Официальная интернет-версия бумажного журнала

Мария Бутырская и Вадим Хомицкий: "От родов остались приятные воспоминания"

Чемпионка мира по фигурному катанию, замечательный тренер, умница и красавица, а с недавнего времени еще и мама — все это она, Мария Бутырская. Ее спортивной карьере могли бы позавидовать многие спортсмены, сотни родителей мечтают, чтобы их дети занимались именно под ее руководством. Сегодня главная забота чемпионки — сынишка, появившийся на свет в середине апреля, хотя Маша успешно совмещает и материнские, и профессиональные обязанности. В интервью нашему журналу Мария и ее муж, хоккеист Вадим Хомицкий, рассказали о том, как протекала беременность и с какими неожиданностями им пришлось столкнуться в этот важный в жизни каждой семьи период.

Бутырская

— Люди знакомятся по-разному. У одних первая встреча оказывается яркой и запоминающейся, а у других отношения развиваются постепенно, поначалу незаметно, а потом вдруг обнаруживается, что сложилась новая пара. А как это произошло у вас?
Мария:
Ничего особенно романтического у нас с Вадимом не было, как и любви с первого взгляда. Теоретически мы могли бы столкнуться на льду, но познакомились в кругу знакомых в ресторане. Правда, Вадим как человек с настоящим мужским — боевым! — характером сразу принялся оказывать мне знаки внимания. И это было очень приятно.
— Мария, беременность и активные занятия спортом совместить непросто. Какие чувства вы испытали, узнав, что вскоре станете мамой?
Мария:
Когда я узнала о своей беременности, мне, разумеется, пришлось отказаться от многого в своей работе. Хотя к этому моменту я уже ушла из большого спорта, но оставались подписанные ранее контракты, от которых пришлось отказываться. Так, например, произошло с программой «Танцы на льду» на Втором канале. Ситуация сложилась не самая простая, поскольку я человек ответственный и не люблю подводить людей. В качестве партнера мне достался рок-музыкант Сергей Галанин, который на коньки встал впервые в жизни. Вообще среди всех участников проекта только один Петр Красилов в детстве занимался фигурным катанием. Мне было тяжелее, чем остальным спортсменам, поскольку я всегда была «одиночницей» и не имела опыта катания в паре. К тому же Сергей, будучи человеком творческим, не привык к ежедневным упорным тренировкам, без которых в спорте вообще ничего невозможно достичь. Нам было очень тяжело подстроиться друг под друга, а когда это наконец-то произошло, я узнала о своей беременности. Конечно же, сразу сказала об этом мужу, но о том, чтобы прекратить участие в программе, у меня и мысли не возникало. Ведь то, что научились делать на льду артисты за несколько месяцев, — это лишь программа начальной подготовки, которую осваивают малыши, только начавшие заниматься фигурным катанием. Не было никаких сложных прыжков или иных фигур, да и площадь катка не позволяла развить большую скорость. Поэтому я была полна желания отработать в программе до конца. Но тут неожиданно вмешался Вадим…
— И каковы были последствия этого вмешательства?
Вадим: Маша осталась ими недовольна. Узнав о том, что у нас будет ребенок, я подумал, что, несмотря на невысокие нагрузки, все равно это тренировки, тем более с партнером-непрофессионалом, и возможна ошибка, которая отразится на благополучии Маши и малыша. Я решил конфиденциально побеседовать с директором программы «Танцы на льду»: объяснил ему ситуацию и попросил устроить так, чтобы Мария закончила выступление. Паре специально поставили самые низкие баллы и она закончила выступление в этом проекте. Ну а сразу после этого все газеты написали про то, что Маша беременна. Мы испытали не самые приятные ощущения — все-таки разговор был приватным. Но, с другой стороны, я старался обезопасить жену и ребенка, поэтому думаю, что уход Маши из шоу был правильным решением.
— Ваше нежелание афишировать будущее прибавление в семействе было связано с какими-то суевериями? Ведь очень многие женщины хранят свою беременность в тайне от всех, кроме близких, пока она не становится очевидной. Хотя у вас живет черный кот, который постоянно переходит дорогу. Так верите ли вы в какие-то приметы, связанные с ожиданием ребенка?
Мария:
Нет, в приметы мы не верим, просто не планировали рассказывать о своей личной жизни всей стране. А так мы практически все приданое приобрели до рождения малыша — вплоть до детской мебели. Коляски, ванночку, многие другие нужные вещи покупали в «Кенгуру»: нам очень нравится сочетание цены и качества товаров и уровня сервиса. Почти всю одежду нам подарили. Впрочем, ее много и не нужно — ведь детишки растут так быстро. На самое первое время я вообще купила в «Детском мире» несколько хлопковых и байковых пеленок-распашонок, и этого оказалось вполне достаточно. Потом мы в основном ходили в магазин за памперсами. Единственная вещь, которой у нас не было, — конверт. Я присмотрела тот, который мне понравился, но сама купить не успела, а когда Вадим хотел это сделать, такого уже не было. Выручила моя близкая подруга, ставшая крестной нашего сына, которая подарила очень красивый конверт — именно на выписку.

Бутырская

— Вадим, что вы почувствовали, узнав, что станете папой?
Вадим:
Конечно же я был безумно счастлив. Единственное, что омрачало мою радость, — необходимость срочно улетать в Америку: поджимали контрактные сроки. Но, как только появилась возможность, я сразу же вернулся к Маше.
— Вы хотели мальчика или девочку?
Вадим:
Честно говоря, нам было все равно. Главное — чтобы ребенок родился здоровым. Первое УЗИ не позволило узнать пол малыша, но на более позднем сроке стало понятно, что это мальчик. Мы были очень рады, хотя точно так же обрадовались бы и девочке.
— Вы рожали в Центре Планирования Семьи и Репродукции. Почему остановили свой выбор именно на нем?
Вадим.
У многих Машиных хороших друзей дети родились именно в ЦПСиР, и все новоиспеченные родители наперебой советовали именно этот роддом. Они «заразили» нас, особенно восхищенно отзываясь о главном враче ЦПСиР Марке Аркадьевиче Курцере.
Мария: И сейчас, уже сама родив ребенка, я тоже хочу сказать самые искренние слова благодарности Марку Аркадьевичу за всю ту заботу и внимание, которые были оказаны нам в этом медицинском учреждении. На учете я стояла в частной платной клинике, а за несколько недель до родов приехала на «экскурсию» в Центр Планирования. Мне понравилась и обстановка, и врачи, да и рекомендации друзей оказали свое влияние — все-таки личные впечатления значат очень много. В общем, мы заключили контракт и стали ждать, когда сынок решит родиться.
— Вам было довольно далеко ездить в ЦПСиР из Химок…
Вадим:
В Химки мы переехали уже после появления ребенка, а до этого жили на Краснопролетарской. Хотя это тоже неблизко. На наше счастье, схватки начались как по заказу, в 4 часа утра: ранее утро, почти ночь, ни одной машины. В общем, в тот раз пробок мы счастливо избежали.
Мария: Про пробки у меня есть что рассказать. К своему врачу Наталье Николаевне Зиминой я приезжала на консультацию пятничными вечерами, часам к 18–19. Из центра города до Севастопольского проспекта можно было добираться и 2, и 3 часа. Выдержать в пробке столько времени и без животика нелегко, а уж с пузиком… В общем, Вадим нарушал все, что можно, иногда объезжая затор даже по встречной полосе. В общем, когда гаишники нас останавливали, я им говорила: «Посмотрите на меня. Вы хотите, чтобы я прямо здесь родила? Я это сделаю. Пишите протокол, если умеете роды принимать!» Нас отпускали. Понимаю, конечно, что соблюдать правила необходимо, но, к сожалению, на наших дорогах это далеко не всегда возможно.
— Рожать вы отправились вместе?
Вадим:
Я настаивал на совместных родах. Маша поначалу была против, а потом согласилась.
Мария: Вадим находился со мной во время схваток, но в самый момент рождения малыша ушел. Думаю, не стоит на это смотреть — в такой момент необходимо исключительно присутствие профессионалов. А вот пока длится «подготовительный период», поддержка мужа, пусть даже чисто психологическая, очень важна. Понимаешь, что ты не одна, что твой родной и любимый человек с тобой, что он точно так же переживает, что есть кому пожаловаться на боль и страх… Да и мужчина, когда сам принимает участие в процессе родов, понимает, что родить ребенка — далеко не просто.

Бутырская

— А вам было страшно?
Мария:
Когда мы приехали в роддом, нас сразу поместили в бокс. Но пока мы до него шли, я слышала, как другие женщины громко кричали, и думала: «Неужели и я так буду орать?» А потом я все время плакала, потому что все длилось слишком долго. Воды отошли, а схваток все нет и нет. Договорились, что Наталья Николаевна придет к 8 часам. Видимо, с персоналом была договоренность, что до ее приезда со мной ничего делать не будут. Меня и не трогали, только несколько раз спросили, точно ли отошли воды. Потом нам обоим очень сильно захотелось спать. В боксе стояла такая узенькая кушеточка, мы кое-как на нее улеглись и, видимо, от волнения уснули. Свет не горит, никто не мешает… Разбудила нас Наталья Николаевна, которая заглянула в палату и сказала, что папочкам тут вообще-то лежать не полагается. Вогнала нас в краску.
— Когда вы первый раз увидели своего сыночка?
Мария:
Мне его показали сразу же. Такой маленький пищащий комочек!..
Вадим: Пока Маша рожала, я очень волновался. На месте сидеть не мог, только быстро-быстро ходил по коридору из угла в угол. А когда услышал, что ребенок закричал, сразу успокоился. Его вынесли из родового бокса уже запеленатого. Когда я увидел эти бровки полумесяцем, сразу подумал: «Вылитая Маша». И на руках мне его дали сразу подержать. Это такие незабываемые ощущения! Ведь буквально несколько минут назад его не было — и вот он уже тут, и его можно обнять, и поговорить с ним.
— Вы, наверное, сразу сфотографировали сына?
Вадим:
Нет, мы не хотели снимать роды и первые минуты жизни. Зато сейчас у нас, разумеется, накопился не один альбом снимков и не одна кассета, запечатлевшие нашего ребенка.
— Сейчас некоторые родители отказываются от прививок, которые делаются детям после рождения.
Мария:
В этом вопросе я полностью доверяю врачам. Если нужны какие-то прививки, их конечно же лучше сделать, чтобы потом не кусать себе локти.
— Вам сразу удалось наладить грудное вскармливание?
Мария:
Оказалось, что кормить ребенка не так уж легко. Почему-то все считают, что главное — родить, а дальше все как-то само собой наладится. А на самом деле это не так. Конечно, приходила патронажная сестра, все показывала и рассказывала. Но поначалу мне все равно было больно. Потом, конечно, привыкла, да и опыт появился. Правда, сейчас мы уже почти полностью перешли на смеси.
— Очень много приходится слышать о капризах беременных. Как вам удавалось с ними справляться?
Вадим:
Да у Маши не было совершенно никаких капризов. Характер вообще не менялся, хотя я знаю, что у беременных это случается довольно часто.
Мария: За всю беременность меня лишь один раз посетило желание немедленно съесть что-то определенное. Увидела по телевизору рекламу бигмака из «Макдоналдса» и поняла, что если немедленно его не получу, мне будет очень плохо. Вадик в то время находился в Америке, а у меня во время съемок проекта «Танцы на льду» жила Оксана Казакова. Она как раз должна была прилететь, так я ей позвонила и попросила по пути купить эту несчастную булку с котлетой. А так я заходила в магазин, окидывала взглядом полки и думала: а что же я хочу? Конечно, есть во время беременности я стала намного больше, чем раньше, — решила ни в чем себя не ограничивать. И набрала целых 20 кг! Думаю, что в следующий раз буду все-таки более «скромной». Хотя и сейчас, уверена, вес быстро придет в норму: ведь с июля я вернулась к тренерской работе.
— Вадим — игрок НХЛ, и у вас была возможность рожать в Америке. Почему вы ею не воспользовались?
Мария:
У меня есть много знакомых, имеющих возможность выехать на роды в любую страну, но они предпочли рожать в России. Я разговаривала с разными людьми, потому что мнение друзей и приятелей, уже ставших родителями, в таком важном вопросе очень ценно, особенно когда ждешь первого ребенка. В Америке наверняка хорошие врачи, но если у нас и свои прекрасные специалисты, есть ли смысл менять их на чужих?
— Как вам удается справляться без няни?
Мария:
Пока все в порядке. Вадим очень помогает, когда находится дома. Но вот после начала занятий надо будет что-то решать. Тренерская работа — ежедневная, детям постоянно требуется внимание, нужно следить за всем. Поэтому, думаю, помощница у меня обязательно появится.
— Почему вы решили сохранять стволовые клетки и воспользоваться услугами «Криоцентра»?
Мария:
В Центре Планирования я взяла почитать брошюры «Криоцентра», потом побеседовала с несколькими знакомыми. Некоторые из них тоже сохранили клетки. Правда, никто не мог конкретно ответить на вопрос, для чего это нужно и советуют ли они это делать. Но если в данный момент существует такая возможность, почему бы ею не воспользоваться? И мы с Вадимом решили сохранить стволовые клетки — ведь это можно сделать лишь однажды. Тем более что и врач советовала обращаться именно в «Криоцентр» и дала контактный номер телефона. Вот так мы и стали их клиентами.
— Мария, какие впечатления у вас остались от беременности и собственно процесса родов?
Мария:
У меня не осталось никаких отрицательных эмоций. Я с удовольствием прошла бы через это еще раз. Беременность лично для меня оказалась тяжелее, особенно на последних неделях: малыш сильно толкался, наклоняться было очень трудно. Хотя я до 8 месяцев продолжала тренировать детей, выходила на коньках на лед. Только в последние 2–3 недели уже не могла зашнуровать ботинки, поэтому на коньках не каталась, а просто ходила. Разумеется, я не совершала никаких прыжков и сложных движений, но физическая нагрузка у меня была достаточно большая. Что касается светских мероприятий, я практически никуда не ходила, потому что окружающим постоянно хотелось меня сфотографировать, а отказываться было неудобно. Один раз пришла к своей подруге на открытие магазина при полном параде, в туфлях на каблуке. И хоть каблуки были устойчивые, мне на них держаться было непросто.
— А где вы одевались во время беременности?
Мария:
Обновок у меня было раз-два и обчелся. Купила одно вечернее платье, потому что ездила на Новый год к Вадиму в Швейцарию. А кроме этого приобрела всего одни шорты и штанишки, да еще рубашку, но в обычном магазине, просто на несколько размеров больше. Собственно, я всю беременность продолжала работать, поэтому мне вполне хватало спортивного костюма. Я бы, наверное, не отказалась от вещи, скрадывающей недостатки фигуры и подчеркивающей все ее преимущества во время беременности. А выглядеть бомбочкой в бесформенном платье не испытывала никакого желания.
— Многие женщины в течение 9 месяцев беременности стараются не посещать салон красоты. А вы как-то ухаживали за собой?
Мария:
Конечно. И волосы красила, и маникюр с педикюром делала, хотя и реже, чем до беременности. Все-таки я сильно уставала, постоянно хотелось спать, поэтому провести целый день в салоне мне было тяжело. Вот я и «растягивала удовольствие» на несколько посещений. Считаю, что женщина всегда должна оставаться женщиной — красивой, ухоженной, радующейся жизни. Тогда и ее малышу, и ее близким, и ей самой будет жить легко и интересно.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера