Официальная интернет-версия бумажного журнала

Интервью с Домиником Джокером

Похоже, что наш журнал способен вдохновить даже звезд на новые подвиги в области, далекой от профессиональной. Не прошло и трех лет с того момента, как участник «Фабрики звезд–4» и группы «Банда» Доминик Джокер со своей второй половиной — Альбиной  — порадовали наших читателей рассказом о прибавлении в своем семействе, и вот уже скоро они станут папой и мамой во второй раз. Это, однако, не мешает и даже, наоборот, стимулирует творческую активность отца молодого семейства. Доминик успешно сочетает эту роль с реализацией других своих талантов. Он и музыкант, и певец, и продюсер, и… модельер. Премьерный показ коллекции одежды под маркой Dominick Joker состоится на Russian Fashion Week в октябре. Говорят, талантливый человек талантлив во всем, но для успешности в нем должно быть что-то еще — энергия и целеустремленность, а главное, любовь и понимание в семье: ведь семейные ценности непреходящи.

— Приятно, что встречи с теми, кто однажды появился на нашей обложке, становятся доброй традицией.
Доминик. Да. Чего только люди не сделают, чтобы попасть на обложку журнала «Роды.ru» (смотрит на жену и хитро улыбается).
— Два с половиной года — это замечательная разница в возрасте между детьми. Вы планировали, что она будет именно такой?
Доминик. Да, конечно планировали.
Альбина. Нет, не планировали (смеется). Я вообще-то должна была поступать в институт, а теперь вот сижу дома. Знаете, когда Мартину исполнился год, я только вздохнула. Подумала, что хватит вести домашний образ жизни, надо идти второе высшее образование получать. Стала готовиться к поступлению в институт: занималась с репетитором, ходила на подготовительные курсы, дома ночами учебники читала. А потом — оба-на! — две полоски на тесте. Так что мое обучение опять откладывается на потом. Хотя, может быть, это и к лучшему: будет время подумать, туда ли я иду или мое призвание в чем-то другом.
— Может, это твое призвание — сидеть дома и растить детей?
Доминик. Нет, нет, нет. Она не из таких людей.
Альбина. В этом я с мужем согласна. Долго сидеть дома точно не смогу, я же просто начну доводить всех близких. Такой стиль жизни не для меня. Я не предназначена для этого.

 — Ты и в форму после первых родов пришла очень быстро.
Альбина. Полгода я сидела с Мартином сама, без всякой помощи, поэтому и похудела быстро. Через четыре месяца во мне было минус пять килограммов по сравнению с тем весом, который у меня был до беременности.
— А потом у Мартина появилась няня… Сколько у вас нянь было?
Альбина. Слава Богу, с нянями у нас текучки не было. У Мартина было две няни, и одна лучше другой. Первое время нам помогала няня, которая работала акушеркой в том роддоме, где я рожала. Для работы с новорожденным нужно быть профессионально подготовленным. Но и на нее я не могла надолго оставить сына. За те два-три часа, что она сидела с Мартином, я успевала только съездить за памперсами. А вот в восемь месяцев мы взяли постоянную няню. С тех пор она у нас и живет.
— Наверно, тяжело постоянно находиться под одной крышей с посторонним человеком?
Альбина. Нет, с ней не тяжело, я ею довольна, и она нам уже не посторонняя.
Доминик. Она стала близким человеком, почти как родственница, как бабушка или сестра бабушки.
— Расскажите про Мартина. У него есть какие-нибудь любимые занятия? Например, он любит петь?
Альбина. Какой-никакой, но слух у него есть. Надо просто развивать.
Смешно, когда Мартин смотрит телевизор, а там песня звучит, которая ему нравится: он серьезно так говорит: «Крутая песня» — и начинает подпевать. Со следующего года хотим отдать его в «Непоседы», пусть там поет и танцует.
— А с братиком, сидящим в мамином животике, он общается?
Альбина. Мартин знает, что там братик сидит и что он скоро должен родиться. А когда говоришь: «Мартин потрогай, там братик шевелится», он как-то стесняется.
— Доминик, а ты часто бываешь с ребенком?
Доминик. Я нереально много работаю, поэтому дома мне проходиться бывать не так часто, как хотелось бы.
Альбина. Как-то в один из таких дней муж сказал, что хочет провести время с ребенком. Я говорю: «Хорошо, тогда я пойду в магазин». Доминик с удовольствием остался с Мартином за главного, правда, звонил мне в час по два раза.
Доминик. Я звонил и спрашивал, например, где что лежит. А то сын просит печенья, а я не знаю, где его взять.
Альбина. Ребенок по полной использует такие моменты. Мартин отлично знает, что ему нельзя шоколад, что у него аллергия. Так вот у папы он начинает шоколад просить. К нам с няней ребенок даже не подходит с такой просьбой, а с папой начинает канючить: «Дай шоколадку!»
Доминик. Это первый раз мы тебя спрашивали про шоколадку с печеньем, а потом Мартин просил тебе позвонить и напомнить, чтобы ты купила ему машинку. Ты сказала, что купишь ему компьютер. Ребенок походил, подумал, а потом попросил еще раз тебе перезвонить и сказать, что он хочет и компьютер, и машинку. Соображает, что к чему (улыбается).
 — Сейчас интересней оставаться с ребенком? Или с грудничком было проще?
Доминик. Я считаю, что пока малыш еще совсем маленький, им все же должна заниматься мать, а когда он уже подрастает, то отец должен обязательно подключиться к воспитанию.
— Главное — не затягивать с этим. Ведь слово «подрастет» очень растяжимое, правда?
Доминик. Согласен, поэтому, несмотря на мою убежденность в том, что младенец ближе к матери, все равно Мартину я уделял и уделяю практически все свое свободное время. Да и второй ребенок — он еще не родился, а я его уже видел. Не удивляйтесь — я на УЗИ неоднократно присутствовал. Нам на УЗИ как раз и сказали, что у нас опять мальчик будет.
— Вы обрадовались этой новости?
Альбина. Если честно, то я очень хотела девочку, даже имя ей уже придумала. А мальчика все еще не знаем, как назовем. А вообще, главное, чтобы человек получился хороший. Но нам, женщинам, всегда хочется дочку — косички позаплетать, платьице надеть, и ничего с этим не поделаешь. Но, в конце концов, могут быть внучки.
— Альбина, а как ты относишься к совместным родам? В первый раз Доминик, по-моему, на родах не присутствовал.
Альбина. Роды — это интимный момент. Мне бы не хотелось, чтобы Доменик это видел. Я полностью отдаю себя в руки врачей-профессионалов. Тем более что мне так повезло с доктором! Я наблюдаюсь в клинике «9 плюс» у Натальи Николаевны… Она ведет меня с первых недель беременности, и она же будет принимать у меня роды. Мы с ней уже «родили» Мартина, так что Наталье Николаевне я доверяю на все 100%.
— Вы будете сохранять стволовые клетки малыша?
Альбина. Мы точно решили: да, будем. К сожалению, во время первых родов я стволовые клетки не сохранила. Дотянула до последнего момента, все откладывала решение этого вопроса на потом. «Потом», как всегда, наступило неожиданно, меня отвезли в роддом и уже было не до этого. Вообще, во время первой беременности я ко многому относилась проще. Сейчас, уже будучи мамой одного ребенка, я более серьезно подхожу ко многим вопросам, касающимся беременности и родов.
— Наверное, в этот раз вы снова закупали какие-нибудь товары для ребенка?
Альбина. Зачем? У нас же очень много всего осталось, хотя меня сейчас уже стали посещать мысли, а не купить ли что-нибудь. Ведь каждый год появляется что-то такое новое, и не знаешь, понадобится ли оно. Мне всякие красивые костюмчики нравятся, кроватки, коляски, хотя у нас их и так целых три. Причем перед беременностью я хотела все это собрать и раздать друзьям-знакомым. Хорошо, что не успела, теперь это все нам пригодится.
— Доминик, как мужчина, проживший два раза по девять месяцев рядом с беременной женой, расскажите про особенности общения с беременными женщинами.
Доминик. С беременными? Ну, беременные женщины — это…(Задумывается.) Вообще, никаких особенностей общения с ними нет. Думаю, что беременная женщина часто раздражается только потому, что ей тяжело становится ходить с животом. Сердечко, печень и все остальное работает за двоих. Неудобно спать, тяжело ходить. Сидит дома, никуда не выходит. Все капризы только от этого.
— Это понимание к тебе пришло уже во вторую беременность Али?
Доминик. Нет, просто по время второй я получил подтверждение своей мысли.
— Альбина, ты согласна с мужем? Меняется ли у тебя настроение во время беременности и почему?
Альбина. Кончено, согласна. Когда я долгое время нахожусь в четырех стенах, меня это очень угнетает. Я становлюсь раздражительной, начинаю придираться ко всему. Одним словом, становлюсь ярким примером беременной женщины (улыбается).
— А в какие-нибудь приметы вы верите?
Альбина. Нет. Хотя есть одна примета, в которую верю: если потрогаешь живот беременной женщины, то скоро забеременеешь. С Ирой Дубцовой так получилось, потом с Настей Кочетковой. Сейчас у нас одна знакомая беременна. Я ее предупреждала: «Осторожно, не трогай живот, опять рожать придется». Так и получилось: через два месяца она узнала, что станет мамой в третий раз.
— А как ты относишься к окраске волос во время беременности?
Альбина. Я не могу сказать, что плохо отношусь, потому что красилась. Я ведь не натуральная блондинка, хотя у меня светлые, русые, волосы, но я не могу смотреть на себя с отросшими корнями. Просто стараюсь краситься реже и красителями с меньшим содержанием различной «химии».
— А где ты красишься? Куда ты ходишь?
Альбина. У меня свой мастер уже в течение пяти лет.
Доминик. Моя жена любит постоянство! Если парикмахер — то пять лет один и тот же; если акушер-гинеколог, то только Наталья Николаевна; если роддом, то только ПМЦ. Надеюсь, что если муж, то только я (смеется).
— Доминик, а чем ты сейчас занимаешься?
Доминик. Я заканчиваю свой собственный альбом, работаю на телевидении, продюссирую и заканчиваю собирать свою коллекцию одежды, которую представлю на Russian Fashion Week в октябре.
— Как тебе удается и деньги зарабатывать, и самореализовываться, и быть хорошим семьянином? Когда ты все успеваешь? Ведь в сутках всего 24 часа!
Доминик. Я просто не знаю, что значит быть идеальным семьянином. Семья — это такое место, куда я лечу и хочу быстрей попасть. Кризис в семье — когда пропадает разница между «должен» и «хочу».
— Как ты думаешь, дети способны связать родителей, если между последними — пропасть?
Доминик. Раньше думал, что да, сейчас считаю, что нет. Жить ради ребенка с нелюбимым человеком неправильно. Ведь как бы ты ни обожал своего сына или дочь, все равно будет подсознательное раздражение в семье, и дети это чувствуют. Малыш будет воспитываться в атмосфере вынужденного общения, не будет чувствовать искреннего счастья, любви и заботы. Ребенку гораздо приятнее, когда оба родителя счастливы, если не вместе, то хотя бы по отдельности.
— А про усыновление детей вы никогда не думали?
Альбина. У Мартина как-то случилась острая вирусная инфекция и врач «скорой» направил нас на госпитализацию не в ПМЦ, куда мы всегда ездим, а в обычную больницу. Там было ужасно! Мне сразу хотелось оттуда уехать, но я подумала: «Главное, чтобы ребенка вылечили», и мы остались. Ночью я проснулась от того, что по мне ползал таракан. Я жутко испугалась! Потом всю ночь сидела над Мартином, освещая его светом от мобильного телефона, чтобы не пропустить ползучего насекомого. Утром я позвонила Доминику, и он нас забрал. Но когда мы шли по больничному коридору, я увидела палату с детишками без родителей. На двери палаты висело объявление «Уважаемые родители, эти дети из детского дома. Если есть возможность, то принесите для них подгузники и влажные салфетки». Я посмотрела через стекло бокса на этих малюток, сердце мое от жалости просто разрывалось на части. С тех пор мы периодически в эту больницу привозим подгузники, кремы, игрушки для этих детей. Ну а когда мы с Домиником в тот день вышли из больницы, то я сказала, что если у нас больше не будет детей, мы должны обязательно усыновить малыша. У ребенка должно быть детство. И оно должно быть счастливым.


Купить
архивные номера