Официальная интернет-версия бумажного журнала

ТАТЬЯНА ТОТЬМЯНИНА: «КОГДА РОДИШЬ РЕБЕНКА — ТОГДА ВСЕ И ПОЙМЕШЬ!»

В конце ноября звезды фигурного катания Татьяна Тотьмянина и Алексей Ягудин готовятся стать счастливыми родителями. Уже совсем скоро в их семье появится дочка — человечек, которого они так долго ждали и которому даже успели придумать имя — Лиза.

Будущие папа и мама с нетерпением ждут этого самого главного события в своей жизни и очень тщательно готовятся к нему. Однако им удалось найти в своем плотном графике толику свободного времени, чтобы поделиться с вами, дорогие читатели, своими переживаниями и рассказать о том, какое это счастье — ожидание ребенка.

— Если не секрет, расскажите нам о том, насколько запланированным было это счастье — прибавление в семействе?
Алексей: На самом деле, ребенка мы действительно планировали. В прошлом году я еще очень подозрительно относился к идее появления малыша. Это ведь не собаку купить, которую потом можно родителям или друзьям отдать. Ребенок — это именно твое, и уже на всю жизнь. Таня-то всегда хотела детей, а я как-то сомневался. Дети — это огромная ответственность, вот почему к вопросу появления детей я относился очень внимательно.
— Алексей, а что стало переломным моментом? До этой мысли, до этого понимания ведь дорасти надо.
Алексей: Переломным моментом стал тот факт, когда я понял, что ничего страшного после рождения ребенка не случается. Лишними они не бывают, хуже от них не становится. Я рассмотрел все приблизительные «за» и «против». Да и Таня так убедительно говорила о том, что она сделает абсолютно все для ребенка, говорила, чтобы я не волновался, что она готова все взять на себя. Вот, наверное, я поверил, и это меня переломило. А сейчас я уже понимаю всю долю возложенной на мои плечи ответственности.

— Наверное, вы очень долго и тщательно обсуждали вопрос относительно распределения обязанностей?
Татьяна: У нас вообще по жизни нет такого понятия, как распределение обязанностей. Кто что может, тот то и делает.
Алексей: Со всеми нашими собаками, например, всегда я возился. И ночью их выгуливать я вставал. Хотя идея завести их была Танина. Поэтому кто будет ночью к ребенку вставать — это пока еще очень трудно сказать (улыбается).

— А пресловутую проблему — мытье посуды — кто решает?
Татьяна и Алексей (хором): Посудомоечная машина! (Смеются.)

— Тань, расскажите что-нибудь о себе, о своем детстве.
Татьяна: Меня так часто спрашивали о моем детстве, моих детских воспоминаниях. Наверное, самые первые мои воспоминания связаны с катком. То есть вся жизнь у меня, видимо, на катке прошла. Детства в нормальном понимании у меня не было. Оно, конечно, все равно существовало, но было не таким, как у других детей. Но я не жалею об этом.

— Почему вас определили именно в фигурное катание? Потому что вы были часто болеющим ребенком? Ведь обычно таких и отдают в этот вид спорта.
Татьяна: Ну, в принципе, да. Можно и так сказать. У мамы было 11 больничных за год! (Улыбается.) Хотя, конечно, не по этой причине меня отвели на каток. Просто когда-то моя мама сама каталась. На уровне двора, конечно, но это сделало фигурное катание любовью всей ее жизни. Поэтому когда появилась на свет я, мама воплотила свою мечту стать фигуристкой во мне.

— Наверное, сначала с мамой ходили вместе смотреть соревнования, мечтая во время выступлений самой стоять на коньках, и только потом начали делать самостоятельные первые шаги на льду?
Татьяна: Нет, к сожалению, ничего такого не было. Мы жили в Перми. Там крытый каток построили только в том году, когда я пошла на фигурное катание. Поэтому таким опытом, чтобы вот я сначала увидела других фигуристов, а после этого и сама захотела пойти по их стопам, я похвастаться не могу.

— После того как вы стали заниматься фигурным катанием, у мамы стало меньше больничных?
Татьяна: Я думаю, что у мамы просто стало меньше времени на больничные! Она вся вложилась в мои занятия фигурным катанием. Не знаю и до сих пор толком не пойму, что ею двигало. Это же надо было поверить в меня, в четырехлетнее чудо, поверить, что из меня что-то толковое вырастет! Все свое время, всю свою жизнь мама верила, что чудо случится, произойдет, и на моей шее будет олимпийская медаль. Изначально на маму многие смотрели как на сумасшедшую. Мол, это надо же столько сил отдавать непонятно куда и зачем. Но, видимо, у нее была картинка, цель перед глазами, и ей не важно было, как и почему, но ей нужно было сделать так, чтобы я стала олимпийской чемпионкой.

— Папа тоже не понимал ее порывов?
Татьяна: Да, отец тоже не понимал, зачем она столько сил и времени отдает ребенку. Говорил, что ему ее не хватает, не хватает ее внимания, заботы. Не понимал, почему все так происходит. Когда мне исполнилось лет семь, родители разошлись и разъехались. Мама замуж так второй раз и не вышла, все свое время посвятила мне.

— Ее усилия не были напрасными!
Татьяна: Да, я усердно занималась. В один прекрасный день мне предложили переехать в Санкт-Петербург, мне тогда лет 14 было. Первые пару недель мы жили в спортивном интернате, потом кочевали, как цыгане. И я до сих пор не понимаю, как мама на все это решилась? Как она решилась оставить уютную квартиру в Перми, какую-никакую, но все-таки работу? Для меня все это не совсем понятно. Быть может, с появлением ребенка я тоже стану чумовой мамой. В хорошем смысле, конечно.

— Все-таки как много зависит от родителей!
Татьяна: Конечно! Да вся жизнь ребенка зависит от родителей!

— Ребенок рождается, ничего не умеет. Все то, что можно в него вложить, вкладывают именно родители.
Татьяна: Есть два пути. Первый — отпустить ребенка, и пусть он сам развивается, природа сделает свое дело, не надо ей мешать. Второй путь — корректировать ребенка всю жизнь. Главное, чтобы совпадали его интересы и интересы родителей. Потому что даже если родитель будет безумно хотеть, чтобы ребенок занимался тем, что ему совершенно неинтересно, занятия превратятся в пустую трату времени.

— Тань, а на вашей памяти, на ваших глазах был случай, когда родители заставляли ребенка что-то делать через силу, и в итоге из него что-то дельное выходило?
Татьяна: Припомнить такого я не могу, но уверена, что и такие примеры существуют. Но этот пример, я думаю, касается очень талантливого, но очень ленивого ребенка. Потому что без таланта выехать сложно. Можно быть до безумия ленивым, но при этом и до безумия талантливым. Только тогда что-то получится.

— Вы, как спортсмены, за своим здоровьем, наверное, и так всегда следите. Но когда решились на то, чтобы в семье появился ребенок, проходили какие-нибудь дополнительные обследования?
Алексей: На всякий случай, конечно, сходили, сдали традиционные анализы, все проверили. Лишний раз убедились в том, что все в порядке, что не будет каких-то неприятностей. Ведь самое главное — чтобы родился здоровый ребенок.

— Беременность пытались приурочить к каким-нибудь событиям в жизни, рассчитать, чтобы она пришлась на какой-то определенный сезон года?
Алексей: Это все не так-то просто. Это только кажется, что забеременеть легко.
Татьяна: Хорошо, конечно, если бы человек мог все так тщательно спланировать, забеременеть, например, сегодня, чтобы ребенок родился определенного числа. У нас такого, по-моему, не было. Но признаюсь, я всегда хотела, чтобы мой ребенок по знаку зодиака был именно Скорпионом. Я сама по гороскопу Скорпион, и мне казалось, что если и мой ребенок родится Скорпионом, то это будет очень удобно для жизни.

— Скорпионы — они какие?
Татьяна: Скорпионы разные бывают. Их самый большой плюс — это целеустремленность. Чего хотят, того и добиваются.

— А не боитесь двух Скорпионов в одной семье?
Татьяна: Ну мы же будем две девочки. Поэтому у нас будет очень хорошая стена.

— А Леша кто по знаку зодиака?
Татьяна: Леша — Рыба. Ласковая такая Рыбка, золотая.

— Тяжело ему будет с вами справиться!
Татьяна (смеется): Да, мы с дочкой будем друг за друга, папу будем строить.

— Тань, ваша беременность уже почти подходит к концу. Какие у вас о ней воспоминания?
Татьяна: Первые три месяца вообще было не понятно, что происходит. Ты вроде бы очень рад, но тело меняется и мысли меняются. Ты все время истеришь, потому что вообще не понимаешь, как и что. Повезло, что хоть токсикоза не было. Поэтому я могла жить и нормально истерить (улыбается). Потом наступает период с 4-го по 6-й месяц — это полное блаженство, полное удовлетворение всем происходящим, что вот это все случилось и ребенок уже скоро родится. Ты наслаждаешься своим положением, у тебя начинает расти животик, ты этим гордишься, все это замечают. Это супер! А сейчас, когда время подходит к родам, то состояние меняется. Состояние последнего месяца — это какое-то непрекращающееся ожидание и желание, чтобы все это уже закончилось. У меня бешеное желание подержать дочку на руках и увидеть, что же там такое все-таки получилось.

— Токсикоза вообще не было?
Татьяна: Не было ни одного дня!

— Ну правильно! Вы же девочку ждете! А токсикоз бывает, когда ждут мальчика.
Татьяна: Да, к счастью, меня все это не коснулось.

— Не было желания во время беременности работать до последнего?
Татьяна: Если бы мне не поставили угрозу, наверное, я бы и работала до последнего.

— «Эффект гнездования» во время беременности удалось прочувствовать на себе?
Татьяна: Думаю, мне просто было нечего делать, поэтому я всю свою активность на домашние дела направила.

— На УЗИ и прочие обследования ходили?
Татьяна: Конечно! Это так интересно было. Помню, когда я впервые увидела изображение ребенка на экране, то подумала: «Это что за обезьянка? Такая маленькая, морщинистая!» Ну а на последнем УЗИ я уже говорила: «Господи, ну какая хорошенькая! Теперь ты уже не обезьянка, а моя щекастая подруга!»

— Фильм о внутриутробной жизни ребенка не стали записывать?
Татьяна: Да нет, не стали лишний раз ее беспокоить. И так слишком много УЗИ было на протяжении всей беременности.

— А помните, как узнали пол ребенка?
Татьяна: Помним, конечно. Мы этого так долго ждали! Пол можно узнать уже на 18-й неделе. Но нам ни на 18-й, ни на 23-й так и не удалось это узнать. Даже никаких намеков не было — малышка все время пряталась. Узнали его намного позже.

— Не было желания не узнавать пол, оставить все это сюрпризом?
Татьяна: Нет, не было. Я хотела наслаждаться беременностью по полной программе: ходить по магазинам, покупать всякие вещи. Поэтому мне нужно было знать, мальчика или девочку я жду. Нет смысла ходить по магазинам, не зная пол ребенка. Смотришь, смотришь, а купить ничего не можешь.

— Имя малышке быстро придумали?
Татьяна: С именем у нас смешная ситуация была. Леша хотел назвать девочку Николь или Анабель. Но мы же в России живем! Здесь имена должны сочетаться с отчеством и фамилией папы. А они абсолютно никак не сочетались. Ягудина Николь Алексеевна! (Смеется.) В итоге мы решили остановиться на имени, которое звучит на любом языке красиво, — Лиза, Лизавета, Лайза. Хоть как, хоть где — ребенок будет, если так можно сказать, с «местным» именем.

— А это имя кто придумал?
Татьяна: Это было мое предложение, но оно было быстро одобрено и принято. Вот для девочки так мы быстро имя придумали. А для мальчика никак не шло. Мы даже потом уже шутили: «Ну будет мальчик — будет Лизой». Поэтому обрадовались, когда УЗИ наконец-то девочку показало.

— Салоны красоты во время беременности не стали чаще посещать? Проходила какие-нибудь специальные программы для будущих мам?
Татьяна: Нет, ничего специального. Все по расписанию, раз в две недели.

— С проблемой растяжек не столкнулись?
Татьяна: Слава богу, нет. Говорят, что они либо сразу появляются, прямо в самом начале беременности, либо не появляются вообще. У меня, к счастью, не появились. Может, потому, что у меня, как у спортсменки, мышцы, кожа натренированные. А вот пигментные пятна появились. Но мне все твердят, что после родов это пройдет.

— Тань, как вы выбирали себе врача?
Татьяна: Врача выбирала очень долго и тщательно. С этим смешная история связана. Когда я забеременела, то позвонила одной нашей с Лешей общей знакомой, которая тоже на тот момент ждала ребенка. Она сказала: «Меня наблюдет очень хороший врач, давай завтра сходим к ней вместе!» Перезваниваю я знакомой утром, а она говорит: «Ой, Танюш, извини, я с тобой пойти не могу, я уже родила. Бери мое время и иди одна!» В общем, врач мне перешел по наследству!

— Много дополнительных вопросов возникало?
Татьяна: Я иногда приходила на прием с целым списком дополнительных вопросов и мучила врача. Но к счастью, она — очень адекватный человек, который готов все спокойно рассказать и объяснить.

— Какие вопросы больше всего волновали и интересовали?
Татьяна: Очень много, конечно, о питании спрашивала. Я так боялась поправиться! Для меня это просто какая-то катастрофа! Понимала, что чтобы сохранить фигуру, надо себя в чем-то ограничивать, а не есть все подряд. Вот и пыталась узнать, когда и в чем себя лучше ограничивать, чтобы не набрать лишнего.

— Да, фраза, что беременная должна есть за двоих, была сказана явно недобрым человеком!
Татьяна: В самом начале беременности я так и ела, кстати. Помню, мы были на гастролях, и я на ужин заказала три или четыре блюда, хотя всегда ем очень мало. Тогда Рома Костомаров еще пошутил: «Слушай, может, ты уже беременна?» Тогда-то, конечно, все мы посмеялись. Но через неделю выяснилось, что я на самом деле беременна.

— Теперь он просто обязан прийти на крестины! В чем все-таки стали себя ограничивать?
Татьяна: Ем по возможности минимум тяжелых углеводов — круп, макарон, белого хлеба. Фрукты и молочные продукты стараюсь до 5 вечера только есть, а вечером — овощи, рыбу и мясо.

— И как, помогает?
Татьяна: Ну я замечаю, что мой живот растет, ребенок растет, но при этом масса именно моего тела не растет.

— Дополнительно какие-нибудь витамины принимаете?
Татьяна: Обычные комплексные витамины для беременных.

— Как вы думаете, как все в итоге произойдет? Не страшно? Не терзают мысли, как ехать в роддом, успеете ли доехать?
Алексей: Меня вообще ничего не пугает. Я такой человек, который никогда ничего не планирует на будущее, не заглядывает вдаль. Я и в дорогу-то всегда в последнюю минуту собираюсь. Я обычно дожидаюсь до последнего, и потом уже делаю. Поэтому сейчас о том, как начнутся роды и как все пройдет, я даже не думаю.
Татьяна: Да нам, на самом деле, до роддома ехать 15 минут. Поэтому доехать уж точно успеем!

— Рожать сами будете, или вам будут кесарево сечение делать?
Татьяна: Всю свою беременность я склонялась к кесареву сечению. Но если мне скажут, что мне можно и самой рожать, то я об этом всерьез задумаюсь.
Алексей: Лично мне все равно, как Таня рожать будет, по-моему, это большой роли не играет, главное, чтобы ребенок родился здоровым.
Татьяна: Естественно, тебе все равно. Не ты же рожать будешь!

— А о партнерских родах не думали?
Алексей: Я не хочу на это смотреть.
Татьяна: А я не хочу, чтобы ты на это смотрел (улыбается).
Алексей: Я думаю, Таня достаточно сильная. Она сама со всем справится.
Татьяна: Я уверена, Леша в этот момент будет находиться в одном здании со мной. Этого для меня будет достаточно. А так — я всегда была против, чтобы мужчина видел сам процесс родов. К счастью, Леша в этом со мной солидарен.

— Стволовые клетки будете сохранять?
Татьяна: Да, будем. Это нужная и полезная вещь.

— Татьян, вот вас в роли мамы я могу представить, а Лешу в роли папы — пока еще нет.
Татьяна: Я пока тоже, если честно, это не очень представляю. Хотя когда он ездил в Америку, то накупил просто мешок детской одежды, потом все это показывал. Мне кажется, он просто больше скрывает чувства. Все равно внутри что-то есть. Просто он не такой сентиментальный, как нам, женщинам, хотелось бы.

— А вы вместе с ним ходили в гости, где есть маленькие дети?
Татьяна: Нет, в гости мы не ходили. Но недавно на катке Леша увидел сына Максима Маринина, моего партнера по катанию. Он так с малышом прекрасно общался, что-то с ним делал. В общем, присутствие ребенка Лешу заинтересовало. После чего он мне так сказал: «Слушай, мне так понравился ребенок в двухлетнем возрасте». А я ему сказала: «Слушай, ну твоя родится чуть помладше. Придется до двухлетнего немножко подождать!»

— У меня и папа, и муж всегда повторяли одну фразу: «Мужчина должен начинать воспитывать ребенка после года. До года воспитывает ребенка женщина».
Татьяна: Ну а чем мужчина может до года помочь? Им интересно станет только после первого «папа».
Алексей: А я, по традиции, на будущее загадывать не буду (улыбается.)

— Ребенок по вашим стопам пойдет?
Татьяна: Мы с Алексеем категорически против катающегося ребенка. Я бы очень хотела, чтобы ребенок занимался спортом, но так, для общего развития, для дисциплины. А основную часть жизни пусть посвятит чему-нибудь другому. Но кончено, загадывать нельзя. Может, завтра мы будем жить в такой стране, где не существует такого понятия, как каток, вообще. И ребенок о нем тоже знать ничего не будет.

— Сейчас даже в Африке есть каток. Поэтому от этого вида спорта вам ни уехать, ни скрыться не удастся.
Татьяна: Мы живем, стараясь не строить долгосрочных и далеко идущих планов. После определенных событий моей жизни я перестала загадывать на завтра. Потому что все это бесполезно. И никому не дано знать, чем сегодняшний день закончится.

— Татьян, скажите в завершение нашей приятной беседы какие-нибудь хорошие слова всем женщинам, читательницам нашего журнала.
Татьяна: Женщина не может называться женщиной, пока она не прочувствует эти 9 месяцев беременности. Лишь когда вы пройдете эти 9 прекрасных месяцев, все остальное покажется вам таким легким. Я сейчас уже это начинаю понимать. И слова мамы своей, которая говорила: «Вот родишь ребенка, тогда все поймешь!», только сейчас начинаю понимать.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера