Официальная интернет-версия бумажного журнала

Юлия Такшина и Григорий Антипенко: «Эту новость нам принес аист…»

В шоу- и кино-бизнесе есть такое понятие: узнаваемое лицо. Вот два таких «лица», которые с недавних пор знает практически вся страна, и стали героями нашего сегодняшнего рассказа. Суперуспешный сериал «Не родись красивой» принес Юлии Такшиной и Григорию Антипенко не только славу и любовь зрителей — он подарил им и другую любовь, которая куда важнее узнаваемости и самых высоких гонораров.
На съемочной площадке «Не родись красивой» соединились сразу несколько пар, но, по-моему, исполнителей ролей Андрей Жданова и Виктории Клочковой вполне можно назвать самой красивой парой сериала.
Но и после окончания работы над этим проектом Юлии и Григорию есть что рассказать и показать ждущим новостей зрителям и читателям. Тем более что в начале лета в их семье ожидается очень важное событие — появление на свет малыша. Так что звездная пара с удовольствием поделилась с нами последними новостями.

takshina_1

— В процессе работы над сериалом «Не родись красивой» вся съемочная группа работала буквально днем и ночью. Не мешал ли такой график развитию отношений? Или, наоборот, помогал?
Григорий:
Все время съемок у нас не было жизни вне площадки. Жизнь вне студии — это был только сон. Вернее, попытки выспаться за несколько свободных часов. Все остальное время мы работали. Поэтому все наше общение происходило непосредственно на съемочной площадке. Мы ближе узнавали друг друга, делились какими-то впечатлениями и так далее. Пытались, конечно, каким-то образом разнообразить жизнь, хоть иногда не думать о работе, но это не всегда получалось.
— Когда вы поняли, что ваши отношения уже не просто дружеские?
Григорий:
Вы знаете, я никогда не ставил галочек. Вроде таких: «Ага, сегодня случилось то-то и то-то, надо запомнить дату» (смеется). Как-то все само собой случилось. Естественно, не сразу, долгое время мы присматривались и очень осторожно относились друг к другу. Возможно, я даже немного недолюбливал Юлю, а она меня. Я считаю, что развитие отношений — это длительный процесс. От фразы до шутки, от шутки до прибаутки, от приколов до самых серьезных тем. Но в конце концов мы поняли, что у нас есть точки соприкосновения. Постепенно появились общие интересы и темы для обсуждения… Вот так потихоньку наши отношения и развивались.
— А почему вы вначале недолюбливали друг друга?
Григорий:
Ну мы внешне просто люди своеобразные…
Юлия: Сначала мне Гриша показался снобом. Я думала, что он играет на публику, что в нем нет ничего живого. Что этот человек себя как-то нарочно эпатирует, а ничего настоящего он из себя не представляет. Но потом все изменилось.
Григорий: Я примерно что-то в этом роде думал про Юлю. Но это нормально поначалу. Но когда два незнакомых человека попадают в определенную ситуацию — хорошей метафорой здесь будет ситуация лифта, застрявшего между этажами, — они вынуждены долго находиться рядом и много общаться. Тут уж волей-неволей начинаешь узнавать человека лучше и, чаще всего, меняешь свое мнение о нем. И первые негативные впечатления перерастают в серьезные чувства.
— А как скоро вы начали жить вместе?
Григорий:
Вы знаете, я сейчас даже не вспомню всех подробностей, но в общем довольно быстро. В том же лифте (смеется).
Юля: (с улыбкой) Да, это было 53 года назад.
Григорий: Просто мы не из тех людей, которые живут прошлым. У нас есть настоящее, которое нас радует, и нет необходимости возвращаться в прошлое, анализировать какие-то этапы наших отношений. Раньше было хорошо, сейчас еще лучше, а дальше, я надеюсь, будет вообще замечательно.
— А когда вы узнали, что у вас будет ребенок?
Юлия:
Где-то на третьей неделе беременности. Вообще, эта тема для нас очень интимна, так что давайте считать, что к нам просто прилетел аист и сообщил радостную новость.
— Григорий, а как вы отреагировали на такое сообщение?
Григорий:
Я вообще человек очень позитивный, но не из тех, кто впадает в бурную радость. Так что я отреагировал спокойно. Ребенок — это всегда долгожданное явление. Не в том смысле, что долго ждали, а в том, что всегда приятно получать подобные известия.
— А кого вам больше хотелось? Мальчика или девочку?
Григорий:
Я придерживаюсь той точки зрения, что не важно кто, главное, чтобы ребенок был здоров. Просто окружающая среда на данный момент оставляет желать лучшего. Проблемы с экологией и так далее. Так что здоровье Юли и нашего будущего малыша — сейчас самое главное для меня.
— Вы делали трехмерное УЗИ?
Юлия:
Да, мне очень хотелось его сделать. Возможно, это и влияние рекламы, но я верю, что если трехмерное УЗИ покажет, что с ребеночком все в порядке, значит, так оно и есть. Я записалась к одному очень хорошему доктору, готовилась к визиту задолго до назначенного дня и буквально считала минуты до этого события. Так получилось, что я поехала на это УЗИ одна, Гриша в это время был на гастролях. Должна сказать, процедура мне очень понравилась. Заходишь в кабинет, ложишься на тахту, а над тобой висит экран, на котором уже через мгновение появляется твой ребенок. И все видно: лицо, ручки, ножки. Очень здорово. После процедуры мне даже записали диск с изображением моего малыша, и я время от времени просматриваю эту запись.
— Юлия, расскажите о том, как протекает ваша беременность? Был ли токсикоз?
Юлия:
Вообще, конечно, токсикоз меня помучил. Я в это время еще работала. Были даже одни съемки, которые пришлось отменить, потому что у меня был жуткий приступ тошноты. Ощущение, конечно, не из приятных. Но когда токсикоз прошел, я была очень счастлива. Ведь меня пугали, что тошнить может всю беременность и даже после родов во время кормления. Но, слава Богу, мне удалось этого избежать.
— А не говорили вам, что раз сильный токсикоз, то будет девочка?
Юлия:
Как раз наоборот, мне говорили, что раз токсикоз, то будет мальчик. Я как-то приезжала в роддом на выписку к подруге, и с ней выписывалась одна женщина. Она меня спрашивает, как я себя чувствую, я отвечаю, что меня жутко тошнит, на что она говорит: «Это значит, что будет мальчик. Сто процентов». Мол, при мальчиках тошнит всегда сильнее.
Вообще я прочитала, что токсикоз — это очень хорошо. Мол, организм сам вынуждает тебя принимать только полезную и нейтральную пищу, отвергая все ненужное. Ведь токсикоз обычно бывает в первом триместре, когда формируются все органы будущего малыша. Вот организм и защищает ребенка от всяких вредных воздействий, возникающих, в том числе, и от неправильного питания. Поэтому я даже не расстраивалась, что у меня токсикоз. Раз был, значит, так надо.

