Официальная интернет-версия бумажного журнала

Леся Ярославская

«БЫТЬ МАМОЙ — МОЕ ПРИЗВАНИЕ»

Ярославская
Совсем недавно группа «Тутси» пополнилась еще одной молодой мамочкой. Леся Ярославская — выпускница проекта «Фабрика звезд–3» и очаровательная солистка популярной группы  — совсем недавно стала счастливой мамой и родила дочку Лизу. Эта энергичная девушка до 7-го месяца беременности ездила на гастроли, без труда ходил на высоких каблуках, веселилась в компании друзей — и вот уже снова хочет на сцену. Несмотря на такой активный образ жизни, Леся без труда справляется с ролью мамы, с нескрываемым удовольствием рассказывает о радостях и подводных камнях семейной жизни и материнства и просто учит быть беременной.

— Жизнь звезды эстрады, особенной выращенной на «Фабрике звезд», очень активна. Леся, как вам удалось найти время, чтобы заняться личной жизнью?
Леся:
Все было совсем суматошно вначале, сразу после участия в проекте
«Фабрика звезд». Был бесконечный тур, домой я приезжала, только чтобы поменять сумки, взять какие-то вещи — и опять уезжала. Потом все стало гораздо спокойнее: мы уезжали всего на сутки-двое. Да и концерты все были, в основном, поблизости.
— Со стороны Андрея, вашего мужа, часто приходилось выслушивать упреки?
Леся:
Я просто горжусь Андреем. Вообще, я не знаю, как он, с его характером Скорпиона, вытерпел эти нескончаемые девять месяцев тура после окончания «Фабрики». Все были уверены, что мы разведемся. Да и сейчас говорят, что мы не живем вместе. Наверное, в честь такого «развода» я и решила родить ему дочь (улыбается). У меня и родители потрясающие, они поддерживали и меня, и Андрея. Муж на самом деле себя просто перевоспитал, стал относиться к моей работе с пониманием. А это дорогого стоит!
— Какая у вас с мужем разница в возрасте?
Леся:
Девять лет. Мужу вот недавно исполнилось 36, а мне — 27.
— Вы так молодо выглядите, что кажется, будто вам 18! Лиза — ваш первый ребенок?
Леся: Да.
— А у мужа?
Леся:
У мужа тоже первый ребенок. И я очень счастлива, что именно я Андрею его подарила. Мы в браке уже шесть лет, а вместе — семь лет. Мы как-то и не ставили себе цель срочно становиться родителями. Нам хотелось сначала жилищный вопрос решить. Мы ждали, что нам, как семье военного, дадут квартиру. Все ждали-ждали… и забеременели. Сейчас уже первые на квартиру в очереди стоим! Поэтому, мне кажется, Бог знает, когда давать ребенка.
— Участие молодой жены в закрытом телепроекте — серьезное испытание для семейной жизни?
Леся:
Да, на самом деле жестокость на «Фабрике» была невыносимая. У меня аж сердце кровью обливалось. На проекте я была единственной замужней дамой, а к мужу меня даже на пушечный выстрел не подпускали. Притом знали, что ситуация была жуткая: муж меня категорически не отпускал на проект. Я пошла на кастинг, когда Андрей был в командировке в Солнечногорске. Я сделала этот шаг, не посоветовавшись с ним, хотя обычно мы все всегда решаем сообща. Просто я была уверена, что меня не возьмут, думала, там давно уже все куплено. А потом, спустя время, сказали, что меня берут. Я прошла строгую медкомиссию, хотя все говорили, что я не выдержу таких нагрузок. И когда в конце концов вывесили списки, я просто разрыдалась, так как была психологически совершенно не готова к такому повороту событий. Боялась даже представить, что будет твориться в моей семье.
— И что в ней творилось?
Леся:
Андрей мне фактически ультиматум поставил: либо он, либо проект. Но я понимала, что «Фабрика звезд» — мой шанс. Ведь я с четырех лет пою, то есть всю свою жизнь. С другой стороны, я очень люблю Андрея, и разрушать своими руками семью тоже не могла. Андрей видел, как я страдаю, и в результате дал добро на мое участие в проекте. Однако на фабричные концерты он не приезжал, и мы вообще не виделись полтора месяца. Еще Андрей не хотел, чтобы я ему звонила, потому что звонки транслировались бы на всю страну. Человек он скромный, и весь этот шум вокруг нашей семьи для него был шоком. Когда руководители проекта решили мне подарить встречу с мужем, он согласился, потому что думал, что мы будем одни.

Ярославская
 — И тут вас тоже ждало разочарование…
Леся:
Разочарование — это слабо сказано. Помимо нас было еще человек пятнадцать: охрана, корреспонденты, осветители. Вот идет Андрей мне навстречу с цветами, смотрит на меня, надеется, что нас сейчас оставят. А нас сажают за стол и начинают говорить, в какой руке держать бокал, куда смотреть. Мы даже поговорить друг с другом не могли с глазу на глаз! Нам заказали много разных блюд, а мы сидели, не ели и все время молча смотрели друг на друга. До сих пор, когда вспоминаю или смотрю эту встречу, — у меня внутри все переворачивается. Рядом — твой родной, любимый человек, а ты ничего не можешь сделать без команды чужих людей. Это психологически очень трудно. Даже поцеловаться нам не дали — быстро-быстро чмокнули друг друга и разошлись. «Фабрика» — это больше реалити-шоу, чем музыкальное. Как будто нас не по музыкальным талантам выбирали, а как персонажей молодежного сериала.
— Вы на «Фабрике» пробыли месяца три?
Леся:
85 дней. Сейчас вспоминаю все как сон, как будто это не со мной было. Огромное счастье, когда ты просто можешь быть рядом с любимым человеком, звонить ему, когда захочется, — и никто не будет подслушивать.
— У вас и сейчас жизнь не совсем обыкновенной женщины. Ваша профессия предполагает отнюдь не домашний образ жизни. Как Андрей относится к этому?
Леся:
Он все понимает и во всем мне помогает. Первое время даже ездил со мной на ночные концерты и ждал в машине, пока закончится наше выступление. Пока не было Лизы и я активно выступала, жизнь была как на вулкане. Мне могли даже ночью позвонить и сказать, что надо срочно куда-то лететь выступать. В общем, такой вот экстрим, к которому потом, видимо, привыкаешь, даже жить без этого не можешь. Один раз мне на сроке беременности 7 месяцев пришлось ехать выступать в Оренбург. Меня еле в самолет посадили! Все всячески прятали меня и мой живот. А артисты вообще обалдели: не понимали, как я смогу работать. Да еще и полет был тяжелым, мы в зону турбулентности попали, и нас сильно трясло. Но я была уверена, что все будет нормально. В итоге мы отработали положенный часовой концерт в Оренбурге. Я была счастлива! Сама поражаюсь, как я все это выдержала: на мне было двухкилограммовое сценическое платье, в самом зале было очень жарко, а я так легко себя чувствовала. Было здорово ощущать, что я вот так могу на седьмом-то месяце! Была бы моя воля — я бы и на девятом месяце работала.
— Как же вас муж отпускал?
Леся:
Муж, конечно, очень переживал, боялся. Но он знал: если я чего-то захочу — то своего добьюсь. Он просто хотел видеть меня счастливой.
— А как вообще ваша беременность проходила?
Леся:
Потрясающе! Даже было ощущение, что если б не растущий живот, я вообще бы не поняла, что беременна. Я даже на девятом месяце за грибами ходила. Папа собрался за грибами, и я с ним пошла. Набрала столько, сколько никогда в жизни не собирала. Машину вот в гараж поставила тоже только за неделю до родов. Врачи уже сказали: «Хватит ездить!» Уговаривали вести более размеренный образ жизни. А я ходила на какие-то показы, в кино снималась. И ребенку, мне кажется, было настолько комфортно, что он ни капельки мне не мешал. У меня какая-то гордость была, что я живу активной жизнью, будучи беременной. Я считаю, что если ты себя хорошо чувствуешь, можешь активно жить, то не надо сидеть дома, вязать носки и читать страшилки про то, как прошли роды.
— И никакого токсикоза?
Леся:
Нет, не было! Я узнала, что беременна, когда уже пошел третий месяц. Я попала в аварию, когда ехала к бабушке, — пьяный дядька навстречу выехал. Когда меня привезли в больницу, то там уже сказали, что у меня третий месяц беременности. Никаких токсикозов, никаких головокружений — ничего.
Ярославская
 — Что говорили народные приметы — сын или дочка должны были родиться?
Леся:
Все говорило о том, что будет мальчик. Как-то летели с Панкратовым-Черным на гастроли, он меня замучил: всю дорогу говорил, что родится парень, потому что живот огурцом и лицо чистое. А УЗИ только на восьмом месяце точно показало, что у меня дочка будет. Впрочем, мне было все равно, кто родится. Я просто очень ждала этого ребенка. Андрей всегда говорил, что мужчина мечтает о мальчике, но больше любит девочек. Когда родилась дочка, я спросила, не расстроился ли он. Он сказал, что безумно рад.
— Муж на родах присутствовал?
Леся:
Нет, он у меня и так седой (улыбается). А если б это видел, был бы белый, как волк. Мне бы не хотелось, чтоб он в подобные тонкости вникал.
— Вы сами рожали?
Леся:
Да, рожала сама. Но мне вызывали роды: было обвитие пуповины и многоводие. Накануне родов приехали все мои друзья-«фабриканты», поддерживали.
— Как Андрей узнал, что стал папой?
Леся:
Муж как раз ко мне в роддом ехал, когда я позвонила ему и сообщила, что родила. Мама говорит, он чуть руль не потерял: не ожидал, что я так вот раз — и все. И вот только меня отпустили в палату — тут же мама с Андреем приехали. Как раз застали первое кормление Лизы, поснимали ее на видеокамеру, пофотографировали. Первое, что сказали про ребенка: «Боже, какие ресницы!» Ресницы и правда на удивление длинные.
— Как вы справляетесь с ребенком? Не трудно?
Леся:
Да шикарно все! Такое ощущение, что быть мамой — мое призвание (улыбается).
— А когда на гастроли уезжаете, то кому ребенка передаете, кто с ним остается?
Леся:
Я пока не гастролирую. Если у меня какие-то съемки, то с дочкой сидит моя мама или сестренка, ей 14 лет. Так здорово, что все родные живут рядом и все готовы помочь. Мама звонит сама и говорит, что она два дня Лизу не видела и хочет очень прийти, погулять с ней. Я говорю: «Мамочка, я сама с ней погуляю!» Мама даже немного обижается, ведь она так Лизу любит! Поэтому я удивляюсь, когда слышу от подруг, что они не могут уговорить бабушек погулять раз в месяц с ребенком. Еще я рада, что все мои одноклассницы уже имеют детей. И даже не по одному ребенку. Поэтому если у меня какая-то проблема, я в любой момент могу им позвонить, они мне про все расскажут.
— А папа как принимает участие в воспитании дочки?
Леся:
Помню, как я удивилась, когда услышала, что Андрей поет дочке колыбельную. Он столько души в нее вкладывал. Папа дочку просто обожает и проводит с ней все свободное время. Вообще-то, у нас нет разделения на мужские и женские обязанности — мы все делаем вместе.
— А как вы готовились к появлению дочки? Много приданого купили заранее?
Леся: Я ничего не покупала. Вначале из-за всяких суеверий. Потом я решила хоть что-нибудь купить, но мой папа сказал, что не надо: родишь — тогда все и купишь. Так и получилось. Единственное, Андрей за неделю до родов уговорил купить кроватку. Коляску нам подарили. Шикарная коляска Bebecar, с поворачивающимися колесами. Мне очень нравится, что у нее верх снимается и получается люлька для перевозки. Я очень довольна. Потом еще автомобильное кресло Kiddy для Лизы нам подарили. Кресло очень красивое, атласное. Но не это главное — важно, что оно обеспечивает безопасность Лизы во время поездок.
— Леся, расскажите немножко о том, как вы приходили в форму после беременности и родов?
Леся:
Я пришла к мнению, что самое главное, в каком весе ты к этой беременности пришла. Если ты уже на 30 кг больше нормы, то не надо думать, что после родов станешь дюймовочкой. И во время самой беременности нельзя думать, что можно позволять себе что-то лишнее. У меня, к счастью, не было повышенного аппетита. Я все девять месяцев ела полезные продукты: фрукты, овощи, злаки. За беременность набрала 15 кг и родила довольно плотненькую дочку — 3340 г. Сама-то я 2300 родилась, недоношенной, семимесячной. После родов я сразу похудела на 6 кг, чем была расстроена. Казалось, что это очень мало. Я думала, что сразу начну носить старые вещи, а не получилось. Но потом буквально за месяц я скинула в общей сложности 13 кг. И открыла для себя помощника — электронные весы. Ежедневно записывала свой вес — а это вызывает спортивный интерес. Хочется с каждым днем весить все меньше и меньше. И конечно же мне помог обруч, который я крутила по 20–30 минут в день. Уложу вечером Лизу спать, включаю телевизор, смотрю и кручу. Вроде и сил много не тратишь, и результат налицо — талия с каждым днем становилась в объеме все меньше и меньше.
— Продюсер говорил, что надо в форму быстрее приходить, торопил?
Леся:
Мы договорились, что я приду, как смогу работать. Пришла через месяц. Все так удивились.
— Что вы почувствовали, когда стали мамой?
Леся:
Вообще, у меня никогда сомнений не было в том, что рано или поздно я стану мамой. Когда я родила Лизу, то поняла, что я сделала что-то такое… грандиозное! Только вот полноценно мамой я до сих пор себя не успела ощутить. Но готова каждый день кричать от радости, что родила.

Купить
архивные номера