? Взял коляску — и гуляешь до самого Подольска. А теперь максимум — в Измайлово и обратно.

P.S.

Влада: Я вынуждена была отвечать на вопросы слащаво-романтически, чтобы компенсировать цинично-юмористические высказывания Антона. А вообще в жизни я намного циничней его. Вот так мы и живем!
Антон: Хочу пожелать всем читателям журнала «Роды.ru» — рожайте не ради «Материнского капитала», а ради самих себя и в первую очередь — ради детей!

Купить
архивные номера