Официальная интернет-версия бумажного журнала

Елена Бережная: беременностью нужно наслаждаться!

Бережная
Маленькая, хрупкая, артистичная блондинка в свои 30 лет успела добиться многого: в парном катании стала четырехкратной чемпионкой России, двукратной чемпионкой Европы и мира, Олимпийской чемпионкой в Солт-Лейк-Сити и любимицей публики. Кроме того, она небезуспешно проверила себя на прочность в мире политики. Год назад эта стопроцентная женщина начала осваивать совершенно новую для себя роль — матери и семейной дамы. И это стало самой значимой победой на жизненном пути знаменитой фигуристки.

— Лена, вы уже год как мама. Первые эмоции, наверное, улеглись. Какие сейчас ощущения от материнства?

Елена: Да, моему сыну Тристану уже 1 год и 2 месяца. Жизнь потихоньку устаканивается, уравновешивается. Мы со Стивеном, его папой, как-то поспокойнее стали. Но конечно, это уже жизнь совсем другого уровня, не сравнится с прежней: ритм, да и заботы уже не те. И Тристанчик теперь не просто лежит и ничего не делает, а уже всех строит, жизни учит.

— Такой активный растет?

Елена:Очень, чересчур активный. На месте никогда ни секунды не сидит. Ерзает все время, бегает.

— А понимает, что его родители — звезды фигурного катания?

Елена:Да он скорее понимает, что он — звезда. Ну совершенно звездный ребенок растет. Иногда совсем «звездит»: требует, чтобы на него все смотрели, слушали, хлопали ему. Какой-то артист, а не спортсмен.

— А вы и Стивен хотите из него спортсмена вырастить, тоже на коньки поставить?

Елена:Ну коньки-то нам никак не обойти. Думаю, что Тристан считает, что если в течение дня ни разу не вышел на лед — значит, день для него не состоялся. А вообще, в будущем нам хотелось бы видеть сына футболистом: будет по траве бегать, с мячиком, под солнышком — красота! У него и сейчас любимая игрушка — мячик, а все, что круглое, —«гол!» (смеется). Да, спорт обязательно должен быть в жизни мальчика, двигаться ему надо.

— Тристан — такое необычное, интересное имя. Кто его придумал, кто предложил?

Елена: Имя предложил папа, Стивен. Он же у нас англичанин. И это настоящее английское имя. Из всех тех имен, что были в английском словаре, это оказалось для меня наиболеезнакомым. Поэтому я была не против того, чтобы так назвать сына. Хорошее имя.

— А ласково как вы сына называете? Есть уменьшительно-ласкательная форма у этого имени?

Елена: Сына все называют по-разному: некоторые Тришей, кто-то — Тристанчиком. А я его Чочиком зову.

— Сын на кого больше похож: на вас, на папу?

Елена: Думаю, больше на папу. От такой светленький, беленький. Стивен до 12 лет тоже такой белый был. Многие говорят, что сын на меня похож, но я так не считаю. Характер у него уж точно не мой. Слишком Тристан активный.

— Лена, расскажите что-нибудь о Стивене. Как и где вы познакомились?

Елена: Со Стивеном… (задумалась) мы не знакомились! Мы знали друг друга на протяжении всего нашего существования в фигурном катании: ведь на всех турнирах мелькают одни и те же лица. С 1992 года мы со Стивеном уже узнавали друг друга. А вот близко общаться и встречаться начали только в 2006 году.

— Неожиданно вспыхнула любовь?

Елена: Да нет. Прямо такой запредельной влюбленности не было. Просто сразу было понятно, что это серьезно. Несмотря на то что Стивен на тот момент был женат, было понятно, что это «оно».

— Этого «оно» долго ждали?

Елена: Наверное, да. Все приходит тогда, когда должно прийти.

Бережная
— Все поклонники, наверное, ожидали, что вы создадите семью с вашим партнером по фигурному катанию Антоном Сихарулидзе?

Елена: Да давно уже все в прошлом. Как-то мы перешли с ним на другой уровень общения. Родными людьми совсем стали, как брат и сестра. Такое вот родственное общение началось, поэтому в жизни наша пара не состоялась. Но у нас с Антоном очень хорошие отношения. И родители наши общаются.В последнее время, правда, видимся реже.

— Лена, а свадьба у вас со Стивеном была?

Елена: Нет, свадьбы еще не было. Мы с ним смеемся: «Второго родим — тогда поженимся!» Пока нет времени такими мелочами заниматься. Сын вот растет — какая же свадьба? (Улыбается.)

— Ну как это? В белом платье же хочется побыть, невестой себя почувствовать?

Елена: Да не смотрю я особо на эти свадьбы. Свадебный переполох, суета — все это не для меня. Делаешь праздник уж точно не себе, а другим. Есть у нас со Стивеномзаветная мечта: собрать всех друзей и съездить отдохнуть — вот это было бы здорово! Без всякой там свадебной мишуры.

— Современный подход, практичный.

Елена: А как иначе? В XXI веке ведь живем. Вот даже Антон Сихарулидзе говорит: «Зачем жениться, потом ведь надо будет разводиться?» Когда уж приспичит или с документами проблемы возникнут — тогда и распишемся.

— Отдых, кстати, какой предпочитаете?

Елена: Море, солнышко, песочек… Лежать, отдыхать. Спорта и активности мне пока в повседневной жизни хватает.

— Лена, расскажите о своей беременности. Как вы узнали, что ждете ребенка?

Елена: Мы все ждали, ждали, ждали беременность, а она не наступала. Потом уже не ждали. И вот как раз когда расслабились, перестали ждать, забыли — тогда все и случилось.

— А Стивену как обо всем рассказали?

Лена: Он далеко был, поэтому рассказывала по телефону. Так вот все по-современному получилось. Для него это был шок. Легкий шок. Он мне сразу начал кучу вопросов задавать: «Куда ехать? Что мне делать? Что тебе нужно? А что ты ешь? К каким врачам надо записать?» Эйфория такая.

— Как сама беременность протекала? Тяжело было?

Елена: На самом деле очень легко. Не было ни токсикоза, ни варикоза — никаких неприятных вещей. Настроение резко не менялось, спина не болела, отеков не было. Как-то я всегда думала, что все должно быть по-другому.

— Может, помогло то, что вы — профессиональная спортсменка, организм закаленный, натренированный?

Елена: Я, наоборот, всегда думала, что спортсмены — это инвалиды. Я из-за этого и ожидала осложнений во время беременности. А тут все так легко, хорошо прошло. Удивительно.

— Никаких странных желаний не было?

Елена: В еде я не привередничала. Зимой арбузов не хотелось. Я все ждала, когда эти странности появятся, но такого не случилось. Cadillac вот только захотелось купить!

— И?..

Елена: Ну я и купила его! (Смеется.) Ходили смотреть машину брату — и доходились. Старший брат так и ездит теперь на нем.

— А какие-нибудь необычные истории во время беременности с вами приключались? Знаки, может, какие-нибудь были?

Елена:Все мое начало беременности прошло в политике. Я тогда была депутатомСтавропольского края. Поэтомудаже времени не было на «беременное» настроение, когда все вокруг красиво, везде листочки-цветочки. В общем, в облака не улетела, в магию не ударилась. Все так жестко было. Мы даже Тристана под это настроение, когда он еще во мне был, президентом называли. Так вот он сразу в политику ворвался.

— Тяжела жизнь политика?

Елена: Совсем не легкая. Даже труднее спорта. Спортсмену-то что — волосы причесал, кроссовки надел и пошел. А политику каждый день, ежеминутно быть готовым ко всему. Может, это просто я такая требовательная и ответственная. Да и вникнуть во все было трудно. Коллеги, правда, очень помогали. А в целом было трудно, но интересно.

— Не хотели бы всю жизнь заниматься политикой?

Елена: Когда я стану большой и сильной — может быть. Но это во мне что-то поменяться должно. А пока мне и так очень комфортно.

— Перед родами какие-то страхи и опасения были?

Елена: Я помню, что общий настрой был такой, когда знаешь, что все будет хорошо.

Бережная
— А рожали вы где?

Елена:В Англии.

— И всю беременность тоже в Англии провели?

Елена: Нет, только последние месяца два. А так я тут, в России, политикой занималась: законы сочиняла, пенсии повышала (улыбается).

— И как это все там, в Англии, происходит?

Елена: Я попала в чисто английский госпиталь. Только последние два месяца там была, наблюдалась. До этого в России жила. Знаете, в Англии особо за вами никто не следит. У нас чуть ли не каждый день, особенно на последних сроках беременности, надо врачу показываться. А там, если все протекает хорошо, если хорошо себя чувствуешь, — все, гуляй. Если возникнут проблемы — тогда приходи. А так — сидите дома, пока воды не отойдут. В общем, там настолько все спокойно, что я даже возмущалась иногда, думала, что это неправильно.

— Школу для беременных посещали?

Елена: Да. Мне кажется, это полезно. Надо же к родам и материнству подготовиться, а не как слепой котенок ко всему подходить. В такой школе действительно многому научат, расскажут, покажут.

— Сами роды как прошли?

Елена: Ой, вот это происходило долго и трудно. Рожала я 23 часа. Потом внепланово мне сделали кесарево. Там, в Англии, до последнего борются за естественные роды. Но я изначально знала, что это не мой случай. Поэтому не удивилась, когда мне сказали о необходимости операции. Скорее, даже успокоилась: мол, теперь-то вот все будет как надо.

— А Стивен на родах присутствовал?

Елена: Да, он все свои выступления отменил, приехал, чтобы быть со мной. Поддерживал меня морально, рассказывал, что происходит. Мне одной было бы нелегко. Мне врачей понять было сложно из-за их акцента, поэтому мне муж все переводил, термины объяснял.

— После родов как себя чувствовали?

Елена: Все болело, двигаться было больно. Зато через четыре месяца я полностью восстановила прежнюю форму.

— Во время беременности по работе скучали?

Елена: Я к тому времени настолько устала от постоянных разъездов, переездов, катаний, что этот отпуск оказался как раз вовремя. А вот сейчас снова вовсю работаю, с удовольствием.

— Вам много вещей подарили в связи с рождением Тристана?

Елена: Тристан, по-моему, до сих пор носит все то, что ему надарили. Я все мечтаю: когда же я начну одевать сына так, как я хочу? Огромные, огромнейшие чемоданы одежды мы вывозили из Англии. Все соседи и знакомые дарили малышу что-нибудь из одежды.В Петербург приехала — то же самое. Кроме одежды, конечно, всяких игрушек и пледов немало подарили.

— А детскую комнату вы для Тристана заранее готовили?

Елена: С нашими переездами это просто невозможно. Нельзя же везде, где мы останавливаемся, иметь детскую. Спит сын все время с нами. В детской кроватке он плохо спит, не больше 15 минут, а потом быстренько к нам перебирается. Вот когда определимся, где будем жить, тогда сделаем для Тристана отдельную комнату. От этих мыслей, правда, голова кругом идет. Никак не решим, где нам все-таки остаться.

— Жизнь с появлением сына сильно изменилась?

Елена: Да, очень сильно. Как бы мы ни старались все оставить как есть — это невозможно. Все само меняется. Всегда теперь с мальчиком кто-то должен быть рядом: няня или бабушка. У нас, правда, няни нет. Бабушка выручает. Когда надо, она всегда с нами. Невозможно и работать, и воспитывать ребенка. По крайней мере, пока он не станет старше и не пойдет в садик или школу.

Бережная
— А папа какое участие принимает в воспитании сына?

Елена: Папа у нас залетный (смеется). Не так часто с нами время проводит, как хотелось бы, — из-за работы, где ему приходится проводить очень много времени. Тристан очень скучает — дни до приезда папы считает, ждет его под дверями. Со мной-то он почти все время находится, даже на тренировки ездит, сам катается. Но когда папа есть, когда он с нами — тогда наступает папин день. Я в такие дни беру Тристана, иду к Стивену и говорю: «Папа, это твой сын, занимайся, а я пошла». Сначала они ищут общий язык, притираются. А в конце дня — уже настоящие друзья, в футбол играют, и все у них замечательно. Мама уже особо и не нужна.

— Кстати, а на каком языке учите Тристана разговаривать? На русском или на английском?

Елена: Я Стивена прощу с ним только на английском общаться. Настаиваю на том, чтобы у сына были «недели английского языка». На русском я и бабушка с ним много общаемся. А пока что у сына какой-то свой язык, лепет. Он болтает просто без умолку. Очень разговорчивый ребенок. Если не конкурент Максиму Галкину, то уж точно достойный продолжатель. Говорун ужасный.

— Лена, вы можете сформулировать какие-то основные правила, принципы воспитания?

Елена: Я делаю все так, как чувствую. Как интуиция подсказывает. Если, например, сын есть не хочет — не надо, поест, когда захочет. Хотя трудно еще рассуждать об этом. Тристан еще маленький. И проблемы маленькие. В общем, стараемся искать подход.

— Планируете ли вы со Стивеном еще детей?

Елена: Да, подумываем об этом.

— А скольких еще хотите?

Елена: Ну вот два имени у нас еще в запасе есть, так что двоих детей еще смело можно рожать, девочку и мальчика.

— В последнем своем проекте — «Звездный лед» — вы катались в паре с Димой Биланом. Муж не ревновал?

Елена: Дима — замечательный. Он привносил свою волну движения, энергии. Мне это очень нравилось. Все время с ним было весело. Он как-то разряжал обстановку, да и сам, наверное, так разряжался. Муж понимает, что это моя работа, и конечно же не ревнует. По крайне мере, вида не показывает (улыбается).

— А какие у вас планы на ближайшее будущее?

Елена: Сложно сказать — планы меняются каждый день. Жизнь сама диктует планы. Строим одни, а получается иначе.

— Лена, что вы можете пожелать всем тем, кто готовится стать мамой?

Елена: Желаю им абсолютно отдаться этому состоянию, насладиться этим временем, когда все за тобой ухаживают и беспокоятся. Отдыхайте, набирайтесь сил, потому что потом не будет ни минуты покоя. По крайней мере в ближайшие два года точно.

Купить
архивные номера