Официальная интернет-версия бумажного журнала

Ирсон Кудикова: Нужно настраивать себя на позитив!

«Мои райские перья околдуют любого…» — пела со сцены шикарная блондинка, одна из самых ярких звезд «Фабрики 5», любимица Аллы Борисовны Пугачевой — Ирсон Кудикова… А когда она взяла в руки саксофон и заиграла, всем стало ясно, что это не просто очередная звездочка, погорит пол года и погаснет: нет, Ирсон — «редкая птица», которая взлетела на наш звездный небосклон, чтобы остаться там надолго.
Но помимо супер успешной карьеры в шоу-бизнесе в жизни Ирсон недавно случилось еще более важное событие: она стала мамой замечательного мальчика, которого они с мужем единогласно решили назвать Андрюшей. И несмотря на то что Ирсон не очень любит давать интервью, с нашим журналом она согласилась поговорить о своей беременности, родах и новой жизни в образе молодой мамы.

Ирсон Кудикова

— Ирсон, каждой истории рождения малыша предшествует история знакомства и любви его родителей… А вы с мужем как познакомились?
Ирсон:
Мы с Лешей познакомились в Лондоне. Просто оказались в одно время в одном месте, увидели друг друга и тут же понравились друг другу. Но перед тем как наши отношения перешли в более серьезную фазу мы довольно долго (два года) просто встречались, присматривались, он ко мне, а я к нему. И вот спустя два года мы начали жить вместе и подумывать о ребенке…
— Значит, беременность у вас была запланированной?
Ирсон:
Да, мы очень хотели этого малыша, и я чисто по-женски ощущала, что настало именно то время, когда наш ребенок должен появиться на свет. И вот итог — наш сын рожден в любви и согласии и как раз в самый подходящий момент.
— Что вы почувствовали, когда узнали, что скоро будете мамой?
Ирсон:
Это, конечно, ни с чем не сравнимое ощущение. Его сложно передать словами, но одно могу сказать, я сразу поняла, что в моей жизни что-то очень конкретно поменялось. И все теперь будет иначе. Конечно, я была счастлива, скорее рассказала мужу, он тоже был очень рад этой новости.
— Как вы считаете, в связи с беременностью изменился ли у вас характер?
Ирсон:
Да, я стала более чувствительной, немного нервозней, иногда хотелось поплакать просто так — словом все классические изменения, происходящие с характером женщины во время беременности, я на себе ощутила. Муж, конечно, старался меня поддерживать, но если говорить честно, то мне хотелось еще больше любви и внимания, и иногда я чувствовала себя обиженной оттого, что мне их недостает. Но это все, по большому счету, мелочи, которые я быстро забывала. Вообще, практически всю беременность до самых поздних сроков я была очень занята, постоянно в жизни что-то происходило, поэтому у меня особенно не было времени, для того, чтобы покопаться в себе и своих ощущениях. Может это и к лучшему.
— А замечали ли вы за собой какие-нибудь «беременные» капризы? Например, хотелось ли икры в три часа ночи или что-нибудь в этом роде…
Ирсон:
Вот самое интересное, что мне вообще ничего особенного не хотелось. Я ела, как всегда. Ни на соленое, ни на сладкое меня не тянуло.
— Делали ли вы трехмерное УЗИ?
Ирсон: Да, мне очень хотелось узнать пол ребенка, и я ходила делать УЗИ на том сроке, на котором, в принципе, его еще не делают. Все мне говорили, подожди, еще очень рано, а мне не терпелось узнать, кто у меня мальчик или девочка. Кстати, по своему опыту я могу сказать, что и у этого исследования есть свои минусы: если ребенок лежит в какой-нибудь закрытой позе, то даже 3D-УЗИ не сможет сделать интересный снимок, как хотелось бы маме.
Но пол ребенка нам сказали довольно рано, месяце на третьем. Вообще-то мне очень хотелось девочку, а получился мальчик. Но уже потом, когда он родился, я подумала: ну и хорошо, будет мне опора и защита.
— Работали ли вы во время беременности?
Алексей (муж):
Когда Ирсон была на пятом месяце беременности, у нее еще был один «сольник» на два с половиной часа в киноконцертном зале «Мир». Как она это выдержала, я очень плохо себе представляю. Дело в том, что в этот день там были какие-то неполадки с кондиционированием сцены и зала, и жара стояла ужасная. Плюс еще на улице около 30. В общем, всем было очень жарко, но несмотря на это, концерт прошел на ура. Ирсон спела дуэтом с несколькими нашими звездами. Почти сразу после этого концерта мы с женой уехали отдыхать к морю.
— А где вы брали интересующую информацию о беременности, родах? Читали тематическую литературу?
Ирсон:
У меня много забеременевших в одно время со мной подруг, также среди знакомых многие только что стали мамами, так что мне было и есть с кем посоветоваться и где брать необходимую информацию.

Ирсон Кудикова

— Занимались ли вы спортом во время беременности?
Ирсон: Да, до шестого месяца я каталась на горных лыжах, хотя говорили, что мне этого нельзя. Но я правильно рассчитывала свои силы, и все было хорошо. Никаких специальных занятий для будущих мам я не посещала, так как много путешествовала и мне было некогда ходить какие-то определенные тренировки.
Алексей: Ирсон на шестом месяце беременности на море каталась на водных лыжах, но я видел ее довольную улыбку и был спокоен: значит все хорошо. Правда, никто и не подозревал, что у нас уже такой большой срок, так как животик тогда был еще совсем маленький.
Ирсон: Вообще, я считаю, что каждый человек для себя понимает, что ему по силам, а что нет. Если ты уверен в своих силах и не рискуешь, значит, и вреда твоему организму не будет.
— Какой вы пользовались косметикой во время беременности?
Ирсон:
Я уже очень долгое время постоянно хожу в один и тот же салон, и мне там посоветовали специальный крем от растяжек, я им и пользовалась время от времени. И вот никаких растяжек у меня нет. Кроме того, я конечно же делала разные обертывания, маски, массажи для беременных и так далее.
— А где вы одевались во время беременности?
Ирсон:
Одевалась я в нормальных, обычных магазинах, просто покупала вещи большего размера. Потому что одежда в магазинах для беременных мне ну совсем не нравится. В результате я выбирала в своих любимых салонах одежду размера на два больше, и порядок. Еще я пользовалась Лешиными вещами, перешла на его брюки, майки, потом и пояса мужа стала носить. Я просто не вижу смысла покупать беременные вещи, если можно вполне обойтись без них.
— Ирсон, вы рожали в Перинатальном Медицинском Центре. Почему выбор пал именно на этот роддом?
Ирсон:
Я выбирала среди нескольких роддомов Москвы, но в Перинатальном Центре рожали очень многие мои знакомые, чьей рекомендации я вполне доверяю. Поскольку беременность у меня первая, я толком не знала, по каким критериям обычно выбирают роддом… Ну понятно, что палаты должны быть чистыми, нормальное обслуживание и так далее… А что еще? Я просто не знала и на самом деле даже не очень об этом задумывалась. В итоге главным критерием при выборе роддома для меня стал мой доктор — главный врач Перинатального Центра, которому я и доверила свои роды.
— А в роддом вы приехали уже со схватками?
Ирсон:
Да, схватки у меня начались дома с самого утра. Кстати, мне рассказывали, что очень многие женщины начинают рожать ночью. Помню, я очень боялась, что начну рожать среди ночи и мне не успеют прийти на помощь, но, слава Богу, схватки начались с утра, сначала они были слабенькие, потом сильнее и сильнее. Я сразу поняла, что рожаю, позвонила своему врачу, он мне сказал — приезжай, и я поехала. Правда, не сама была за рулем, меня довез наш водитель.
Страхи мои, конечно, были изначально необоснованны, так как у меня был телефон помощницы моего доктора, которая держала со мной круглосуточную связь. Так что проблем возникнуть не могло, но, наверное, все беременные перед родами испытывают страх по разным поводам.
У нас все было готово уже за несколько недель до предполагаемого срока родов, и мы ждали этого события со дня на день. И это очень хорошо, что мы готовились заранее, так как роды у меня начались дней за десять до предполагаемого срока.
— Вы рожали с эпидуральной анестезией?
Ирсон:
Да. Я с самого начала знала, что буду рожать с анестезией. Если честно, я очень плохо представляю, как можно родить без нее.
— У вас были партнерские роды? Как вы относитесь к этой модной сейчас тенденции?
Ирсон: Нет, я вообще не хотела, чтобы на моих родах присутствовал кто-либо, кроме медиков. Я не понимаю, зачем женщине на родах лишние зрители? Муж, кстати, со мной полностью в этом солидарен. Так что партнерские роды — это не для нас. Все мои близкие ждали, пока мы родимся, дома и примчались, как только доктор им позвонил и сказал, что все закончилось.
— Алексей, а когда вы первый раз увидели ребенка?
Алексей:
В тот же день, когда он родился. В то время, когда Ирсон рожала, я постоянно названивал ее доктору и спрашивал, не родила ли она. В конце концов он мне сказал, чтобы я ждал, он сам мне позвонит, когда все закончится. Ирсон родила, он мне тут же перезвонил и сказал, что все хорошо, и я могу приехать. Я тут же собрался, купил цветы и шампанское и поспешил к жене и сыну.
— Вот интересно, чем занимаются обычно будущие папы, пока их жены рожают?
Алексей:
Ну как чем? Ждут и волнуются. Мы с моей сестрой сидели и ждали. Больше ничем не могли заниматься. Но зато когда врач Ирсон наконец позвонил, это было такое облегчение и радость, которые просто не с чем сравнить.
— У вас были какие-нибудь особые пожелания на родах?
Ирсон:
Да нет, я — человек простой, и мне ничего такого даже в голову не пришло. Хотя было бы забавно, если бы в прайсе на роды был пункт, скажем, роды под музыку Вивальди… Или под хип хоп, или под попсу… (Смеется)
— Понравилось ли вам в роддоме? Какая у вас была палата?
Ирсон:
Изначально в контракте у меня был прописан трехкомнатный номер, так как Алексей после родов хотел быть постоянно рядом со мной. Но так получилось, что незадолго до меня рожала еще какая-то женщина, и она заняла трехкомнатный люкс на несколько дней. Поэтому мне достался двухкомнатный. Но это был большой удобный номер, хотя меня бы устроило даже что-то поменьше… Как-то не очень комфортно, когда лежишь одна, отходишь от родов в огромном номере… В маленьком, мне кажется, было бы уютней.
— А с вами в номере никто из родных не жил постоянно после родов?
Ирсон:
Со мной постоянно кто-то был рядом, и Леша, и подруги, и мама, но так чтобы круглосуточно там жил, — нет.
— Вы уже знали, как обращаться с ребенком?
Ирсон:
Нет, я совсем ничего не знала, так как ребенок у меня первый. Во время выписки ко мне в роддом приехала няня и все мне показала и рассказала. Буквально за час она научила меня всему, что нужно делать с новорожденным. Как правильно пеленать, промывать пупочную ранку, чистить носик, ротик и ушки, как правильно держать — словом, все, что с ребенком необходимо делать. Я очень быстро все запомнила. Но, наверное, так и должно быть: когда очень хочешь чему-то научиться, схватываешь буквально на лету. Моментально внедряешься во все эти процессы, просто на уровне инстинктов.
— Когда вы покупали приданое для малыша? До рождения или после?
Ирсон:
До того, как он родился, мы совершенно ничего не покупали. Зато после родов Леша с утра до вечера ходил по магазинам, у него был заранее составленный список, и он купил абсолютно все, что нужно.
Алексей: Я обошел буквально весь Ленинский проспект, а там детские магазины прямо один за другим.
Ирсон: Но зато я приехала из роддома, а у нас уже все стояло на своих местах, вплоть до сосок, кремов, стерилизатора, нагревателя и прочих мелочей.
Алексей: В общем, это была нелегкая задача — за такой короткий срок собрать для малыша приданое, даже с имеющимся подробным списком. Но мы с ней справились. К нам несколько дней приезжали службы доставки разных магазинов и привозили все новые вещи.
— Ирсон, как вы решили для себя вопрос о грудном вскармливании?
Ирсон:
Я не стала кормить грудью. Многие спрашивают, почему. Но сейчас большинство моих знакомых отказались от грудного вскармливания. Что бы на эту тему ни говорили, каждый человек все равно решает этот вопрос исходя из собственной жизненной ситуации. У меня, например, очень жесткий график сейчас, а если бы я кормила, то не могла бы отойти от ребенка вообще. Например, у меня уже на следующий день после выписки из роддома были запланированы съемки. Я обсудила свое решение с врачом, и он меня поддержал. Он же рассказал мне о различных смесях для кормления, которые вполне можно использовать для питания ребенка.
— Верили ли во всякие беременные приметы?
Ирсон: Нет, вы знаете, всю беременность я вела совершенно обычный образ жизни. Красилась, стриглась, летала на самолетах — словом, никаких необоснованных ограничений себе не ставила. У меня был очень маленький живот, и мне ничто не мешало жить полной жизнью. Вообще, я считаю, что если человек боится или ждет чего-то негативного, то этот негатив и материализуется в его жизни. Нужно настраивать себя на позитив и воспринимать жизнь такой, какая она есть. Ходить и вечно трястись — это не мой подход. Я его не одобряю.
— Алексей, как изменилась ваша жизнь в связи с появлением дома новорожденного?
Алексей:
Появилась, конечно, дополнительная ответственность. Понимаешь, что этому человечку ты передашь не только свое дело, но и всю свою жизнь, но сейчас его благополучие полностью зависит от тебя. Его надо растить и воспитывать.
Вообще, это у меня второй ребенок. Первому уже 10 лет. Но сейчас для меня все, как в первый раз. Я уже просто не помню, как все было 10 лет назад. Вернее, я помню своего первого ребенка, но с какого-то более сознательного возраста — когда уже стали вводить прикорм, когда он уже сидел. А вот это самое первое, грудничковое, время, оно как-то быстро пролетело и плохо запомнилось.
— На кого был похож сын при рождении?
Алексей:
Он был такой крошечный, что трудно было определить, на кого он похож. Это сейчас уже можно что-то говорить про схожесть… Но мне кажется, что он с самого рождения был похож на Ирсон, а Ирсон говорит, что на меня. Не знаю…
— Как вы выбирали имя для сына?
Ирсон:
Мы оба практически одновременно решили назвать его Андреем. Просто посмотрели на него, подумали, и поняли, что это Андрей. У нас вообще в отношениях как-то так: Леша что-нибудь скажет, и я понимаю, что только что подумала то же самое. Вот так все сходится.
— Будете ли вы делать для ребенка детскую?
Ирсон:
Да, она у нас, в принципе, уже есть. Вся детская мебель уже стоит в специально отведенной для этого комнате. Но в данный момент у нас живет няня, и чтобы было удобнее, детская кроватка пока стоит в ее комнате. Но когда сын станет постарше, у него конечно же будет своя территория.

Ирсон Кудикова

— Вы с ребенком уже гуляете?
Ирсон:
Мы уже даже ездили на дачу, там малышу вообще шикарно. Он ел и спал практически все время. Дома он может и покапризничать, а на свежем воздухе ребенку очень хорошо.
— Ирсон, а как изменился ваш график после родов?
Ирсон: По-моему, он стал еще насыщеннее, чем был до беременности. Просто в последние месяцы я практически ничем не занималась, энергии накопилось много, так что сейчас я занята буквально с утра до вечера.
— Планируете ли вы второго ребенка?
Ирсон: Попозже мы, конечно, планируем еще детей, но не сейчас. Пока еще рановато, Андрюша только родился.

Вот мы и побывали в гостях у еще одной молодой звездной семьи. Что можно сказать в заключение? О такой женщине, как Ирсон, мечтает по крайней мере половина мужского населения нашей страны… И ведь нашелся все-таки человек, который не только поймал эту «райскую птицу» в свои сети, но для которого она стала любящей женой и матерью его ребенка. Наверное, неспроста Ирсон любя называет своего Алексея королевичем.

Купить
архивные номера