Официальная интернет-версия бумажного журнала

СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ ЧЕТЫ НЕМОВЫХ

Женщину любимую и любящую видно издалека. Она нежная, светлая, спокойная — воплощение женственности и материнства. Мужчину любимого и любящего тоже сложно не заметить. Его глаза горят, взгляд твердый и уверенный, он создает вокруг себя ауру счастья и постоянно шутит. Любовь — это действительно сильное чувство, которое способно творить чудеса. Алексей Немов, выдающийся российский гимнаст, четырехкратный чемпион Олимпийских игр, спортсмен, которому стоя рукоплескали тысячи зрителей на стадионе в Афинах, и его супруга Галина знают об этом не понаслышке. Любовь живет и процветает в их семье уже более 10 лет. 14 августа Галина подарила своему супругу второго сына, Митю. В преддверии Нового года мы встретились с молодыми родителями, чтобы лично поздравить их с этим важным событием и задать несколько вопросов о жизни их дружной семьи.

— Помните, как и когда произошло ваше судьбоносное знакомство?
Алексей: Познакомились мы… Ну конкретно я… Не знаю, может, у Галины было как-то все по-другому… (Улыбается.) В общем, случилось это в 1994 году на спортбазе «Круглое озеро». Там тренировалась сборная России, и я сам там круглогодично тренировался уже лет 15. Однажды мы пришли на обыкновенную тренировку и увидели нового администратора, Галю, с которым я в дальнейшем и решил связать свою судьбу. Да, малыш, ведь так все было?
Галина: Ну да (улыбается).

— Жалко, что наши читатели не видят сейчас ваших нежных улыбок.
Галина: Я улыбнулась потому, что вспомнила те первые слова, которые мне сказал Леша. Он сказал: «Если нужны ваучеры — обращайтесь!» Я вообще не поняла, при чем здесь ваучеры и зачем они мне нужны. А еще Леша попросил меня пришить ему пуговицу к дубленке. Нам потом сказали, что я Лешу практически пришила к себе. Есть какие-то суеверия по этому поводу. Раньше я об этом не знала, мне только спустя много лет друзья об этом рассказали.

— Как жалко, что и я раньше об этом ничего не знала! Но на будущее обязательно запомню. Сразу завязался бурный роман?
Алексей: Нет, все было не так быстро. Жить вместе мы стали только в 1998-м, когда Галина переехала ко мне в Тольятти.
Галина: Да, почти четыре года у нас были такие тайные чувства. Каждый свои чувства берег для себя, и никто не делился ими друг с другом. Но настал момент, когда произошло признание. После этого мы расставаться уже не могли.

— Столько времени вы не говорили друг другу о своих чувствах? Почему?
Алексей: У Галины на тот момент была другая семья. Трудно было в чувствах признаваться.
Галина: Я не понимала, что со мной происходит. У меня рос мой старший сын, Женя, был муж. Но обстоятельства складывались так, что когда мне становилось очень трудно, нужна была помощь, поддержка, всегда Леша оказывался рядом. А когда я возвращалась домой после работы или когда Леша улетал, на меня наваливалось жуткое ощущение пустоты. И я никак не могла понять, откуда оно, почему оно. У меня был муж, сын. Моя семья считалась просто идеальной. После смерти папы мне даже сон приснился, как он во сне меня спрашивает: «Как же так случилось? У тебя же все лучше всех все было! Почему так произошло?» Представляете, папа приснился с этим вопросом. Папа, который, в принципе, никогда в моей жизни особой роли не играл. Но сложилось все так, как сложилось.

— А когда вы решили переехать к Алексею, то все встало на свои места? Сразу возник мир и порядок в душе и мыслях?
Галина: Первый год я практически жила на чемоданах, не знала, где буду завтра. Был тяжелый год. Яркий, но тяжелый. У нас с Лешей были очень трогательные, близкие отношения. Но на нас с ним разом свалилось столько ответственности. Каждый по-своему принял эту ситуацию. У всех людей были конкретные планы на меня, на Алексея, на различные обстоятельства нашей жизни. Каждый считал своим долгом вмешаться в наши отношения и внести свою лепту. Но город Тольятти настолько тепло принял меня. Лешины друзья, гимнасты старшего поколения, — встретили меня тепло и с добрым сердцем. Поддержка была колоссальная.

— Алексей, как вы ухаживали за Галиной? Что делали, чтобы обратить на себя ее внимание?
Алексей: Да ничего не делал такого уж особенного. Не знаешь, откуда возникает любовь к человеку. И ты не можешь объяснить какие-то вещи, которые происходят в душе. Мы очень общались много. Ну и, конечно, я привозил ей из-за границы всякие там помады, парфюм — вещи, которые любой женщине приятны. Особенно тогда, когда в стране такое тяжелое время и купить ничего невозможно. Но самое главное, наверное, — это наше общение. Мы очень много общались на разные темы.
Галина: Да, у нас были очень доверительные отношения. Мы даже друзьями очень близкими сначала стали. Леша мне рассказывал про свои отношения, я делилась своими переживаниями. Так искренне все было, что не хотелось вообще расставаться.

— Алексей, а тренироваться вы лучше, ярче не начали, чтобы привлечь внимание Галины? Может, раньше на тренировки стали приходить?
Алексей: Я стал позже уходить (смеется).
Галина: А еще, когда он ругался матом на тренировках, то потом подходил и извинялся. Я все думала: «Что он извиняется-то? Какая ему разница?»

— Вы начали жить вместе. И как дальше развивались отношения? Сразу свадьбу сыграли? Галина: Нет, не сразу. К свадьбе мы пришли как-то спонтанно. Мы с Алексеем ждали уже нашего первого сына, Лешеньку. Леша готовился к Олимпийским играм, собирался на Олимпиаду. А меня осенило, что ребенок-то уже скоро родится. И как-то это нехорошо, если пройдет время, а ребенок потом скажет: «Родители, а вы, оказывается, поженились, когда я уже родился!» Вот меня это напугало.

— То есть свадьбой хотели решить проблему всяких там бумажек?
Алексей: Одно без другого не бывает. Меня напугало, что это мой ребенок, а потом мне же еще его и усыновлять придется. Чувство долго взыграло, наверное. Все вкупе подвело нас к тому, что до рождения Леши надо пожениться.

— И как это случилось, как все было?
Галина: Мы хотели, чтобы все было очень тихо. Например, здесь, в Москве, пойти с друзьями, спокойно посидеть в ресторанчике. Но когда Лешина мама узнала, что мы собираемся пожениться, она подняла тревогу, и администрация Тольятти была возмущена. Все твердили: «Ну как это так можно? Надо обязательно отпраздновать!» И мы решили пойти им навстречу и сыграть свадьбу там.

— Не пожалели?
Алексей: Ни секунды!
Галина: Нам сделали очень запоминающуюся роспись. Спасибо тем людям! Было очень красиво, торжественно. Мы очень переживали и нервничали, думали: «Ну зачем нам это надо, для чего? Мы снова становимся заложниками каких-то обстоятельств!» А на самом деле тот близкий круг, который собрался, очень хотел сделать нам приятно. Ребята выложились на все 100%, чтобы нас развеселить, чтобы не было какой-то неловкости, напряженности, когда только сидишь и смотришь друг на друга. Нас фактически пригласили на праздник, где мы веселились и смеялись от души. И были мысли даже, что мы еще бы посидели, но вот все хорошее быстро заканчивается.

— Алексей, а вы можете сказать, что Галина для вас — лучший друг, что это не просто супруга, мать ваших детей, а настоящий друг?
Алексей: До замужества так и было… (Смеется.) А сейчас еще ближе! Друг в квадрате. Потому что таких детей мне родила, такой подарок мне в жизни сделала. Да вообще она суперчеловек, я так считаю. Идеал не только для меня, но для многих моих друзей и знакомых, которые общаются с ней, знают ее человеческую сторону. Все, что можно сказать позитивного и хорошего о человеке как о женщине, матери, жене, друге, — все в ней есть.

— Если бы вы Галине решили построить памятник, что бы это был за монумент?
Алексей: Что-то однозначно связанное с семьей. Этот человек создан для того, чтобы оберегать семью и укреплять ее. Как такой вратарь.

— Помните, как ждали только своего первого сына? Что это было за время?
Алексей: Мы тогда о беременности Галины очень долго никому ничего не говорили. В тот момент шла активная подготовка к Олимпийским играм в Сиднее. 2000 год. Тренер мне твердил, что нужно думать только о подготовке, все силы свои сосредоточить только на Олимпийских играх. А Галина была уже месяце на пятом, но живота особо видно не было.
Галина: Да, я помню, как нам тренер все повторял, что, мол, пока не смейте, сейчас не время.
Алексей: Да, а мы с Галиной дружно кивали, говорили: «Да, да, конечно! Вы правы!» А сами отворачивались и прятали живот (смеется). А родила Галина, когда я уехал на Олимпиаду.
Галина: Я думаю, что рождение первого сына дало Леше много свежих сил. Все звонили и говорили, что в такой форме Лешу не видели никогда.
Алексей: Весь мир только и говорил о рождении моего сына. Из разных стран приезжали к Гале репортеры, снимали Лешку. Вся Америка уже увидела моего ребенка, а я еще не успел.

— Наверное, жуть как хотелось все бросить и уехать, самому посмотреть?
Алексей: Когда я уезжал на Олимпиаду, мы с Галиной договорились, что каждый должен сделать свою работу. Галина первая отстрелялась, а потом дело уже было за мной. Счастливый год тогда был. У нас и сейчас все очень здорово. Но тогда был во всех смыслах урожайный год.

— Галина, помните, как Лешу рожали?
Галина: Я помню, что легла в роддом немного раньше срока. И вдруг мне Леша звонит и говорит, что у него бессонница. У него две недели до Олимпиады остается, а у меня где-то две недели еще до предполагаемого срока родов. Я думаю: «Ну как же так! Он же не успеет подготовиться!» Для спортсмена бессонница — это очень плохо. И вот я побежала по этажу искать своего доктора. Чувствовала аромат ее духов и по запаху пыталась ее найти. Нашла и говорю: «Инна Николаевна, надо рожать!» А она говорит: «Ну и родим!» И я настолько настроилась на это психологически, что родила. Помню, как я звонила Леше, говорила, что скоро рожу. Он все удивлялся и спрашивал: «Откуда ты знаешь?» А я говорила: «Ну раз сказала, что рожу, значит, рожу».

— Алексей, что вы чувствовали, когда впервые стали отцом?
Алексей: Смешанные чувства были. Практики никакой, опыта тоже. Понимал, что придется делать что-то новое, чему-то учится. Но помню, как после Олимпиады с чувством выполненного долга, завоевав медали, ехал домой. Так не терпелось Галю и сына увидеть. Уже хотелось даже самолет подгонять, сесть самому за штурвал, чтобы быстрее семью увидеть.

— А во время выступления на Олимпиаде в голове были мысли о сыне, или в такие моменты в голове не остается никаких мыслей?
Алексей: Естественно, во время выступления из головы все выкидываешь. Это профессиональное качество. Готовишься просто выйти и сделать свое дело. Но предварительно, дня за 3–4 до выступления, мне Галя обвела ручку Лешки, написала записку. Я взял эту бумажку с собой, положил в спортивную форму, думал об этом постоянно. Это эмоционально подпитывало, очень помогало и придавало сил. Мои коллеги, соперники — все меня поздравляли. Все понимали, что это очень важное событие в жизни, это вне спорта, вне конкуренции.
Галина: Да, Леша с Олимпиады вернулся с огромным количеством подарков. Столько ему тогда всего надарили!
Алексей: Вот только я вернулся, побыл с вами неделю, а потом снова на два с половиной месяца улетел. Толком и не успел побыть с семьей. Вернулся, а Лешке уже 3 месяца. Ужас. А вот если бы вернулся — а сын уже в армии отслужил?! Вот здорово бы было! Представляю наш диалог: «Здравствуй, папа!» — «Здравствуй, сынок! Давай знакомиться!» А что? Может, и хорошо. По ночам уже точно ни к кому вставать не надо! (Смеется.) Шучу, конечно.

— Галина, вы — мама уже троих детей?
Галина: Да, троих сыновей, и между всеми ними разница 9 лет.

— Ничего себе! Магическое число!
Алексей: Вот и я говорю, в следующий раз надо чуть-чуть подсократить этот интервал.

— Правда, что первого рожать труднее всего, а потом уже намного легче?
Алексей: Нет… Сказал Алексей и мирно улыбнулся (смеется).
Галина: Все роды проходят по-разному. Наверное, мы с годами начинаем более осознанно ко всему подходить. Больше переживаний становится, опасений.

— Горе от ума? Больше знаний — больше переживаний?
Галина: Да, наверное, так.
Алексей: Мне кажется, что каждый раз по-новому страшно, по-новому волнительно. Женщина волнуется за себя, за ребенка, за мужа, в конце концов, который рядом стоит.

— Вы во время родов рядом с Галиной были?
Алексей: Да, на первых родах присутствовал виртуально, мысленно. А на вторых — уже реально. Стоял, фотографировал, пытался все задокументировать.

— И пуповину перерезали?
Алексей: Да, в полуобморочном состоянии. Шутка.
Галина: Леша на родах всех веселил. И сам веселился. Когда Леша выходил из палаты, я слышала, как медсестры из окошка ему кричали: «Приходите еще!» Он влюбил в себя весь персонал.
Алексей: Юмор сближает людей.

— Алексей, а поведение Галины менялось во время беременности? Появлялись всякие капризы и странности?
Алексей: Были моменты, безусловно. Когда я Лешу ждала, то первые три месяца было очень тяжело. Токсикоз был сильный. Зато потом появилось непреодолимое желание съесть что-нибудь, чего не может быть и на свете. В этом трудность заключалась. Но тем не менее мы находили любимые наши рестораны, где есть то, что Галина хочет.
Галина: На самом деле, не было капризов. Никаких золотых рыбок я не хотела. Просто периодически возникало желание съесть что-то конкретное, что, например, готовят только в определенном ресторане. И Леша меня туда вез. Несмотря на пробки. Для меня была трагедия в том, если я ела не то, что конкретно захотела. Спасибо Леше за благородство, что он меня вез туда, куда я хотела, и кормил тем, что я хотела.
Алексей: Да, я благородно тебя туда вез (смеется).
Галина: А еще я помню, как постоянно заходила в гастроном в ГУМе, надеясь купить ромовую бабу. Там продавали такие ромовые бабы, настоящие, как в моем детстве. И я подходила к продавцам, спрашивала, свежие ли они. Я говорила: «У меня же истерика начнется, если они не свежие». Но меня заверяли, что они вкусные и свежие, и я их ела с удовольствием.

— Когда Митю ждали, тоже токсикоз был?
Галина: С Митей досталось еще больше, наверное.

— Все по правилам! Токсикоза не бывает, когда ждешь девочек. А мальчики дают о себе знать с первых месяцев.
Галина: О второй беременности мы не подозревали. Мы на новый год летели в Японию, на остров Бора-бора. И там меня настиг токсикоз. Было не до отдыха. Смотришь глазами, есть хочешь, но ты не можешь ничего из этого съесть. Страдаешь — прямо до слез.

— Во время родов вам делали обезболивание?
Галина: Эпидуралку делали.

— И как ощущения?
Алексей: Ощущения разные! (Смеется.)
Галина: Сначала почувствовала какое-то такое «распирание» в спине. Потом не чувствовала боли вообще. Но в самый пиковый момент тебе уже ничего не помогает. Я слышала, что должны делать именно такую дозу, которая помогает легче перенести схватки, но за час до родов отходит. Непосредственно в рождении малыша мама должна принять активное участие. Надо помогать ребеночку появиться на свет. Помню, мне врач говорил: «Представляешь, тебе вот здесь столько людей помогает, а ведь ребеночку никто не помогает». Это придало мне сил и терпения. А вообще, когда я рожала, вокруг меня собралось столько персонала! Спасибо им всем! Каждый хотел внести свою лепту, свою доброту.
Алексей: И ведь внесли! А я потом выносил!
Галина: И Лешеньку, и Митеньку я рожала у одного и того же врача —Инны Николаевны Алексеевой. Низкий ей поклон. Она — врач от Бога. За столько лет, что мы знаем друг друга, мы уже успели стать настоящими друзьями.
Алексей: Да, зуб за нее даем! (Смеется.)

— Родители, что вы почувствовали, когда Митя только-только появился на свет?
Алексей: Митя таким волосатым родился. Я когда его увидел, аж удивился. Подумал: «Ничего себе! Кто он?»
Галина: А я подумала: «Ну наконец-то! Такое счастье! Мне было так больно, но все позади. Теперь все это уже не важно. Главное, что Митя здесь, со мной, на моих руках».
Алексей: Да, Галине, наверное, нелегко пришлось. Она, когда рожала, за руку меня держала. Так сильно мне руку сжимала — я думал, у меня аж палец восьмеркой скрутится. Я был тогда готов на все, лишь бы Гале стало комфортно и небольно. И при этом, наверное, она еще сдерживала себя в эмоциях.
Галина: Да, если бы Алексея не было, я бы ругалась сильно.

— Стволовые клетки, кстати, решили сохранить?
Галина: Да, мы перестраховались. Сохранили стволовые клетки в «Гемабанке». К сожалению, существуют некоторые заболевания, которые можно вылечить, только пересадив костный мозг. И в наших силах создать для каждого ребенка его личный, маленький запас стволовых клеток. Это уникальная возможность дать надежную защиту ребенку, и сделать это можно всего один раз, когда он родился. Наши друзья в свое время тоже воспользовались услугами «Гемабанка». Там стволовые клетки каждого новорожденного хранятся совершенно отдельно и могут быть использованы только в его интересах или интересах его семьи.

— Как вы думаете, Леша ревнует к братику?
Галина: Ревнует очень сильно. Недавно он вообще такую фразу сказал, что я всю ночь не спала. Он вместе с нами стоял, любовался Митенькой, а потом говорит: «Они, когда маленькие, такие хорошенькие, что прямо расплакаться хочется. Их так любят. А подрастают — и никому не нужными становятся». Я была просто в шоке. Потому что Леше мы максимум внимания уделяем.

— Как решаете проблему детской ревности?
Галина: Ну просто пытаемся показать Леше, что ему можно все то же самое, что и Мите, что его так же любят, так же о нем заботятся.
Алексей: Вот, например, недавно смотрели кассету с записью, где Леша еще совсем маленький. Он увидел, как с ним мама возится, играет. Понял, что он ничем от Мити не отличается. Такой ему бальзам был на душу. Он даже сразу сказал: «Митенька, скорее бы ты подрос».

— Мальчики в одной комнате жить будут?
Галина: Нет, мы каждому сделали свою комнату. При этом решили отойти от стереотипов, от стандартных голубого и синего цветов, отдав предпочтение английской мебели и кремовым, нейтральным цветам.

— Поделитесь опытом, что обязательно должно быть в комнате новорожденного в первые месяцы жизни?
Галина: Мы Мите купили замечательный пеленальный столик, который также можно использовать как комод, удобную люльку и кроватку. А друзья подарили нам прекрасный английский стульчик для кормления. Они все шутили, что на таких же стульчиках сидят самые знаменитые малыши Англии — дети Андрея Аршавина, Поля Робинсона и Гарри Невилла.

— Старшего сына уже приобщаете к спорту?
Алексей: Не лежит у него душа к спорту. Но он любит плавать, занимается плаванием. С гимнастикой не срослось, подзавязали мы с этим (улыбается). Два года позанимались — и ладно.
Галина: Мы спорт для детей оставили только ради здоровья. Никак не для карьеры. Для здоровья.

— Напоследок очень хотелось бы услышать от вас какие-нибудь слова, пожелания нашим читателям.
Алексей: Прежде всего желаем здоровых, нормальных родов тем, кто собирается только рожать. А тем, кто уже стал родителями, желаем здоровья их детям, желаем сил и умения правильно организовать быт, создать максимально хорошие медицинские условия и уход на дому, чтобы ребенка никуда не возить. На начальной стадии развития ребенок должен быть под контролем специалистов. И самое главное, чтобы в семье был мир, счастье и здоровый взгляд на жизнь и будущее. Будьте оптимистами, старайтесь вести здоровый образ жизни, радуйтесь жизни! Галина: Да, очень верно Алексей сказал. Надо правильно организовать быт, чтобы ничто не раздражало и все шло спокойно и мирно. И еще один совет всем мужчинам: давайте маме отдохнуть! Потому что если у мамы не будет возможности отдохнуть, то ни о каком мире и спокойствии в семье и речи быть не может.
Алексей: Ну и папа тоже должен отдыхать! Не забывайте об этом! И будьте любимыми родителями своих детей.

Выражаем благодарность детскому бутику Jacob&Emily за помощь в организации и проведении съемок.

Купить
архивные номера