Официальная интернет-версия бумажного журнала

Интервью с Дианой Гурцкой. «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальных…»

В этот раз героями нашего звездного интервью стала очень необычная и интересная пара — популярная певица Диана Гурцкая и ее муж Петр Кучеренко. Мы беседовали супругами в тот момент, когда они еще только готовились к своей новой роли — родителей. В преддверии этого радостного события Диана и Петр согласились рассказать нашему журналу историю своей любви, жизни и ожидания малыша.

гурцкая

— Расскажите, пожалуйста, о том, как вы познакомились.
Петр:
В 2003 году мы с известной политической леди Ириной Хакамадой работали над предвыборной программой Союза правых сил: она была вице-спикером Госдумы от СПС, а я возглавлял молодежный блок. И как-то в одном из телефонных разговоров Ирина спросила, известна ли мне певица Диана Гурцкая. Разумеется, я о ней слышал. Дальше речь зашла о том, что желательным было бы участие Дианы в избирательной компании нашей партии. Я нашел способ поговорить с девушкой и получил ее согласие. Вот так, собственно, и произошло знакомство — совершенно формально, без всяких намеков на какое-то развитие отношений. Сначала я даже не воспринимал Диану как реального человека, она для меня была неким сценическим образом. И Диана видела во мне исключительно делового партнера.
Теперь, спустя несколько лет, Ирина Хакамада шутит: мол, демократию мы с ней не спасли, зато тот ее звонок помог мне и Диане обрести любовь и семью.
— А когда вы поняли, что эти отношения перешли в другую стадию?
Петр:
Все изменилось в тот момент, когда я приехал к Диане на ее день рождения в том же 2003 году. Собственно, это был обычный визит вежливости — я приехал со своей знакомой, да и Диана, разумеется, отмечала праздник не одна. Тогда мы даже не могли себе представить, что когда-нибудь будем вместе…
Мероприятие шло своим чередом, и вдруг, уже под самый конец вечера, Диана стала петь. Просто так, без музыки, a capello — совсем не так, как это обычно происходит на ее концертах. Я не понял слов, потому что песня звучала на грузинском языке, но это было что-то уникальное. Именно в этот момент я почувствовал, что между мной и этой необыкновенной женщиной пробежала «искра». А дальше уже все пошло как по Пушкину: «Не пой, красавица, при мне ты песен Грузии печальных…»
— Петр, долго ли вы ухаживали за Дианой?
Петр: Да, этот период продолжался больше года. Однажды мы вместе с Дианой отправились на день рождения Кати Лель, которая, увидев меня, спросила: «Кто это?» Услышав Дианины слова о том, что я являюсь другом семьи, я понял, что мы достигли точки «невозврата». После такой фразы мужчина либо действительно навсегда остается другом женщины, либо просто исчезает из ее жизни. Я решил сразу же поговорить с Дианой. Беседа была долгой и не слишком легкой для нас обоих, а потом, попрощавшись, ушел. А выйдя из подъезда, получил на мобильный телефон сообщение, которое Диана на самом деле хотела отправить не мне, а своей подруге Нане. Сообщение было такое: «Нана, если ты сейчас стоишь, то сядь, я тебе такое расскажу!» После этого Диана, поняв, что перепутала телефонные номера, в течение недели не отвечала на мои звонки.
Вот такое у нас с Дианой произошло объяснение. Еще какое-то время девушка пыталась убедить меня, что нашим отношениям препятствует множество сложностей, давала мне почитать свои любимые книги. В ответ я приносил Короленко «Слепого музыканта» и читал ей вслух. Так, постепенно привыкая к новым обстоятельствам, мы сближались все больше и больше.
— Скажите, а незрячесть Дианы как-то отразилась на ваших отношениях?
Петр:
Я считаю, что у российского воспитания существуют серьезные издержки, поскольку многие наши сограждане готовы поставить на любом из таких людей, как Диана, клеймо «человек с ограниченными возможностями». Хотя на самом деле зачастую это гораздо более талантливые личности, чем многие другие, без каких-либо особенностей, и они способны дать фору любому зрячему. Диана — уникальная женщина, обладающая совершенно иным восприятием мира. Да, в каких-то жизненных ситуациях ей приходится тяжелее, чем остальным, но таких моментов немного. А вообще Диана гораздо более успешна и талантлива, чем миллионы людей, обладающих стопроцентным зрением.
— То, что в вашей паре жена — звезда, как-то отражается на личной жизни? Ведь у такой красивой женщины, как Диана, наверняка много поклонников…
Петр:
Нет, Диана — звезда особая. У нее неповторимый имидж и шарм, своя репутация, так что какие-то возможные сложности жизни публичных людей на нашу семью, слава Богу, не распространяются. Я вообще никогда не относился к Диане как к человеку из недосягаемого мира шоу-бизнеса. Для меня она в первую очередь женщина — любимая жена и мать моего будущего ребенка.
— Петр, а как вы сделали Диане предложение?
Петр:
Я считаю, что мое предложение было сделано именно в тот момент, когда речь, собственно, и зашла о пересмотре отношений. А все остальное происходило постепенно. Когда мы с Дианой общались, я ее периодически спрашивал, готова ли она к замужеству. И однажды получил от ее подруги сообщение о том, что Диана, оказывается, уже давно готова. Значит, настала пора обсудить, как и когда мы оформим наши отношения официально.
— Какая у вас была свадьба? Традиционно грузинская?
Петр:
Нет, от традиционного грузинского на нашей свадьбе были только танцы с саблями и порядок ведения тостов. А все остальное проходило чисто в европейском стиле. Но это был очень яркий, интернациональный, с большим количеством гостей праздник, на который приехали гости из самых разных стран. Нам прислали поздравление и Александр Лукашенко, который очень любит Диану, и бывший премьер-министр Израиля Ариэль Шарон, и многие другие. Так что нашу свадьбу можно было назвать символом интернационализма и дружбы.

