Официальная интернет-версия бумажного журнала

Виктор Дробыш: папа со стажем

 

Известного композитора и продюсера Виктора Дробыша без тени сомнения можно назвать супермногодетным отцом. Его подопечные артисты – Стас Пьеха, Слава, Наталья Подольская, Зара, Марта, Иванна, группы «Тутси», «Челси», Princessa Avenue – иначе его и не называют. А что касается кровных наследников, так у него их уже четверо: старшие сыновья от первого брака Валерий и Иван, а также малыши Лидия и Даниил, которых супруга Татьяна подарила Виктору в 2010 и 2011 году соответственно. С Виктором, папой со стажем, мы встретились в его продюсерском центре и поговорили конечно же об ожидании Лиды и Дани, о радостях и, несомненно, приятных заботах родительских будней.

– Виктор, вспомните, как супруга Татьяна сообщила о том, что вы станете папой? Ваши ощущения?
– Что касается первой беременности, то мы все делали по науке: высчитали даты, запаслись в аптеке тестами… Представляете, что я испытал, когда в скором времени нарисовались две полосочки? Это было состояние всеобъемлющего, невероятного счастья. При первом же визите к врачу я спросил: «Доктор, скажите, кто у нас будет: мальчик или девочка?» На что мне ответили: «Виктор Яковлевич, вы же взрослый человек и должны понимать, что еще рано. Подождите, непременно узнаете» (улыбается).

– Вторая беременность тоже была тщательно спланированной?
– Вторая беременность для нас с супругой оказалась сюрпризом. Безусловно, радостным. Но так как Лидочка появилась на свет при помощи кесарева сечения, врачи рекомендовали года три подождать со следующим ребенком, а тут и года не прошло, только грудью закончили кормить! Я очень переживал за Таню и до сих пор не устаю удивляться ее таким чисто женским качествам, как смелость и выносливость. Мне кажется, ни один мужчина, в том числе я, не могут себе даже представить, как это выносить и родить ребенка, не говоря уже о грудном вскармливании: это же такая важная и такая тяжелая работа, причем и днем, и ночью. Таня со всем этим справляется блестяще!

– Многие женщины резко меняют свои привычки в период беременности. Изменила ли свой образ жизни Татьяна? Как это отразилось на вас?
– Мы очень активная пара, наш повседневный образ жизни – это движение! Мы вместе занимаемся спортом: играем в теннис, катаемся на горных и водных лыжах. Но в период беременности невозможно полностью придерживаться того образа жизни, к которому мы привыкли. В итоге – шахматы, скраббл или монополия (смеется). Мы даже вес вместе набрали, я поправился на 10 килограммов! (Смеется.) И сейчас, когда роды позади и Таня естественным образом постройнела, просто «сдулась», я спрашиваю ее: «А мне что сделать, как избавиться от лишнего веса?» Хотя я постоянно играю в хоккей, но это все равно не та активность, которую мы привыкли поддерживать.

– Татьяне не хватало активности во время беременностей?
– Для Татьяны обе беременности были абсолютным счастьем. Поэтому из-за снижения активности она особенно не переживала. Зато сейчас, думаю, оторвется по полной программе! (Смеется.)

– Вы присутствовали на родах?
– Да, оба раза. И это было мое требование. Второй раз я уже представлял себя опытным хирургом, мне выдали халат и перчатки, инструменты, правда, не выдали (смеется). Тане делали кесарево сечение оба раза. Второй раз я даже немного наблюдал за операцией. Все происходило очень быстро. Не успел я задать парочку вопросов врачу, как Даниил уже появился, и акушерка сделала забор крови из отсеченной пуповины. Я наблюдал за всем и не переставал задавать вопросы: все-таки по-настоящему квалифицированный папа должен быть в курсе всех событий!

– Как все родители, вы волнуетесь о здоровье своих детей. Скажите, как вы узнали о стволовых клетках пуповинной крови и почему приняли решение их сохранить?
– Мы с женой узнали о такой возможности в больнице. Главный врач роддома № 3 порекомендовала сохранить пуповинную кровь в «Гемабанке», а она большой авторитет для нас и ее мнение значит много. Поэтому решение сохранить пуповинную кровь при рождении было само собой разумеющимся.

– Вы рожали в роддоме № 3? Почему не за границей, например?
– Да, мы рожали в рядовом российском роддоме. Почему не за границей? Рассуждали так, что в этом роддоме делают тысячи кесаревых в год, именно в таких местах работают настоящие асы своего дела, обычные российские врачи, оттачивающие свое мастерство изо дня в день подобно музыканту, который набивает руку постоянной практикой. Уж я-то в этом понимаю. К тому же сама Татьяна выбрала это место, я бы, конечно, обеспечил ей роды даже на Луне, если бы она того пожелала, но она выбрала роддом № 3.

– Как Вы готовились к встрече супруги и новорожденного Даниила из роддома?
– Мы с Татьяной заранее ничего не покупали, даже не готовили детскую, как делают многие знакомые. Отчасти это связано с осторожностью Татьяны, которая не забывала о распространенной примете, о том, что лучше не покупать вещи малышу до его рождения. В итоге все пять-шесть дней до выписки супруги я был погружен в бесконечный шопинг. Вы представляете себе магазины для малышей? Там же все такое красивое, яркое, веселое, плюшевое и кружевное. От этих покупок я получал массу удовольствия, детские вещи приводят в восторг. Я постоянно звонил жене, описывал увиденное и советовался, где и что купить.

– С друзьями-то успели обмыть ножки сыночка?
– Много есть увлекательных рассказов о том, как мужики отмечают рождение наследников с друзьями, пока жена лежит в роддоме. Наверное, я не типичный пример. Даже когда мы с Сергеем, мужем Зары, встретились возле роддома (они с Татьяной лежали в соседних палатах, и у Зары на следующий день родился сын) и решили заехать в ресторан и отметить эти радостные для нас обоих события, я не смог выпить больше рюмки, стал засыпать на месте. Меня просто валило с ног запредельное количество дел и эмоции, льющиеся через край, а также колоссальное ощущение удовольствия.

– Кто придумывал имена дочке Лидии и сыну Даниилу? Чем руководствовались при выборе?
– Имена придумывали вместе, выбирали из разных приходящих в голову вариантов. Причем Лидия – это было больше мое пожелание, а Даниил – Танино.

– Вспомните первый день после выписки супруги из роддома?
– После выписки Дани я в первое утро проснулся и от радости даже захохотал. Лежу и слышу: первым подал голос Даня, и, тут же ему в ответ от восторга пронзительным тоненьким голоском завизжала Лида. И я подумал – вот оно, началось! (Смеется.)

– Кто-нибудь помогает супруге ухаживать за новорожденным?
– У нас есть няня. Бабушек и дедушек рядом нет, так что без няни мы обойтись не можем.

– Дочка ревнует родителей к малышу?
– Я думал об этом, но никакой ревности не заметил. Наоборот, Лида проявляет к братику интерес. Пытается тянуть за ручку. Наверное, хочет положить на место куклы в игрушечную коляску. Она с ним очень ласкова, это такое умиление, когда она его так нежно целует. И вообще, с появлением Дани Лида так повзрослела в наших глазах.

– Вы с женой уже строите какие-то планы относительно того, кем хотите видеть детей в будущем?
– Уверен, что в этом вопросе надо положиться на судьбу. Не хочу загадывать и считаю, что ребенку здесь нужно предоставить свободу выбора. Наверное, в данном отношении я разгильдяй и даже не готов напрягать детей на серьезную учебу. Считаю, что оценки «четыре» и «пять» – это, по большому счету, не главное. Мало я знаю великих отличников. Я скорее знаю великих двоечников с плохим поведением (смеется). В свое время меня хотели выгнать из музыкальной школы за то, что я уронил пианино. Хотел его отодвинуть, чтобы достать ноты, а пианино упало. Моих родителей вызвали из-за этого в школу. А у директора в кабинете, между прочим, на стене висели мои грамоты за победу в конкурсах. Как пианист, я был хорош, а вот мое поведение оставляло желать лучшего. Я ведь и в самом деле хулиган был! Учился неважно, в обеих школах меня «кошмарили», мне отец ремня давал постоянно. И в характеристике у меня было написано «морально неустойчивый». Представляете, что это значило в то время? Мама плакала, ходила к классному руководителю, переживала, что сына в консерваторию не возьмут. Сейчас я смотрю на это с юмором. Ведь теперь в школе рассказывают, что здесь учился Виктор Дробыш. Гордятся этим. Приглашают с выступлениями. Спрашивается, зачем мои родители столько нервов тратили?

– Что для вас означает слово «папа»?
– Папа – это ответственность. Папа – добытчик. И теперь я желаю себе только здоровья. Я часто думаю, что не дай бог заболею. Потому что детей надо поднять, на ноги поставить. Самому уверенно стоять на ногах уже до рождения ребенка, чтобы иметь возможность уделять время семье и в полной мере ощущать радости отцовства. Также нужно быть рядом до того момента, когда они смогут отправиться в свободное плавание. Я чувствую колоссальную ответственность перед ними. И это не громкие слова – это реальная жизнь. Нельзя относиться к этому вопросу, как животные, – родили, и все. Нужно честно поддерживать ребенка во всем до того момента, когда можно будет с уверенность сказать: «Иди. Все остальное ты сможешь сделать сам». Вот об этом должен думать каждый папа.

Купить
архивные номера