Официальная интернет-версия бумажного журнала

Ольга Кокорекина

«ГЛАВНАЯ КАРЬЕРА ЖЕНЩИНЫ — КАРЬЕРА МАТЕРИ»

Кокорекина
Ольгу Кокорекину — популярную ведущую выпусков «Новостей» на Первом канале — поистине можно назвать спортсменкой, комсомолкой и просто красавицей. Любой выпуск новостей с ее участием всегда заканчивается хорошей новостью. Неудивительно, что эта молодая женщина с очаровательной улыбкой так популярна среди телезрителей. В свободное от работы время Ольга любит спать, ходить в баню, кататься на лошадях и читать. Однако недавно телеведущей пришлось изменить не одну свою привычку — Ольга стала мамой и родила чудесную дочку Дашу.
— Ольга, чем вам запомнились первые дни после рождения дочки? Какими они были?
Ольга:
Вы знаете, все пребывание в роддоме было каким-то непрекращающимся праздником материнства и детства! Не подумайте, что я имею какую-то коммерческую заинтересованность, но Перинатальный центр на Севастопольском — это, конечно, уникальное место. Хорошо, что у нас тоже есть клиники, где рожают не хуже, чем за границей.
— Вы с первого приезда в роддом пошли на роды, с ложными схватками не приезжали?
Ольга:
Ложных схваток у меня не было. В 4 утра у меня стали отходить воды, но я не была в этом уверена и не решалась сразу позвонить врачу. Я позвонила своей подруге Маше Бутырской и стала описывать, что примерно испытываю. Она говорит: «Оль, у тебя воды отходят». И я задала идиотский вопрос: «Маша, а что мне делать?» Она говорит: «Звони врачу!» А я спрашиваю: «Сейчас только начало пятого, думаешь, можно?» — «Нужно!» Я позвонила своему врачу, Инне Юрьевне Бреслав, которая после моих сумбурных объяснений приказала мне ехать в роддом.
— А вы были в это время с мужем?
Ольга:
Да, с мужем. Знаете, это тоже счастливый случай. Вадим буквально накануне, в 9 вечера, вернулся из командировки. Если бы все началось сутками раньше — я бы оказалась дома одна. Брат, правда, недалеко живет. Я бы ему позвонила, но это, конечно, добавило бы мне треволнений. А тут муж приехал, я его покормила, мы посмотрели какую-то комедию, он заснул раньше, я — чуть позже, и вот буквально через четыре часа Дарья Вадимовна попросилась наружу.
— До роддома долго добирались?
Ольга:
Слава богу, роддом находился недалеко от того места, где мы снимали квартиру, потому что к моменту приезда в роддом схватки были уже очень ощутимыми и повторялись каждые 3–4 минуты.
— Не боялись родить в машине?
Ольга:
Нет, не боялась. Меня только очень возмущало, что мой муж, несмотря на то что было около пяти утра, на каждом светофоре дожидается зеленого сигнала. Я ему говорю: «Быков, какого черта? Нет никого, давай езжай!» А он отвечает: «Не скули, будем соблюдать правила дорожного движения».
 — Наконец вы добрались до роддома…
Ольга:
Нас быстро приняли, провели в приемный покой, а там говорят: «Папа, вы будете поддерживать молодую маму?» В этот момент муж сказал, что будет, и его начали переодевать в какую-то специальную зеленую одежду. «Ничего себе, — думаю я, — вот чудеса! Вот мой муж дает!» Потому что когда мы решали вопрос его присутствия при родах, он все повторял: «Я не могу, не могу, психологически не выдержу, для меня это стресс». В общем, меня переодели, мужа переодели, проводили в предродовую палату. Вадим лег на соседнюю кровать, попытался там дремать, но я ему не дала, потому что схватки шли по нарастающей. И он сам подошел ко мне, чтобы хоть как-то поддерживать и помогать. Это невероятно, но факт: присутствие близкого человека, супруга, реально облегчает схватки. Я хватала его за руки, обнимала, упиралась куда-то в солнечное сплетение. Пару схваток попыталась перенести самостоятельно — это были абсолютно другие ощущения, было очень болезненно и неприятно. Поэтому, мужчины, призываю вас помогать вашим женщинам.
— Вам не было страшно рожать?
Ольга:
Нет. Я вообще не боялась рожать. Подруги пытались мне перед родами какие-то страшные истории рассказывать, но я категорически отметала подобные разговоры. Я сказала: «Девочки, чему быть, того не миновать. Не хочу себя настраивать на негативные мысли, я хочу, чтоб для меня все это было праздником». Пока мы ходили по коридору, супруг мне помогал схватки переносить, а я смотрела через огромные окна ПМЦ на пробуждающуюся Москву. Утро было просто сумасшедше красивое! Я понимала, что это самый главный день моей жизни, и хотела запомнить каждый звук, каждое движенье, каждого человека, зафиксировать их в памяти как большой видеофильм и прокручивать его потом. Когда я почувствовала, что схватки уже переходят в ту стадию, когда муж не может мне помочь, я попросила сделать эпидуральную анестезию. Оказалось, кстати, что укол мне делала та самая анестезиолог, которая четырьмя годами раньше делала анестезию моему отцу во время серьезной операции. В общем, сделали мне эту анестезию. Ноги, конечно, были как ватные, но я могла ими двигать. Схватки ощущала как сжатия: как если бы одной рукой сжать другую; боли совсем нет, но давление чувствуешь. После того как мне сделали анестезию, я даже отпустила супруга домой. Ведь я все время была под контролем. Это был не тот случай, когда врачей и сестер не дозовешься, ничего подобного! Мне никого звать не приходилось. Анестезиолог заходила, лечащий врач навещал периодически. Акушерка постоянно рядом со мной дежурила. Она рассказывала, насколько раскрыта матка, учила, как надо тужиться и дышать.
— Как прошли сами роды?
Ольга:
Потуги длились минут 15–20. В какой-то момент мне сказали: «Оля, перестань тужиться». И я решила, что неправильно что-то делаю, что мне сейчас начнут объяснять, как нужно действовать. А в следующую секунду я вижу, что надо мной поднимают моего ребенка, девочку, кладут ее мне на живот. И вдруг у меня возникло ощущение, что я что-то недоделала, недострадала, схалявничала. Просто не верилось, что я так легко родила; обычно женщины о муках говорят! А у меня ни одной муки не было (улыбается), вообще никаких неприятных ощущений не осталось.
 — Помните свои чувства, когда увидели дочку?
Ольга:
Да. Сначала мне показалось, что она рыжая. Хотя она вовсе не рыжая, но мне так показалось. Потом я подумала, что она очень худая и голова у нее какая-то «баклажанистая». Ну чистый баклажан с рыжими волосами (улыбается). Честно скажу, что это были мои первые мысли. Потом я подумала, что ничего страшного, со временем все выправится. Но после того как дочку отмыли от всего, в чем она пришла в этот мир, и положили рядом со мной, меня захлестнула волна нежности к этому маленькому комочку, который лежит, кряхтит.
— А вы о дочке мечтали или о сыне?
Ольга: Честно скажу, о дочке. Мальчики для меня — просто как инопланетяне: не понимаю, как их воспитывать, растить. Поэтому когда узнала, что у меня будет дочка, была просто счастлива. Вадим, кстати, мальчика хотел. Но сказал: «Ничего, следующий будет мальчик!» Героический папа у нас, готовится быть отцом шестерых детей.
— Бабушка с дедушкой когда внучку увидели?
Ольга:
Да в первый же день ее жизни. В ПМЦ пускают всех родственников. Бабушка с дедушкой тут же заключили, что Дашенька необыкновенно умная девочка, увидели что-то в ее глазах, в выражении лица. В общем, ее сразу признали гигантом мысли (улыбается).
— Выписали вас из роддома на день позже обычного. Почему?
Ольга:
Сказали, что у Даши «желтушка», и порекомендовали еще день за ней понаблюдать в условиях роддома. Я ужасно расстроилась. Вела себя, честно скажу, неприлично, как ребенок какой-то, которого завели в темную комнату. Я плакала, дрожащим голосом несла какую-то бессмыслицу, готова была пасть на колени перед врачом и умолять ее выписать нас домой. Врач меня успокаивала, говорила, что это физиологическая желтуха, которой не стоит бояться; что практически каждый третий ребенок с ней рождается. Дашу на ночь положили, как я его называю, в солярий — маленький такой кувезик, где ее ультрафиолетом облучали. Девочке было тепло и хорошо, зато ее сумасшедшая мама приходила несколько раз за ночь и глазами побитой собаки, к тому же постоянно увлажняющимися, смотрела на нее.
— Как вы себя чувствовали после выписки из роддома?
Ольга:
Не совсем хорошо. Первый ребенок, гормональная перестройка… Одним словом, послеродовая депрессия меня не миновала. Когда мы вернулись домой, я боялась до дрожи, что что-то произойдет с ребенком, не хотела отпускать мужа из дома, плакала, когда он уходил на работу. Объяснить логически все это я никак не могла. Просто мне нужны были постоянная поддержка мужа и его присутствие — тогда мне было хорошо и гармонично. Слава богу, все это длилось не очень долго, недели две.
 — У Даши есть няня?
Ольга:
Да, дневная няня была с первых дней, я ее заранее нашла. Она нас даже из роддома встречала. Без няни мне было бы тяжеловато. От всех треволнений, да и в силу своей гиперответственности, я не спала ночью, все время боялась что-то упустить и пропустить. Этим я себя ввергла в такое состояние, что даже молока стало меньше. Вадим, глядя на меня, в один прекрасный день сказал: «Знаешь, Оль, я нашел тебе ночную няню. Я не предлагаю, чтобы она каждую ночь оставалась у нас. Но хоть несколько ночей в неделю пусть остается, чтобы ты отдыхала. Это просто залог твоего душевного здоровья».
— Вадим, отец четырех взрослых детей, давал вам, молодой маме, полезные советы?
Ольга:
Мой муж дал мне один очень полезный совет. Даша постоянно будила себя ручками, ночью часто из-за этого просыпалась. Муж мне тогда сказал: «Господи, Оля, ну что ж ты ее не пеленаешь? В пеленках она будет лучше спать». И действительно, после того как я стала Дашу пеленать, она перестала просыпаться ночью и спит теперь до 8–9 часов утра. Совсем как взрослый человек.
— Это была ваша первая беременность?
Ольга: Да, в первом браке детей у меня не было; несколько лет мы с супругом пытались стать родителями, но у нас ничего не получалось, хотя оба мы были здоровы. Как раз в тот момент я обратилась к врачу Наталье Александровне — у нее женщины беременели даже при безнадежных диагнозах. И без ЭКО. Я наблюдалась у этого врача несколько лет, но беременность так и не наступала. Врач мне говорила, что просто еще не время. Потом я махнула на все рукой, с моим первым супругом мы расстались. Вскоре я начала встречаться с Вадимом, моим теперешним мужем. Прошло совсем немного времени, и я узнала, что беременна.
— Как вы отреагировали на известие о беременности?
Ольга:
Мы с Вадимом только вернулись из Швейцарии, куда ездили кататься на лыжах. Я вышла на работу, вспомнила, что пришло время очередной менструации, а ее нет. Пошла, купила тест — и не поверила в положительный результат. Эти две полосочки меня так потрясли, что я полчаса сидела и слова сказать не могла. С Вадимом мы на тот момент встречались всего месяц. И он, отец четверых детей, пятого вряд ли планировал. Да и брак он тоже не планировал. Я позвонила врачу, сказала, что вроде беременна. Она искренне обрадовалась за меня и сразу же расписала на три недели вперед, что я должна сделать: пройти таких-то врачей, сдать такие-то анализы. Положив телефонную трубку, я была точно уверена — буду рожать. Через некоторое время я сообщила эту новость мужу.
— И какова была реакция Вадима? Ведь ситуация была не совсем стандартная.
Ольга:
Вадим мне сказал, что поддержит меня, что не откажется ни от меня, ни от Даши. А еще через две недели он сделал мне предложение. От момента начала наших отношений и до предложения прошло всего месяца полтора! Как-то вечером он приехал и совершенно обычным, будничным тоном сказал: «Кокореша, у меня к тебе предложение… будь моей женой». Я просто обалдела. В первые минуты ни слова вымолвить не могла. Потом промямлила: «А что я должна ответить?» В конце апреля у нас была свадьба. Я тогда уже была на четвертом месяце беременности.
— Такая красивая история. А вам не было немножко жалко, что у вас свадьба, а вы в положении?
Ольга:
В моем случае четыре месяца — это не тот срок, когда тяжело носить живот. Только в последние два месяца мне было тяжеловато двигаться. Факт беременности, наоборот, наполнил всю свадьбу какой-то благодатью: это был союз сразу трех любящих людей. Беременность только подогревала наши чувства.
— У вас было просто шикарное свадебное платье!
Ольга:
Платье мне шил Игорь Чапурин. Фасон а-ля Наташа Ростова, талия под грудью. Мне вообще этот фасон нравился изначально, к тому же он сейчас в моде, что очень удобно для беременной.
— Можно еще немного о беременности? Как вы вообще ее переносили, как себя чувствовали?
Ольга: В самом начале беременности у меня очень сильно кружилась голова. В это время я еще работала. Врач сказала, что мое состояние может отразиться на ребенке. Когда появился фактор риска, я сбавила темп жизни и отошла от дел. И ни разу об этом не пожалела. Случаи, конечно, бывают разные. Иногда обстоятельства просто не позволяют женщине уйти с работы, особенно если она оказалась одна, мужа нет или он не помогает. Но если у женщины есть возможность не работать, не надо бояться! Карьера никуда от вас не убежит. Главная карьера женщины — карьера матери.
— Что вы можете пожелать беременным женщинам?
Ольга:
Ничего не бойтесь: ни беременности или родов, ни сложностей с первыми днями, месяцами и годами жизни вашего ребенка. Это все не страшно. Страшно, если в вашей жизни вообще не будет детей. Вот это страшно. А все остальное  — преодолимо. Даже если нет какой-то поддержки рядом, то самое главное в вашей жизни уже есть — это ребенок. Вы друг для друга навсегда самые-самые близкие люди, и эта связь будет вас поддерживать и помогать, подарит жизнь вашему сердцу, не даст вам ожесточиться и зачерстветь. Это, собственно, и есть сама жизнь!

Купить
архивные номера