гурцкая

— Диана, а была ли эта беременность запланированной?
Диана:
Она была ожидаемой. Классическим планированием в западном понимании — «сегодня я завершу такой-то проект, завтра оформлю кредит, послезавтра рожу ребенка» — мы, конечно, не занимались. Просто спустя полгода после свадьбы мы с мужем решили, что пришло время завести ребенка. Чтобы убедиться, что с беременностью не возникнет проблем, я прошла обследование, и мы положились на волю Бога и стали ждать радостного события. И вот наконец оно произошло.
— Петр, что вы почувствовали, узнав, что станете папой?
Петр:
Дело в том, что несколько раз мы уже были почти уверены, что ждем ребенка, но «тревога» оказывалась ложной. И когда я однажды на тесте увидел две полоски, это было очень неожиданно для нас обоих. Знаете, вторые полоски на подобных тестах бывают сначала очень бледными, а в этот раз цвет обеих был одинаково яркий. Я сразу подумал: интересно, как на это прореагирует Диана? И я очень медленно произнес: «Ты знаешь… Две полоски». Диана мне не поверила и позвала своих родственников, которые в тот день гостили у нас. Все подтвердили мои слова, и только тогда Диана обрадовалась и стала принимать поздравления.
Вообще довольно трудно описать, что я переживал в тот момент. Это такое мощное ощущение, чувство сопричастности к большому чуду. Это невозможно передать, пока сам не испытаешь того же. И на протяжении всей беременности Дианы я потихоньку проникался ощущением своего будущего отцовства. Для каждого мужчины это наверняка столь же волнительный момент. Чувствуешь себя практически Богом: ведь ты имеешь непосредственное отношение к появлению на земле нового человека.
— Диана, а что испытали вы?
Диана:
Море эмоций, самых радостных и удивительных. Словами передать просто невозможно. Восторг, слезы волнения и ощущение безмерного счастья.
— Изменились ли с беременностью ваша жизнь, ваши привычки?
Диана: Безусловно. Как и у любой женщины, находящейся в положении, изменились отношение к запахам, пристрастия в еде. Я теперь совершенно не могу выносить духи или одеколон, которыми мы с Петей пользовались до моей беременности. С ранних сроков и до последнего времени был собственный режим сна и бодрствования: в пять утра я просыпалась совершенно бодрой, зато около пяти-шести вечера с ног валилась от усталости. Муж абсолютно не высыпался, но стойко сносил капризы моего организма.
— Беременность бывает и легкой, и довольно непростой. Как обстояли дела у вас?
Диана:
В течение первых месяцев меня мучил токсикоз. Ни есть, ни пить не могла. Спасалась лимонным соком и сухарями. Везде с собой в сумке возила лимон и упаковку сухариков. Как раз в это время меня пригласили к Владимиру Путину для вручения звания заслуженной артистки России. Мы с мужем приехали, а я чувствую, что все — сейчас лягу и умру от голода. В кремлевском же буфете — только пирожные и бутерброды, которые я есть не могла. Хорошо, что были еще пирожки. Петя набрал пирожков и давай с них края подсушенные отламывать. Наломал и мне тарелку дает. Зрелище было достаточно забавное, я думаю. Зато ноги не дрогнули и голос не задрожал, когда я вышла говорить.

гурцкая

— Делали ли вы трехмерное УЗИ?
Диана:
Да. Вместе с Еленой Малышевой. Петя говорит, что по сравнению с рядовым обследованием это выглядит довольно необычно. Но малыш себя вел очень беспокойно. Я заметила, что он вообще нервно реагирует на УЗИ. Но меня успокоили, сказав, что так обычно и бывает, и что все хорошо.
— Диана, изменился ли в связи с беременностью ваш рабочий график?
Диана:
Я перестала давать сольные концерты и ездить на гастроли. Есть какие-то мероприятия, где я продолжаю участвовать, потому что просто не могу отказать. Как я могу не приехать в детский дом, если там меня давно ждут? Конечно, все поймут и не обидятся. Но я знаю, как тяжело жить не дома, и какая радость, если даже кто-то чужой приезжает. Но за два месяца до родов я полностью отошла от публичной деятельности и спокойно работаю в студии.
— Вы уже решили, в каком роддоме будете рожать?
Диана:
Мы думаем над несколькими вариантами — и в Москве, и за рубежом. Везде есть свои плюсы и минусы. Все будет зависеть от течения беременности и советов врачей.
— Известен ли уже пол ребенка?
Диана:
У нас будет сын, хотя я почему-то была уверена, что первой родится девочка. Представляла, как буду ее наряжать, завязывать бантики… Но судьба распорядилась иначе. И я очень рада. Ведь лучше девочки может быть только мальчик.
Петр: Да, Диана сначала была точно уверена, что родится девочка. И я решил, что раз это настолько сильное желание, то, наверное, так и будет. Но приблизительно на 14-й неделе стало понятно, что это мальчик. Знаете, теперь я часто ловлю себя на чувстве мужской гордости, потому что у меня будет сын.
— А имя для малыша уже выбрали?
Диана:
Этот вопрос горячо обсуждается в нашей семье. Мы хотим, чтобы имя было интернациональным, одинаково воспринимаемым в России и Грузии. В итоге решили, что будем подбирать по православным святцам в зависимости от дня рождения.
— Думали ли вы о партнерских родах?
Петр:
Мы эту тему обсуждали очень долго. Диана всегда была категорически против, хотя, если того потребуют обстоятельства, я обязательно буду рядом. Но если ничего подобного не потребуется, то на партнерские роды мы, скорее всего, не пойдем. Просто нам обоим кажется, что рождение новой жизни — это таинство, на котором не должен присутствовать мужчина.
— Знаете ли вы что-нибудь о стволовых клетках? Будете ли их собирать?
Диана:
Мои познания не носят, конечно, научного характера. Считается, что это очень перспективный метод. Я обязательно проконсультируюсь со специалистами о необходимости такого шага и прислушаюсь к их совету.
— Кто является для вас источником информации о беременности и родах?
Диана:
В первую очередь конечно же врачи. Разумеется, советуюсь со свекровью и со своей старшей сестрой, у которой уже трое детей. Кроме того, мы приобрели множество разных книг, и муж в свободное время читает мне интересные для меня в данный момент главы.
— Многие мамы опасаются, что не сумеют справиться с первенцем…
Диана:
Не знаю, может, это переоценивание своих сил, но я абсолютно спокойна и уверена в себе. Мы ведь не в лесу живем. Всегда будут те, кто сможет поделиться опытом и дать дельный совет. Меня больше беспокоит то, как удастся совмещать уход за малышом и напряженный график работы. Хотя точно знаю, что и сестра, и свекровь с удовольствием нам помогут, а в дальнейшем, возможно, появится няня.
— Ощущаете ли вы поддержку мужа?
Диана:
Петр дал мне самое главное в этот период — колоссальную моральную поддержку. Я сама понимаю, что стала капризной, может, немного слезливой, но он не просто стоически выдержал все это, но и максимально старается меня опекать и заботиться обо мне.
— Верите ли вы в какие-нибудь «беременные» приметы?
Диана:
Нет, не верю. В силу моей жизненной ситуации гадалки и ведуньи «вьются» вокруг меня постоянно, хотя, естественно, никто из них мне ничем не помог. Поэтому я давно перестала слушать кликуш и обращать внимание на так называемые знаки. Надо верить в Бога и рассчитывать на свои силы. Тогда все будет хорошо.
— Когда вы собираетесь заняться приданым? До или после родов?
Диана:
После родов. Сейчас ходим, что-то присматриваем. Но решили, что все купим в тот момент, когда малыш родится.
— Диана, а как вы ухаживаете за своим телом?
Диана:
Я считаю, что беременность — это не повод, чтобы расслабиться и забыть про внешность. Я не боюсь стричь и красить волосы (состав краски мой стилист, конечно, смягчил), борюсь с появлением растяжек и отеками. Все это вселяет в меня уверенность, что после родов я достаточно быстро сумею вернуться в прежнюю форму. Правда, никак не соберусь заняться спортом. Абонемент в фитнес-центр приобрела, но на тренировки так и не ходила. И посетить бассейн было бы неплохо, но пока не получается.
— Многие будущие мамы считают, что во время беременности можно носить любую одежду — мол, все равно живот не позволяет выглядеть красиво. Согласны ли вы с этим?
Диана:
Конечно нет. Мне всегда нравилось хорошо одеваться. А когда ждешь малыша, фигура становится особенно женственной. Хочется подчеркнуть все ее достоинства. Поэтому я выбираю самое лучшее, что может предложить современная мода для беременных, и либо приобретаю новые наряды у известных дизайнеров, либо покупаю высококачественную и стильную одежду в сети магазинов Nicol Caramel.
— Существуют ли у вас какие-нибудь особые семейные праздники или традиции?
Петр:
Мы бывали вместе во многих городах, и некоторые из них стали нашими настоящими талисманами. Диана очень любит весенний Тбилиси — запах цветов вызывает у нее в памяти годы детства, проведенные в Грузии. Минск — удивительный, всегда чистый город с по-настоящему гостеприимными жителями, полный улыбок и ощущения умиротворенности. И конечно же нам обоим близка противоречивая, но странно притягательная Москва — из-за ее энергетики, быстрого темпа жизни и осенней листвы, неторопливо шуршащей под ногами в городских парках.
Диана: За время ухаживания и совместной жизни у нас с Петром произошло много яркий и запоминающихся событий, которые потом стали памятными датами. Если я что-то забываю, то он всегда напомнит мне подарком и цветами. Сегодня я очень счастлива, потому что со мной такой замечательный человек. И уверена, что буду счастлива вдвойне, когда рядом будут двое самых любимых мужчин — муж и сын.

Когда верстался номер: 29 июля в 13:24 в ПМЦ на свет появился долгожданный сын Дианы и Петра. При рождении малыш весил 2780 г и имел длину 47 см.

Первоначально мальчика хотели назвать в честь брата Дианы Робертом, но потом по святцам было выбрано имя Константин, что в переводе с латинского означает «стойкий, постоянный». От души поздравляем молодых родителей с этим знаменательным событием — рождением первенца.


Купить
свежий номер

Купить
архивные номера