Официальная интернет-версия бумажного журнала

ЮЛИЯ ТАКШИНА И ГРИГОРИЙ АНТИПЕНКО: ТРАКТАТ О ЛЮБВИ, БЕРЕМЕННОСТИ И ВОСПИТАНИИ

С самой красивой парой сериала «Не родись красивой» Юлией Такшиной и Григорием Антипенко нам посчастливилось познакомиться несколько лет назад. Тогда, в далеком уже 2007 году, Юлия и Григорий только ожидали появления на свет их первого малыша — Ивана. Несколько месяцев назад молодые папа и мама подарили Ване младшего братика. И мы очень рады, что нам удалось навестить эту дружную семью снова и расспросить Юлию и Григория о тех изменениях, которые произошли в их жизни в связи с рождением двух замечательных детей.

— Как вы назвали своего второго сына?
Юлия: Федор. Это имя я предложила Грише еще до рождения малыша, когда только ходила беременная. Гриша сказал: «Посмотрим! Когда родится ребенок, взглянем на него — тогда и решим окончательно». А со мной в палате роддоме лежала матушка, мы с ней много общались. Как-то раз она поделилась со мной, что хочет назвать свою дочку Ульяной. А я ей рассказала, что хочу своего сына Федором назвать и что было бы интересно посмотреть, что это имя означает. Матушка посмотрела по Святцам и сказала, что это значит «Дар Божий». «Ну ничего себе!» — подумала я. Иван, кстати, тоже означает «Дар Божий». Поэтому сомнений не осталось — назвали Федором.

— Сейчас среди молодых родителей есть тенденция называть детей необычными, уникальными или заморскими именами. А вот вы отдали предпочтение таким исконно русским именам. Почему?
Григорий: Да русские мы просто! (Смеется.) Ну не Джоном же его называть, как раньше тоже мода была. Федор — хорошее, не затертое, не часто встречающееся имя. Да и красивое оно очень.
Юлия: Иван и Федор — по-моему, очень здорово имена сочетаются.
Григорий: На самом деле, не стоял вопрос выбора имен для детей по интересу. Просто вот так вот им, сыновьям, эти имена подошли.
Юлия: Лично мне вообще мужские имена всегда сложно выбирать было. Если бы была девочка — я бы сразу знала, как мы ее назовем. А вот Ванечка у нас почти месяц без имени жил.

— Юлия, а где вы рожали детей? Это уже не секрет?
Юлия: И Ванечку, и Федечку я рожала в Сеченовке. Я исключительно из-за доктора это делала, которая и вела обе мои беременности, и роды принимала.

— В послеродовом отделении вы лежали вместе с малышом?
Юлия: Нет, отдельно. В принципе, это и хорошо. Мне во время вторых родов делали кесарево сечение, первые два дня я еле вставала и ходила. А если бы рядом еще и ребеночек лежал — мне было бы очень трудно. Хотя про сами вторые роды могу рассказывать бесконечно. Это было прекрасно. Первые тоже были прекрасными, но вот просто изначально страшно, так как я не знала, чего ждать. А во второй раз мы и смеялись, и шутили. Так все положительно было.

— К груди малыша сразу приложили?
Юлия: Конечно, ребенок родился, мне сразу его дали к груди, а через несколько часов уже на кормление принесли.

— Что вы посоветуете брать с собой в роддом?
Юлия: В продаже есть специальные сумки для беременных Hartmann. За нас уже все продумано. Я взяла с собой эту сумку — и мне больше ничего не надо было. Там все, что нужно, есть. И конечно, молокоотсос Medela. Это вообще просто незаменимая вещь. Пользуюсь им и по сей день. Сцеживаю малышу молоко, замораживаю его. Я спокойно могу заниматься своими делами и знать, что мой малыш будет накормлен. Он очень удобный. Ваню с ним я до 9 месяцев докормила. И Федю сейчас тоже кормлю.

— Григорий, а вы навещали Юлю в роддоме?
Григорий: Конечно. На следующий же день после родов меня к Юле пустили и ребенка сразу вынесли, подержать дали. Если бы я остался на сами роды, то смог бы увидеть сына в первые мгновенья жизни. Но мы с Юлей от совместных родов единодушно отказались.

— Помните, что чувствует молодой папа, впервые взяв своего ребенка на руки?
Григорий: Ну это же уже не первый мой ребенок был. Поэтому момент какого-то страха прошел. В первый раз, конечно, страшно было: не понимал, как надо взять ребенка, чтобы не повредить. Чувства странные, непонятные. Вот сам факт, что он у тебя в руках, живой и здоровый, — это самое важное. Гора с плеч, камень с сердца.

— Как к Юлиной выписке готовились? Что должен успеть сделать папа, прежде чем поедет за женой и ребенком в роддом?
Григорий: Да я уже точно не помню, как все было. Немало пришлось побегать, вещей собрать, все-все подготовить. Мы же после рождения Феди сразу на дачу переезжали. Все вещи необходимо было туда перевезти, расставить. Да и сам дом, конечно, убрать-подготовить.
Юлия: Он так дом подготовил! Ни одна женщина не вымыла бы так, как это Гриша сделал. Я даже не узнала нашу комнату, когда ее увидела.
Григорий: Ну я не один, конечно. Мне помогали.

— Федя пока с вами в одной комнате спит?
Григорий: Пока он такой маленький — конечно. Пусть будет рядом, чтобы не бегать в другую комнату постоянно кормить.

— А старший отдельно, в своей комнате?
Юлия: Да, он в другой комнате, с няней. Слава Богу, он хоть в последнее время стал спать хорошо. До года у Ванечки были тяжелые ночи, плохо совсем спал.

— Поделитесь какими-нибудь своими секретами: что нужно сделать, чтобы малыш хорошо спал?
Григорий: Это все очень индивидуально.
Юлия: Если ребенку дано хорошо спать — он будет хорошо спать. С Ванечкой нам пришлось в свое время помучиться. Он очень плохо спал. Нас спасали только успокоительные чаи и всевозможные экстракты для купания — экстракт череды, экстракт ромашки и календулы  — которые мы добавляли в ванночку. А Федор — с ним, конечно, проще. Он спокойнее, дает нам ночами высыпаться, хотя ничего специально мы для этого не делаем. Никаких релаксирующих процедур. Просто характер такой.

Григорий: Ну у Феди еще и с желудком-кишечником нет таких проблем, которые у Вани были.
Юлия: Да, у Ванечки с животиком были проблемы. К рождению Федора я уже серьезнее подготовилась, зная, что предстоит, пропила курс пребиотиков и ребенку их дала, когда он родился.

— Без няни все-таки не получилось обойтись, как вы этого хотели?
Юлия: Да, так как детей двое, то без няни нам было просто не обойтись.

— Существуют какие-то критерии при выборе няни?
Юлия: Это очень сложный вопрос! Ну очень сложный, и для нас он животрепещущий. Я до сих пор не могу ребенка няне доверить. Один на один она с ним не остается, разве что когда гуляет, а так — мы всегда где-то рядом.
Григорий: Надо, чтобы прошли какие-то годы. Немало надо прожить вместе, чтобы узнать, что рядом за человек. Люди ведь меняются. А многие и играют очень хорошо. И поначалу подчас совершенно невозможно понять, что за няня перед тобой. Чужая душа — потемки. Только время все расставит на свои места.
Юлия: Идеальных нянь нет.
Григорий: Идеальная няня — это мама.
Юлия: Мама или бабушка.
Григорий: Лучше родного человека никто с твоим ребенком не сможет общаться. Все равно малыш перед сном каждую ночь зовет «бабу». И каждый раз это для нас проблема. Мы придумываем, куда она ушла, чем занимается, чтобы Ваня только отвлекся и улегся спать.

— Перед сном детям поете?
Юлия: Феде — нет. Он и рук особо не любит. Федя любит, чтобы его положили, усиленно покачали — и тогда он быстро заснет. А Ване приходится петь. И не просто колыбельные, а прямо целые истории. Сейчас вот он очень любит истории про Винни-Пуха и Волка.

— Это как? Сами сочиняете истории и их поете?
Юлия: Да. Выбираем какую-нибудь сказку, историю, и начинаем ее петь. Притом я Ваню спрашиваю: «Тебе сегодня петь или рассказывать?» В зависимости от настроения он выбирает.

— Помните Ванино первое слово?
Юлия: Да, месяцев в шесть он сказал «баба». Потом последовал стандартный набор — «мама», «папа» и так далее. А предложениями, связанно, он только с 2 лет начал говорить.

— Многие родители сейчас с самого раннего детства начинают учить ребенка говорить на двух языках — русском и каком-нибудь иностранном. Вы подобное не практикуете? Например, папа разговаривает только на английском, а мама — на русском.
Григорий: Мы не владеем в таком совершенстве иностранными языками, чтобы так свободно общаться (смеется). Это надо гувернера. Француза или англичанина. Тогда только у ребенка сложится правильное представление о языке. Вообще, наверное, это хорошая практика. Раньше ведь именно так воспитывали. Но мы пока обойдемся дополнительными занятиями или занятиями в садике.

— С проблемой выбора садика, кстати, не столкнулись?
Юлия: Когда Ване было 1,5 года, я пришла с ним в сад и сказала: «Вот бы нам в садик». Нам ответили: «Что-то вы поздновато обратились!» Но потом все-таки согласились взять. Может, нас узнали, а может, просто хорошие люди повстречались.
Григорий: С садиком пока не очень все понятно. Так страшно сейчас из-за гриппа, всяких простуд. У нас же Федя еще совсем маленький. А из садика Ваня точно какую-нибудь инфекцию будет приносить.

— А вообще есть смысл водить ребенка в детский сад?
Юлия: Конечно. Там дети и знания новые получают, и учатся общаться. Мы своих точно водить будем.

— Ваня как-нибудь ухаживает за своим младшим братиком, помогает?
Юлия: Да. Бывает, когда Федя плачет, Ваня подходит к нему и говорит: «Федя, не плачь». Одеялом укрывает, соски свои дает.
Григорий: Гладит его и качает, иногда (улыбается).

— Ваню от соски еще не отучили?
Юлия: Ваню от соски мы отучили давно. С этим, кстати, проблем никаких не было. Но как только в нашей семье появился Федя и мы начали его активно учить сосать соску, Ваня подошел к нам и сказал: «А мне? Мне тоже дайте!» Поэтому сейчас в итоге соску сосет Ваня, а Федя не сосет. Но иногда Ваня говорит, что Федечке соска нужнее, и отдает ее братику.

— У Вани есть любимая игрушка или игра?
Григорий: У современных детей очень много игрушек всяких, и это очень плохо. Поэтому даже непонятно, какая у Вани любимая.

— Почему это плохо? Казалось бы, все совсем наоборот.
Григорий: Они их не ценят. Я вот помню свои детские игрушки. В этом что-то было. Я до сих пор помню те игрушки, с которыми меня спать укладывали. Эти вещи связывают тебя с детством, о них приятно вспоминать. А у Вани, я думаю, такого не будет. Весь тот ворох игрушек, который у него сейчас есть, рано или поздно угодит в помойку — и никто об этом сожалеть-горевать не будет.

— Вы сами какие-нибудь свои игрушки сохранили?
Григорий: Да, какие-то точно дошли до наших дней.
Юлия: У меня книжки со сказками сохранились. Настоящие такие, большие. Их сейчас Ваня читает.
Григорий: Переизбыток чего-либо в воспитании ведет к пренебрежению. Человек просто не понимает цену того, что у него есть.

— Что родители могут сделать, чтобы ребенок не вырос избалованным, умел ценить и беречь свои вещи?
Григорий: Может, надо просто почаще вспоминать, как нас воспитывали, несмотря на то что это были более жесткие времена? Тогда родители просто не имели возможности покупать нам много игрушек. Но в таком положительном аскетизме была и прививалась очень правильная воспитательная нотка. Вкус к бережливости прививался. Каждый ребенок понимал, что вот, например, этот мячик — это его мяч. Этот мяч нужно беречь, его нельзя бить и ломать. Хотя, конечно, и мы ломали, но мы сожалели об этом. Не знаю. Обо всем этом целый трактат написать можно.
Юлия: Очень сложно, оказывается, воспитать ребенка. Когда ты только готовишься стать мамой, то думаешь, что все по-другому будет.

— Много всяких разных книжек читали, когда только готовились мамой стать?
Юлия: Очень много. У меня были просто горы литературы. Но получилось, что книжки книжками, а на деле — все по-другому. Ну совершенно иначе.
Григорий: Да, тут все непредсказуемо.

— Григорий, а вы тоже читали какие-нибудь книжки и пособия для пап?
Григорий: Да нет, конечно. Я думаю, все это особо не нужно. Надо доверять своим инстинктам. Они включатся тогда, когда надо будет. Ну невозможно же научиться, например, пеленать по книгам. Пока ты сам 50 раз не запеленал ребенка и 40 раз не ошибся — ты этому не научишься. Я познавал все прелести отцовства в жизни, на практике.
Юлия: Я до сих пор пеленать не умею. Пеленал Гриша всегда. У него это так здорово получалось! (Смеется.)

— Вы пытаетесь до своих детей донести и привить им те ценности, которые были в ваших семьях, когда вы сами были детьми?
Григорий: Мне этого сделать не дают. У меня было жестковатое, спартанское воспитание. Я отдаю себе отчет в том, что для ребенка это — своеобразная шокотерапия. Я помню эту терапию применительно к себе. Но сейчас, с возрастом, я понимаю все плюсы этого воспитания. Не армия, конечно, была, но своего рода кадетский корпус. Все по правилам: с утра зарядка, умывание. Никаких телевизоров в перерывах. В каждом действии должна быть цель. Раз играешь — так играй; учишься — сиди и усердно учись. Сейчас, к сожалению, у нас не так много времени на общение с детьми, да и график жизни какой-то поломанный. Поэтому приходится все по-другому выстраивать, по-другому устраивать отношения с детьми. Ну и няня есть. Няню же не заставишь воспитывать так, как мы этого хотим. Единого направления в воспитании выдержать не удается. Но ничего не поделаешь. То, что мы нафантазировали в теории, на практике приходится подстраивать под реалии жизни.

— Многие мамы и папы придерживаются такой позиции, что в семье должен быть «хороший родитель» и «плохой родитель» — строгий и добрый. Вы как к этому относитесь?
Юлия: Я не могу на ребенка ни крикнуть, ни даже прикрикнуть. Это плохо, я понимаю. Ванечку я просто до невозможности залюбливаю и зацеловываю. А Гриша, за что ему большое спасибо, иногда ставит ребенка на место и говорит, что можно делать, а чего нельзя. Быть может, благодаря этому и настанет у нас в семье равновесие. В моей семье так и было. Мама на меня даже голос не повышала, а папу я слушалась.

— А говорили, что будете строгой мамой, а Григорий будет добрым папой!
Григорий: (Улыбается.) Ну я вижу, что никто не занимает эту позицию. Сам я мягкий человек, не люблю кричать. Но когда я понимаю, что ситуация выходит из-под контроля, то ставлю точку. Такую твердую точку. Поэтому даже могу и отшлепать иногда.

Юлия: Скажешь тоже — отшлепать! Один раз Ване по попе хлопнул. У Вани даже шок случился. Он не понял, что произошло, что случилось. Но с тех пор, когда Ваня себя плохо ведет, мы говорим ему: «Ты что, хочешь по попе получить?» Он отвечает «не тачу» и успокаивается.

— Кстати, компанию детей-мальчиков еще пока не планируете разбавить лапочкой-дочкой?
Григорий: Три ребенка — это хорошо!
Юлия: Да мы пока не загадываем. Как будет — так и будет!
Григорий: Сложно это все поначалу, особенно когда такая маленькая разница в возрасте. Потом, конечно, проще будет.

— Когда узнали, что ждете второго ребенка, было предчувствие, что это снова мальчик? Или ждали девочку?
Юлия: У меня было полное предчувствие, что это девочка, 100%-ное. Мне даже снилось, что это девочка. И все вокруг говорили, что девочка.

— А народные приметы что говорили?
Юлия: По токсикозу у меня закрались сомнения, что это мальчик. Сколько подруг у меня рожали девочек — ни у кого не было токсикоза. А у меня и в первую, и во вторую беременность были неприятные периоды, и что в первый, что во второй раз они выпадали на отпуск, когда мы с Гришей где-то путешествовали!

— Были свои хитрости, как побороть токсикоз?
Юлия: У меня токсикоз проходил довольно-таки в тяжелой степени. Немножко помогали крекеры. Но общее состояние тошноты не уходило никуда. Вода с лимоном тоже не помогала. Это как с детьми. Пока он не научится спать ночью — ты хоть тресни. И токсикоз также. Пока не пройдет сам — ничем не вылечишь.

— Григорий, Юлия часто капризничала во время беременности?
Григорий: Ну такого уж прямо синдрома беременности у нее не было. И это очень хорошо. А то я нетерпим к каким-то надуманным странностям и просьбам. Женщины, когда беременные, считают себя исключительными.
Юлия: Но они действительно исключительные, Гриш.
Григорий: Нет, это понятно. Но перегибать палку нельзя. Есть объективные вещи, а есть надуманные. Надо их разделять. Надо знать меру. Это от характера зависит, наверное. Слава Богу, у Юли каких-то запредельных заворотов не было.

— А все-таки правда, что вторая беременность проще проходит?
Григорий: Да, вторая беременность проще протекала. Во-первых, было уже понятно, что с этим со всем делать. И ажиотажа вокруг живота не было, и паники какой-то не было. Во второй раз уже по пройденным тропкам шли.
Юлия: Да, с Федей все было проще. И детство малыша, первые месяцы, проще проходят. Проще их воспринимаешь. Когда Ваня поначалу плакал — мы были в ужасе. А сейчас, когда Федя плачет, мы так уже не паникуем. Все дети плачут, в этом нет ничего криминального. Нужно просто постараться ему помочь. Более спокойная в доме обстановка — и дети спокойнее. Но это только с опытом приходит. Советы всякие тут не помогут. Нет смысла говорить молодой маме, у которой первый малыш родился, чтобы она не тревожилась, была спокойнее. Пока она сама этот этап не пройдет — никуда от этого не деться.

— На кого больше Федя похож, а на кого — Ваня?
Юлия: Когда Федя родился, у меня было ощущение, что меня вернули на 2 года назад, и я снова родила Ваню. Так он был на Ванечку похож, как две капли воды. Одно лицо. А Гриша сказал, что он абсолютно не похож на Ваню.
Григорий: Рано пока судить об этом. Посмотрим. Пока дети сами на себя похожи. Какого-то определенного сходства с родителями, на мой взгляд, еще нет.

— Что вы, как двукратные родители, можете пожелать всем тем, кто только готовится стать папами и мамами?
Григорий: Главное — не бояться. Очень много сейчас людей, женщин, которые думают: «Вот сделаю карьеру — тогда можно. Встану на ноги — тогда можно и о ребенке подумать». Никогда не будет идеального времени. Это утопия. Всегда будет масса проблем, всегда чего-то будет не хватать. Но я считаю, что, особенно если ты верующий человек, то глупо даже думать об этом. Вот тебе дается ребенок, и если ты решаешься на это — то все необходимое тебе посыплется. Вообще, что может быть прекраснее воспитания собственного ребенка? Это событие, да и вообще продолжение рода, всегда должны быть на первом месте. Так даже природой заложено. Нужно на это смелее решаться. Время-то уходит, оно ждать никого не будет. А такого счастья, которое приносят дети, ничто дать не может. Это ни с чем нельзя сравнить — удовольствие и счастье общения с ними.
Юлия: Особенно полно испытываешь это счастье, когда оба ребенка заснули. Вот заходишь в комнату, смотришь — Ванечка спит. Подходишь к люльке, смотришь — и Федечка спит. Садишься — и тебя просто накрывает счастьем. Это прекрасное ощущение, что вокруг тебя — все родные, такие замечательные люди, так сладко сопят.
Григорий: Да, и потом это средство просто от всех невзгод. Все неувязки, проблемы на работе меркнут, когда вспоминаешь о своих детях. Дети — это якорек, который дает возможность вернуться, когда заносит. Дети не дают впадать в уныние. Элементарно некогда. Да и потом просто улыбка ребенка творит чудеса. Ребенок скажет «папа» — и сразу все у тебя проходит, все твои проблемы исчезают.
Юлия: Поэтому рожайте, рожайте и еще раз рожайте!

Электронная версия

Блоги

Последние сообщения:

Смешные стихи

Андрей16.06.2016

Пустота и тишина...

Ирина14.12.2015

про игрушки)

Belyavka12.08.2015

про кокон подробности

Татьяна30.07.2015

марафонБобра

Татьяна19.07.2015