takshina_2

— Юлия, а ваш доктор ничего вам не запрещает? Например, вести активный образ жизни, работать?
Юлия:
Да нет, все как раз наоборот. Я сама стараюсь сейчас больше отдыхать. Уже не снимаюсь, не работаю в театре. Доктор же не ставит мне никаких ограничений, слава Богу, так что я могу себе позволить даже немного заниматься спортом: плавать в бассейне и ходить на гимнастику для беременных. Хотя последний месяц я вообще ничем не занималась. Гриша работал в Питере, и я была там с ним. Честно говоря, за это время я устала сидеть дома и ничего не делать. Правда, я много читала, но тело соскучилось по физическим нагрузкам. Опять хочется в бассейн и на гимнастику.
— А что вы читали? Специальную литературу или что-то для души?
Юлия:
В последнее время я перечитала огромное количество разнообразной литературы по беременности и родам. Это и все российские журналы, и последние книги, посвященные этой теме. Я все это скупала в жутких количествах. К тому же моя только что родившая подруга Оля Ломоносова передала мне много хороших книг «по наследству». Теперь мне кажется, что я знаю все и об естественных родах, и о кесаревом сечении и о многом другом.
— Юлия, хотите ли вы, чтобы Григорий присутствовал при родах?
Юлия:
Нет, я совершенно точно против этого. Мне хочется, чтобы Гриша воспринимал меня не только как мать своего ребенка, но и как любимую женщину. Поэтому мы даже особо не обсуждали этот вопрос, все было изначально ясно. И с его точки зрения это совершенно лишнее, и у меня такая позиция, что мужчина не должен при этом присутствовать.
Григорий: Это своеобразный момент таинства для меня. Просто есть в жизни такие вещи, которые происходят «за алтарем», и постороннему глазу туда лучше не соваться. Может быть, если бы я был врачом, мне бы это было интересно, а так я человек очень эмоциональный и впечатлительный. В общем, это удовольствие явно не для меня.
Юлия: Я не думаю, что присутствие мужа на родах является показателем его любви к жене. У каждого человека своя позиция по этому вопросу, и она так или иначе правильная и наиболее подходящая именно для него.
— А как вы относитесь к семейным родам, когда в палате есть еще и кровать для папы?
Юлия:
Ой, это было бы прекрасно, но мы практически ничего не знаем об этом.
Григорий: Я вообще о таком слышу в первый раз. Наверное, это хорошо, но я думаю, что должен быть стимул поскорее выписаться домой, а втроем можно и залежаться. Так что мы еще будем думать над этим вопросом.
— Планируете ли вы устраивать что-то особенное на выписку?
Григорий:
Я не уверен, что из этого события мы будем делать какой-то особенный праздник, посмотрим по ситуации.
— Юлия, а вы как-нибудь готовитесь к предстоящим родам? Может быть, посещаете школу для беременных?
Юлия: Нет, в школу для будущих мам мы еще не ходили, но я занимаюсь спортом. Хожу в бассейн и на аэробику для беременных. Я занимаюсь в обыкновенной группе. Мне очень нравится. Хотя нагрузка там достаточно сильная, у меня не возникает неприятных ощущений от этих занятий. Мне хорошо и комфортно, так что я с удовольствием занимаюсь.
— Юлия, а вы специально стремитесь не набирать вес? Может, какой-нибудь особенный режим питания…
Юлия:
Мне, наоборот, кажется, что я поправилась и что я очень много ем. Но мне приятно, что внешне это незаметно.
— Выбрали ли вы уже роддом? Какой?
Юлия:
Да, я с самого начала беременности наблюдаюсь у доктора, который будет у меня принимать роды. С этим проблем нет. Но я бы не хотела называть ни его имя, ни роддом. Потому что мы не хотим делать из нашей выписки шоу. Я просто много раз видела, как папарацци встречают бедных звездных мам на выходе из роддома. Лезут с фотоаппаратами прямо в лицо малышу — в общем, ужасно! Мы бы хотели по возможности этого избежать.
— Григорий, как вы считаете, изменился ли характер Юлии с беременностью?
Григорий:
Да нет, Юля держится молодцом. Если что-то начинается, какие-то капризы, я ей говорю: «Ну вот! Беременная…» Мы посмеемся над этим, и все становится на свои места.
Юлия: Из уст Гриши эти слова всегда звучат так нежно и ласково, что мне даже нравится. Вообще, я стараюсь не капризничать без причины. Но если причина есть, то можно и покапризничать немного. Хотя мне кажется, что я стала более эмоциональной. Меня может растрогать какой-нибудь фильм, могу над ним поплакать, чего раньше со мной не случалось. Или когда Гриша уезжает куда-нибудь на съемки. Когда сидишь два-три дня дома одна, — становится грустно.
— Юлия, есть ли у вас в семье какое-нибудь распределение обязанностей? Помогает ли вам Гриша по дому?
Юлия:
Вы знаете, сейчас мне, наоборот, хочется все делать самой — у меня впервые за долгое время появилась возможность заниматься домом. Раньше я очень редко могла выкроить время, чтобы по-настоящему убраться и заняться обычными женскими делами. Поэтому я получаю от них огромное удовольствие. Мне хочется создать дом, в который Грише было бы приятно и радостно приходить.
— Верите ли вы в какие-нибудь «беременные» приметы? Например, приданое малышу вы собираетесь покупать до или после родов?
Юлия:
Приметы работают только тогда, когда в них веришь. Мне кажется, что лучше приобрести приданое до поездки в роддом. Чтобы приехать и уже знать, что и где у тебя лежит, и чтобы ни за чем не надо было бежать. Мы уже купили малышу комплект на выписку, заказали детскую комнату и коляску. Детская пока еще находится в магазине, нам ее привезут перед самыми родами. Мы решили, что будет лучше, если дома ничего не будет стоять без дела и пылиться.
Очень забавно, но на каких-то больших мероприятиях, вроде выставок, к нам подходят представители различных детских компаний и дарят всякие полезные мелочи со словами: «Нам будет приятно, если ваш малыш будет этим пользоваться».

takshina_3

— Изменила ли беременность ваши предпочтения в выборе косметики?
Юлия:
Нет, единственное, чего я сейчас не делаю, — не крашу и не стригу волосы. Мне хочется, чтобы они отдохнули от постоянно меняющихся стрижек, окрасок и укладок. Ведь под каждый новый проект меня красят в новый цвет, и при этом очень сложно сохранить волосы в нормальном состоянии. Так что я, можно сказать, пользуюсь передышкой.
А из косметики единственное, что у меня появилось новое, — это крем от растяжек, которым я с удовольствием пользуюсь. Я перепробовала многие средства от растяжек и в итоге остановилась именно на нем, так мне нравится его запах и консистенция. Он не жирный, хорошо впитывается, и к коже после него приятно прикасаться.
— Юлия, у многих будущих мам возникает вопрос: где теперь одеваться? Как вы решили для себя эту проблему?
Юлия:
Из всех фирм, которые производят одежду для беременных, мне больше всего приглянулась компания Biba. Вещи, которые делает эта компания, совершенно не выглядят одеждой для беременных. Мне кажется, комбинезоны, джинсы с резинками — все это придает беременным какую-то неуклюжесть. А я считаю, что в период беременности девушка должна быть очень нежной, но в то же время модной и красивой. А одежда от Biba отвечает всем этим требованиям.
— Юлия, вы до тех пор, пока у вас не появился живот, отрицали свою беременность в прессе, почему?
Юлия:
Потому, что тот ажиотаж, который сразу возник вокруг факта моей беременности, был мне, мягко говоря, непонятен. Все это несколько раздражало. Эти бесконечные звонки с вопросом, беременная ли я. Хотелось ответить подобным звонящим, что они не мой доктор, чтобы этим интересоваться. Потом, мне кажется, первые три месяца будущие детки такие хрупкие, ребеночек только начинает расти, и его маме очень вредно нервничать или испытывать негативные эмоции. Я относилась ко всему этому очень трепетно и предпочитала не говорить ничего раньше времени.
— Расскажите, пожалуйста, о спектакле, над которым вы сейчас работаете.
Григорий:
Это сложная вещь… Сейчас мы все очень переживаем за судьбу нашего нового спектакля, так как скоро премьера. Я еще не знаю, какое у меня в итоге будет отношение к этой работе. Все еще как бы висит в воздухе. Продюсеры выбрали очень известную вещь Бернарда Шоу — «Пигмалион», и изначально, участвовать в этом проекте нас приглашали вдвоем с Юлей. Но достаточно скоро стало ясно, что через несколько месяцев у Юли не будет возможности репетировать, а тем более играть премьеру.
Юля: Кстати, когда мы объявили нашим продюсерам, что ждем ребенка, все были за нас очень рады.
Григорий: Долго искать новую героиню не пришлось и сейчас вместо Юли над этой ролью работает наша подруга и жена режиссера спектакля — Ольга Ломоносова. Она тоже недавно родила, но быстро вернулась к работе. А о самом спектакле я сейчас не буду ничего говорить. Все увидит зритель, и его оценка будет самой объективной.
— Юлия, а вам не было обидно прекращать репетировать и отдавать свою роль?
Юлия:
Мы много говорили об этом с Гришей, но что же делать, раз сложилась такая ситуация и у нас будет ребенок? Конечно, был вариант вообще свернуть проект, но мне кажется, это неправильно, да и Грише сейчас нужна эта работа. Так что в данной ситуации мы приняли верное решение. Проект развивается пока в таком составе, а вот когда мы родим, я конечно же собираюсь войти в спектакль. От меня это все равно никуда не уйдет. Сейчас пока я хожу на репетиции, наблюдаю за сценическим рисунком, набираюсь опыта. Так что я совершенно не чувствую себя в чем то ущемленной. И вообще мне очень приятно, что эту роль играет Ольга Ломоносова, моя хорошая подруга и человек, которому я доверяю.
— Будете ли вы искать ребенку няню?
Юлия:
Нет, я думаю, что мы обойдемся без няни. У нас есть две прекрасные мамы, будущие бабушки, которые сидят без дела и очень хотят заняться внуком.
Вообще, конечно, бабушек тоже нельзя слишком загружать. В общем, посмотрим по обстановке, потребуется, так найдем няню. Но мы постараемся сделать все, чтобы воспитывать ребенка самим, без вмешательства людей со стороны.
— Существуют ли в вашей семье какие-нибудь особенные, только ваши, праздники?
Юлия:
Нет, никаких особенных праздников у нас нет. Впрочем есть традиция: когда заканчивается какой-нибудь очередной проект, мы с Гришей собираемся и едем куда-нибудь отдыхать. Только вдвоем. После напряженной работы это настоящий праздник.
— Хотите ли вы, чтобы ребенок пошел по вашим стопам, стал актером?
Григорий:
Как он сам захочет, так и будет. Сейчас еще очень рано загадывать, надо сначала его родить.
— Григорий, как вы думаете, вы будете строгим папой?
Григорий:
Не знаю. Постараюсь быть в меру строгим. Безусловно, насколько строгость потребуется. Но я постараюсь не перебарщивать с этим. Я не буду ни на кого давить, поскольку знаю, что такое родительское давление, и не хочу, чтобы мои дети ощутили это на себе. Я думаю, что Юля будет гораздо более строгой к нашему малышу, чем я.

Как видите, с закрытием проекта «Не родись красивой» жизнь его актеров вовсе не кончилась, а наоборот, только началась. Сейчас звездная пара живет своим новым спектаклем, ну и конечно же ожиданием малыша. Ребята полны творческих идей и планов, и хочется пожелать Юлии и Григорию только одного — чтобы роль молодых родителей удачно сочеталась в их жизни с новыми ролями в кино и театре.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера