Официальная интернет-версия бумажного журнала

Секреты отцовства от Романа Третьякова

Роман Третьяков
Телепроект «Дом–2» наделал немало шума в обществе и не перестает подвергаться яростной критике. Однако некоторые его участники не только вызывают симпатию у публики, но и успели стать кумирами и настоящими звездами. Экс-участник «Дома–2» Роман Третьяков, прожив 3 года «аквариумной» жизнью, в прошлом году ушел с проекта. Уход народного любимца для всех поклонников реалити-шоу стал полной неожиданностью и породил множество слухов. Покинув телепроект, Роману в кротчайшие сроки удалось не только построить свою любовь и создать крепкую семью с красавицей Светланой, но и стать счастливым отцом сына Никиты. Обо всех этих перипетиях в своей насыщенной жизни молодой папа с удовольствием рассказал читателям нашего журнала.
— Ваша жизнь в последнее время меняется просто с баснословной скоростью: ушли с телепроекта, женились, стали папой…
Роман:
Да, как-то стремительно все закрутилось. Видимо, подошло время.
— Семейной жизнью довольны, все нравится?
Роман:
Да, даже очень. Я, если честно, никогда не хотел семейной жизни. Думал, это все не про меня и не для меня. С девушками у меня всегда были длительные отношения, не меньше года. Но к семейной жизни я не был готов. Вот только сейчас начал понимать, что в семье нет ничего страшного.
— К семейной жизни готовы не были, но со Светой смело создали семью?
Роман:
А я просто в один прекрасный момент очень ощутил потребность в семье. Видимо, каждому в свое время ее надо ощутить: побыть одному в какой-то период жизни и понять, что ты безумно хочешь, чтобы кто-то всегда был рядом. У меня этот период наступил после ухода из «Дома–2». Я остался в Москве, но чувствовал себя очень одиноким. Парадокс: в Москве 15 миллионов людей, но здесь многие одиноки. У меня внутри начало зреть желание иметь рядом человека, который всегда будет ждать, любить, встречать.
— И этим человеком стала Света?
Роман:
На момент нашего со Светой знакомства у меня была еще не совсем законченная история с Ольгой Бузовой. Эти истории стали накладываться друг на друга, и я метался. Я понимал, что с Олей отношений уже нет никаких, но есть какая-то ответственность. К тому же я ушел с проекта, а Оля решила остаться, продолжала там какие-то отношения строить. Это довольно долго тянулось, все было нелепо и непонятно. Я никак не мог решить, буду ли я с этим человеком или нет, размышлял, нужно ли мне все это. А тут возникает в моей жизни Света, и все сразу становится на свои места. Я прихожу на телепроект, говорю: «Оля, у меня появилась девушка, мы с тобой больше не встречаемся». И все. С тех пор мы с Олей не общаемся, не видимся, а со Светой с момента знакомства друг от друга просто не отлипаем. Наш роман с самого начала очень бурно развивался. Познакомились в феврале, а в апреле Света уже переехала ко мне.
— Кстати, а где вы со Светой познакомились?
Роман:
Это случилось год назад… Хотя нет, еще и года нет, как мы знакомы. Вот как бывает: сначала ребенок рождается, а потом только год отношений празднуем. Я возвращался в Москву с гастролей в Украине, в Луганске, а Света — из дома (в Москве она живет уже лет восемь). В самолете мы и познакомились.
— И сразу поняли, что эта девушка — та самая?
Роман:
К моему огромному удивлению, да. Мне это сразу было понятно. Редко такое бывает, когда будущие отношения с человеком чувствуются сразу, когда сразу знаешь, что влюбишься в него. Со Светой был как раз такой редкий случай. Именно поэтому, я думаю, мы так быстро сошлись.
— Чем Света сразила вас? На что вы изначально обратили внимание: глаза, голос?
Роман:
Энергия у нее очень сильная, сильное энергетическое поле, от нее буквально исходят флюиды. А посмотрел я на Свету потому, что у нее в руках была сумка с громко лающей собакой. Очень громко! И на Свету просто нельзя было не посмотреть. Представьте: человек регистрируется, а у него в руках маленькая сумочка, которая трясется и гавкает очень едко и звонко. Я подумал: очень оригинальный способ привлечь к себе внимание. Хотите, чтобы на вас обратили внимание, — заводите собак и носите их с собой! (Смеется.)
— И вы пошли знакомиться?
Роман:
Нет. Со Светой сначала мой приятель познакомился. А потом уже нас познакомил, сказав Свете: «Довези этого мальчика, Рому, до Москвы». Ну вот после этого мы уже и начали общаться.
— А Света никакого отношения к телевидению и публичной жизни не имеет?
Роман:
Слава Богу, нет. Мне после «Дома–2» не хотелось бы жизнь связывать с публичным человеком. Для семейной жизни никак нельзя, чтобы оба человека в паре были с телевидения. У каждого будут свои амбиции, каждый будет одеяло тянуть на себя, в свою сторону. Как у меня с Олей было. А в Свете как раз есть что-то уютное, домашнее.
— Свадьба у вас была какая-то необычная и красивая. Расскажите о ней. Как все происходило? Кто все придумывал?
Роман:
Это была моя идея. Я очень люблю эпатировать. Свадьба была безумно дорогая, но я относился к этому как к вкладу в будущую семейную жизнь, поэтому не скупился. Все проходило в яхт-клубе «Адмирал». У нас был очень большой, долгий концерт, который длился с девяти вечера до двух часов ночи. Было много артистов, из самых топовых персонажей назову Александра Пескова. Он так трогательно и красиво нас поздравил. Потом Свету похищали, увозили на яхте, я ее на скутере догонял, сражался на шпагах с пиратами. В завершение был отличный салют. В общем, все здорово прошло.
— А как насчет ваших свадебных нарядов?
Роман:
Костюмы мы придумывали заранее. Свете придумали черное платье, а мне — белый костюм. Мы сразу отмели все предрассудки насчет цвета нарядов жениха и невесты, поскольку очень уж хотелось выпендриться (улыбается.) Чем провокационнее, тем лучше! Дали людям повод для разговоров. И мне кажется, что нет ничего плохого в том, чтобы невеста была в черном платье: черный цвет — верх элегантности и женственности. В Париже на тот момент как раз какой-то модельер выпустил дорогущую коллекцию черных свадебных платьев, а мы вот сами до этого додумались. Все наряды шились на заказ нашим другом — дизайнером Викторией Чиркиной. Света, конечно, с самого начала с сомнением к этой идее отнеслась. Но я не сомневался, что нужно не покупать готовые вещи, а именно шить. У меня просто комплекция неординарная, мне трудно готовый костюм подобрать. Да и вряд ли бы нам удалось купить то, что мы хотели.
— Нравится вам, Ром, быть в центре внимания!
Роман:
Да, это я очень люблю. Я и в институт-то поступал только потому, что мне очень хотелось в КВН играть, выступать.
— Играли?
Роман:
Играл, семь лет. Огромное количество наград и премий получил. В общем, удалось добиться ощутимых результатов. Даже в Высшей Лиге одну игру сыграл. В Таганроге у меня была своя команда. Да мне и по сей день все это интересным кажется — юмор, шутки, сцена.
— Кстати, а какой вуз вы закончили?
Роман:
Радиотехнический, факультет программирования. Но я не могу сказать, что это мое. По своей специальности я сейчас почти не работаю. Я развиваю сейчас один очень интересный, на мой взгляд, проект, и он чуток перекликается со специальностью. А на самом деле моя история — это телевидение. Я очень люблю вести разные мероприятия. По натуре я ведущий. И еще люблю придумывать программы, концерты. Вот мне все время приходят в голову интересные идеи, и я их отдельно записываю. С лицевой стороны ежедневника идут заметки на каждый день, а с обратной — мои идеи. Идеи, кстати, доминируют над обычными делами. И они, как правило, перерастают во что-то большее.
— Ром, а как вас судьба на «Дом–2» занесла?
Роман:
Просто прошел кастинг и попал на телепроект. Очень все просто. Я закончил институт, у меня образовалось много свободного времени. Я работал радиоведущим, через меня вся реклама проходила, и вот я услышал о кастинге. На тот момент мы с моей девушкой уже разорвали отношения, и я решил: а почему бы и нет?
— Что вам дало участие в реалити-шоу?
Роман:
Узнаваемость. Да если подумать, то очень много, на самом деле. Много хороших знакомств, огромное количества опыта, телевизионный опыт, которого мне так хотелось. Но прежде всего — узнаваемость.
Роман Третьяков
 — Ром, как вы узнали о том, что Света беременна?
Роман:
Я был на гастролях, а она — в Москве. Света мне звонила, но о беременности долго ничего не говорила. А я в тот момент, если честно, не совсем готов был слушать, да и не совсем трезвый был. Мы по традиции отмечали удачный концерт. Света начала ревновать, услышав всякие голоса; она вообще очень ревнивая. И вот она начала мне выговаривать: мол, я там развлекаюсь, а она тут беременная. Так вот и узнал эту новость. Нормально поговорили, только когда я уже вернулся в Москву.
— Когда узнали, что Света беременна, было страшно?
Роман:
Конечно! Мы совсем не ожидали, что это событие так быстро случится. Мой образ жизни не совсем для подходит отцовства. И как закрутились в голове мысли! Но я подумал: а почему бы и нет? Вроде все есть, чтобы растить нормального ребенка. К тому же мои родители очень давно хотели внуков. Мы со Светой как только познакомились, я ей сразу прямо на этапе знакомства, сказал, что они очень внуков ждут. Видимо, она взяла это на заметку (смеется.)
— А у Светы какая была реакция, не знаете?
Роман:
Думаю, она счастлива была дико. Сначала Света вообще долго не могла понять, беременна ли она. Все никак вторая полоска не появлялась. А потом, когда появилась, она очень положительно отреагировала. Света, кстати, — первая женщина, которая от меня забеременела за всю историю моих отношений с женщинами. Это был для нас обоих подарок судьбы.
— Вам беременность супруги тяжело далась?
Роман:
Да нет, хорошо все было. Света ребенка стала напоминать. Очень наивная, доверчивая, мягкая, покладистая стала. Поэтому для нас обоих вся беременность прошла без каких-либо стрессов.
— А какие-нибудь странности за Светой замечали, пока она была беременна?
Роман:
Самое забавное было, когда она ночью просыпалась и постоянно грызла шоколад. Ну просто как хомяк. Она регулярно ночью вставала и не могла уснуть без шоколадки. Наутро Света просыпалась, а у нее пальцы, губы, иногда даже подушка — все шоколадом испачкано. В общем, месяцев с шести она перешла на шоколад. Притом днем его не ела, а вот ночью начиналось…
— А витамины какие-нибудь пила?
Роман:
Кучу всего пила: Элевит, Кальций D3. Это то, что я запомнил. В общем, гора витаминов была. К концу беременности Света даже просила, чтобы я вместо нее их пил.
— Вы мальчика хотели или девочку?
Роман:
Я всегда мальчика хотел. Да и не сомневался, что мальчик будет. За время беременности, даже когда пол ребенка еще невозможно было определить, мне Света сказала: «Я начала есть перцы. Видимо, у ребенка перчик растет. Значит, мальчик будет». Так все и получилось.
— А имя ребенку заранее придумали?
Роман:
Да. Мне интуиция подсказала, что ребенка надо назвать Никитой. Я интуитивно понял, что это имя очень подойдет ребенку. В свое время я брата назвал Ваней, и сейчас ему это имя очень идет. Поэтому когда наш сын еще был в утробе у мамы, было понятно, что это Никита. Был, правда, вариант: я хотел назвать его Лис. Я просто Свету ласково называю Лисичка, поэтому ребенок должен был стать Лисом. Но потом мы решили, что намучается он с этим именем в школе — там всем безжалостно прозвища придумывают. Поэтому решили выбрать что-то более заурядное, земное.
— Где Света наблюдалась во время беременности, где рожала?
Роман:
Рожала Света в Центре планирования семьи и репродукции. Нам там все очень понравилось. Да и врач потрясающий попался, Елена Ярославовна Караганова. Знаете, мне кажется, что во время беременности и родов любой женщине хочется, чтобы с ней повозились, посюсюкались. Я очень переживал, что у нас врачом будет злая и грубая старая бабка. Поэтому очень трепетно отнесся к выбору врача для Светы. По счастливой случайности Света попала в руки замечательного доктора! Я только потом узнал, что у нее рожают только супервип-пациенты или иностранцы.
— Как сами роды проходили?
Роман:
Очень интересно. На половинке я даже побывал.
— На первой или на второй?
Роман:
На первой. Вечером Свете как-то поплохело: спина и живот начали болеть. Мы вызвали «скорую». Приехала бригада, осмотрела Свету и сказала, что все в порядке, что живот еще не опустился, все идет нормально — и уехала. Мы успокоились и легли спать. А проснулись, когда воды уже отошли. Я сильно испугался. Даже сильнее, чем тогда, когда узнал, что Света беременна. Понимаете, я никак не ожидал, что беременность рано или поздно закончится. Я бегал перепуганный по квартире, с места на место, спрашивал, что нужно делать, но при этом ничего не делал. Машина наша на тот момент была в ремонте, и мы снова вызвали «скорую». Приехала та же самая бригада. Посмотрели и говорят: «Ну теперь мы с вами надолго!» Хорошо, что ночь была и пробок не было. Я очень боялся пробок и нервотрепки на дороге. Доехали до роддома, в 5 утра там уже были. До 10 утра я пробыл со Светой. Но чем дальше, тем больше я свою бесполезность ощущал. Были схватки, Свете было реально больно. Да, я мог ей слово ласковое сказать, погладить, но реальной помощи от меня не было. Я все думал: если бы мне было так больно, я бы не хотел, чтобы меня кто-то из близких видел — как-то неловко. Свете сделали анестезию. Ей стало гораздо лучше, и я уехал. Перед тем как уехать, скинул папе смс-ку: «Мне оставаться надо?» Папа ответил: «Да что ты там не видел?» (Смеется.) Ну после этого я с совершенно спокойной душой уехал.
— Сами роды долго длились?
Роман:
Сами роды меньше часа длились. Я так хотел Свету самым первым поздравить! Но по глупости сначала начал обзванивать всех родственников и друзей. До меня дошло: что же я делаю, теперь я точно до нее дозвониться не смогу. Но все-таки первым дозвонился. С трудом, но дозвонился, поздравил.
— Как Света себя после родов чувствовала?
Роман:
Ой, такая нервная и раздражительная была. И спит она еще мало — ребенка ведь и ночью надо кормить. У жены паника: ей кажется, что она что-то не успевает. Это у Светы еще на шестом месяце беременности началось. Она мне тогда составила огромный список покупок, чтобы я купил и приготовил все заранее.
— Много всего покупали?
Роман:
На самом деле мы купили только ванночку и весы. Еще конверт на выписку я купил. А коляску, автолюльку, кроватку, кучу всякой одежды и распашонок — все это нам подарили.
— Как думаете, что Света почувствовала, когда впервые Никиту увидела?
Роман:
Наверное, подумала, что он самый красивый из всех детей, самый хорошенький. Все мамы так считают. А объективно — они такие страшненькие рождаются! Вот я и не присутствовал при родах: думал, вдруг сын мне не понравится? (Улыбается.)
Роман Третьяков
 — Ром, а вы когда ребенка увидели, что испытали?
Роман:
Мне жена все время твердила, что Никита — самый большой, весит 3650 г, что на него аж смотреть все приходят. А я как увидел его, подумал: «Господи, да какой же он большой? Просто кроха!» Мне он очень маленьким показался.
— На кого Никита больше похож?
Роман:
Мне кажется, ничего Светиного у ребенка нет. Все мое. Абсолютно. Все говорят, что это целиком папа. Ну и хорошо: сын должен быть похожим на папу. Надеюсь, правда, что нос у него будет поменьше.
— С появлением на свет Никиты ваша жизнь сильно изменилась, забот прибавилось?
Роман:
Света с сыном носится как курица с яйцом. Так что я пока не ощущаю, что у меня сильно забот добавилось. Но ночи мы, конечно, не спим. Всегда больше всего боялся того, что дети ночью кричат. Вот это и получил в итоге. Поэтому не надо ничего бояться — чтобы этого не произошло. Но мы постараемся сына перевоспитать. Днем он просто тише воды, редко просыпается. А ночью капризничать начинает. Кухня, наверное, скоро моей комнатой станет. Я просто каждое утро рано встаю — работы много. А по вечерам книгу пишу. И очень трудно выспаться или сосредоточиться на работе, когда ребенок кричит, агукает, а Света ему песенки мурлычет.
— О няне не подумываете?
Роман:
Нет. Света не захочет. Ей самой надо с сыном возиться. Для нее семья и дети — прямо призвание, бизнес, работа. Может, конечно, на каком-то этапе ей это наскучит, захочется собственного развития — тогда о няне подумаем. Но в ближайший год с ребенком будет только Света.
— Какую роль в воспитании Никиты вы примете на себя?
Роман:
Мне кажется, мужчина должен прежде всего семью обеспечить материально. Так что самая главная роль для меня — роль добытчика. Ну и еще берусь ребенка развивать в творческом плане, так как я сам человек творческий. Для меня, например, творчество всегда было важнее всего. Творчество и учеба. Я всегда очень много времени образованию уделял. Так что попробую и у Никиты все это развить. Правда, все будет от моей занятости зависеть. Часто физически не хватает времени.
— А какого возраста ребенка вы больше всего опасаетесь?
Роман:
Сейчас и когда ему исполнится лет 17. Сейчас мне априори все ново, да и Никита крохотный совсем — боишься порой даже на руки взять. А вот в его 17 лет, когда начнется юношеский максимализм, когда все вокруг будут неправы и не будут понимать, тоже трудно будет. Себя в этом возрасте помню: я был просто невыносим. Именно в этот период я ушел из дома и начал жить самостоятельно. Это будет трудный период, к нему нужно быть готовым.
— Ром, что вы, став отцом, можете посоветовать будущим папам, что пожелать им хотите?
Роман:
Семейная жизнь и отцовство — это совсем не страшно. Я когда узнал, что Света родила, аж прослезился. Это абсолютное счастье. Абсолютное! Так интересно разглядывать пальчики сына, искать черты сходства. К сожалению, семейного счастья поначалу мы все боимся. Для многих дети — это, в первую очередь, материальная ответственность. К тому же сейчас еще и кризис всех пугает. Но поверьте: не будут люди без денег сидеть. На ребенка средства всегда найдутся. Откуда-то, но найдутся. Поэтому не стоит ничего бояться. Бояться — вообще нехорошо. Но надо отдавать себе отчет в том, что ребенок — это навсегда. И чем старше он будет, тем к большим трудностям и тратам вы должны быть готовы. Но дети еще никого не погубили. Нет в отцовстве ничего страшного, это я вам как папа со стажем говорю!
— А сами планируете еще детей?
Роман:
Ой, подождите, дайте с этим сначала разобраться. Конечно, хочется, чтобы в семье были и мальчик, и девочка. Мальчик будет больше маму любить, а девочка — папу. Так происходит всегда. Я вот и себя помню, что больше к маме тянулся. Папа то отругает, то подзатыльник даст, а мама — плюшку какую-нибудь вкусную. Поэтому чисто из эгоистических соображений мне в будущем дочку хочется. Но сейчас самое главное, чтобы мы со Светой в наших отношениях не теряли передовых темпов и продолжали вместе двигаться вперед с такими же надутыми ветром парусами!

 

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера