Официальная интернет-версия бумажного журнала

Ксения Кутепова: "Мне подозрительно легко"

Ксения Кутепова: «Мне подозрительно легко»

Заслуженную артистку РФКсению Кутепову знают все. Вместе со своей сестрой-близнецом Полиной она с детства занималась театральным и киноискусством. В 1988 году они поступили на режиссерский факультет ГИТИСа, в мастерскую Петра Фоменко. В настоящее время работают в Московском театре «Мастерская П. Фоменко». Количеству сыгранных Ксенией и Полиной ролей в театре и кино могут позавидовать многие актрисы. Но есть в жизни сестер еще одна роль — самая главная — быть мамой. Первый ребенок Ксении Кутеповой и ее мужа, режиссера Сергея Осипьяна, Василий, родился 9 мая 2002 года. А 15 июня этого года мама и папа подарили Васе сестру Лидию. На этом знаменательные события этого в семье Кутеповых не закончились. 29 июня сестрам Кутеповым была вручена театральная премия «Хрустальная Турандот». Кстати, впервые в истории этой номинации награду за лучшую женскую роль получили сразу три актрисы — Галина Тюнина, Ксения Кутепова, Полина Кутепова. Так было оценено их блистательное исполнение ролей сестер Прозоровых в спектакле «Три сестры». Между прочим, слова «три сестры» к Кутеповым имеют прямое отношение. Ведь у сестер-близнецов есть и старшая сестра — Злата. Она тоже мама. Такая большая, красивая и талантливая семья — кладовая всевозможных знаний о родительстве, материнстве, беременности, родах и малышах, о которых мы и беседуем с Ксенией Кутеповой.

- Ксения, вы уже осознали то, что у вас появился второй ребенок?

- Да, вполне осознала. Жизнь с маленьким ребенком довольно тяжела, поэтому я готовилась к стрессовому состоянию. Но скажу так: как-то мне подозрительно легко.

- Когда вы родили первенца, Василия, какие мысли о материнстве у вас были?

- Появилась ответственность за жизнь человека, и психологически это было очень тяжело. Я помню свое состояние ужаса оттого, что у меня теперь вообще новая позиция в жизни. У Полины воспоминания такие же. Ее дочке Наде сейчас уже восемь лет. Только с появлением детей понимаешь, что это такое. До этого я была равнодушна к детям. А потом меня пронзило такое чувство любви. Это, наверное, происходит со всеми женщинами — из-за гормональной перестройки организма. Я помню, что ходила по палате роддома с Васькой на руках и рыдала от любви к нему. Меня переполняло такое огромное чувство, самое большое в жизни. Передо мной вдруг такие горизонты открылись! Эмоциональный всплеск происходит у каждого родителя, а в какую сторону — зависит от малейшего импульса. Женщина может плакать, потому что муж не позвонил или медсестра как-то косо посмотрела. А поскольку у меня все было прекрасно, — никто на меня косо не смотрел и муж звонил каждую минуту — то я испытывала безграничное чувство любви. И тогда я решила, что обязательно будет второй.

- То есть в вашей семье была своеобразная родительская программа?

- Да, у меня была даже теория по этому поводу. Вот два человека — муж и жена: как же можно родить одного ребенка, если их двое? Надо же, чтобы было какое-то продолжение не по убывающей, чтобы количество людей сохранялось. Я подумала: нас двое, значит надо родить двоих детей. Я не могу сказать, что я планировала второго ребенка, это произошло достаточно случайно. Но я рассудила так: «Прекрасно: второй так второй».

- Как семья отнеслась к новости о вашей второй беременности?

- Для Полины это было неожиданно, да и для меня самой тоже. Более того, я узнала о беременности на гастролях в Женеве. Я это вдруг поняла. Мы были во Франции с мужем, мамой и Васькой. Я периодически беру их с собой, когда езжу на гастроли. Я все ходила и недоумевала: что же такое, почему я ничего есть не могу?! Меня постоянно тошнило. Во Франции я что-то заподозрила, а потом уехала в Женеву и там пошла с переводчицей к гинекологу. Мне сделали УЗИ, подтвердили беременность. Это было рано утром, я пришла в гостиницу, Полинка сидит, завтракает. Я подсаживаюсь к ней за стол, показываю снимок УЗИ и говорю: «Вот, познакомьтесь, это моя дочка». Я знала, что будет дочка, была просто уверена в этом. Навсегда запомню взгляд Полины: она никак не могла понять, о чем речь. У нее было сильное удивление и потрясение.

- Ксения, вы были уверены, что в этот раз у вас непременно родится девочка. А вариант «девочки-близняшки» допускали? Ведь вы с Полиной — близнецы?

- Вы знаете, вероятность рождения двойни в моей семье огромная. Но не у меня, а у Васи и Лиды: считается, что эта особенность передается через поколение. У нас вообще в роду у всех двойни: у бабушки Лиды была двойня, которая не родилась, но была. У моей мамы двойня, и у Сережиной мамы в свое время была двойня. Генетическая предрасположенность рождения двойни у наших детей есть по двум линиям!

- Сейчас замечательный момент поговорить о вашей семье, и в частности о сестрах.

- Представляете, нас три сестры: я, Полина и Злата, которая старше нас на три года. То есть у нас в семье папа и четыре женщины — было такое «женское царство». Потом у Полины родилась дочка, у Златы родилась дочка, и у меня… родился парень. Я хочу сказать, что он стал для всех любимцем — такой единственный парень на деревне, потому что вокруг «бабье царство». И тут еще Лида родилась: нас теперь семь женщин и один Васятка всеми заправляет.

- Многие женщины говорят о том, что вторая беременность прошла для них лучше, чем первая. А как вы переносили беременность Лидой?

- Да, у меня вторая беременность тоже прошла значительно легче. Вообще, я убеждена в том, что всем нужно рожать второго ребенка. В театре я провожу пропаганду: всех агитирую «за» второго ребенка, потому что он, как призовая игра, бонус. Рождение первого ребенка может быть тяжелым психологически, физически и физиологически. Всевозможные трудности возникают с первым исключительно потому, что ничего не знаешь, все кажется очень сложным и т.д. А со вторым ребенком ты знаешь, что тебя ждет, понимаешь, что если ребенок чихнул, это не конец света. И сейчас мне было очень легко переносить беременность, потому что я относилась к этому проще, знала, чего ждать. Токсикоза у меня не было, только во Франции несколько дней я не могла ничего есть. Когда я ждала Ваську, я сидела дома, никуда не ходила, ела зефир в шоколаде и толстела. А в этот раз я проводила время с большой пользой для себя: ходила на выставки, концерты, спектакли — вела такой бодрый образ жизни. Из-за беременности я достаточно быстро перестала играть в театре, поэтому появилось много свободных дней и месяцев. Я понимала, что сейчас родится ребенок, и надо будет начинать бурную, активную деятельность. И теперь я всех агитирую «за» второго ребенка, потому что это удовольствие, совсем другое, более расслабленное отношение ко всему.

- У будущих мам потребность ухаживать за собой и регулярно обновлять гардероб выражена в разной степени: кто-то решает, что положение позволяет женщине «расслабиться». Что вы думаете об этом и где вы одевались во время беременностей?

- Первую беременность я проходила, как говорила моя бабушка, «абы в чем», в каких-то ужасных лохмотьях. Мне было жалко тратить деньги на одежду, которую я больше никогда не буду носить. А тут у меня кардинально изменилось отношение к внешнему виду во время беременности — я поняла, что так нельзя, что надо даже в эти месяцы за собой ухаживать. Я старалась. Не скажу, что я купила массу нарядов, но относилась к этому уже более внимательно. Я заранее привезла себе одежду из Франции, заходила и в московские магазины, в «Кенгуру» например. Уделять особое внимание волосам и ногтям не было необходимости — у меня, наоборот, все окрепло в это время. Я слышала, что проблемы с волосами и ногтями чаще возникают, когда уже кормят ребенка. Растяжек у меня не было, хотя я купила какой-то крем. Мазала им живот и грудь, но через несколько дней у меня начала шелушиться кожа, и я забросила это дело. Сейчас пользуюсь средствами Lierac для восстановления фигуры, и они меня устраивают.

- Ксения, вы как-то готовились к рождению Лиды или же, как опытная мама, все об уходе за ребенком помнили по Васиному младенчеству?

- Я читала литературу, потому что все забывается. И я помню свою растерянность, когда Лида родилась: я сидела и думала, что же с ней надо делать? Вроде бы, нужен какой-то крем под подгузники… Надо мыть, а потом, наверное, чем-то смазывать кожу… То есть прошло всего три года, а в памяти уже ничего не осталось. В школы подготовки к родам я не ходила. Еще до роддома я позвонила своей подруге, и она мне продиктовала огромный список того, что нужно купить. У меня в театре сейчас тоже все «рожают». И когда кто-то что-то спрашивает, а я не могу сказать, когда у ребенка зубы режутся или когда дети начинают ползать. То, что касается ухода, забывается моментально.

- Вы верите в приметы о беременности, родах и детях?

- Нет, не очень. Я подстригалась, например, когда носила Васю. А вот няня у нас очень суеверная: она все время умывает ему лицо после прогулок. Все зависит от того, как к этому относиться — человек сам себя программирует. Если женщина верит, что нельзя стричься во время беременности, и подстрижется, наверное, могут быть нехорошие последствия, потому что психологически человек уже напрягается и волнуется. А если не верить в приметы, то они не имеют силы. Я знаю, что иностранцы, которые приезжают в Россию, в страшном недоумении от того количества суеверий, которое у нас существует. Я разговаривала с несколькими людьми, и для них это — очарование и самобытность российского менталитета.

- Ксения, расскажите, пожалуйста, о своих родах?

- Я рожала в Центре Планирования Семьи и Репродукции, у того же врача. Я специально пошла рожать к Ларисе Евгеньевне Бриусенко, потому что она меня уже знает, она мне делала кесарево в первый раз. И Злата у нее рожала. Я родила 15-го, неделю пробыла в роддоме, 21-го выписалась и 29 июня, через неделю, поехала на вручение театральной премии «Хрустальная Турандот». Мама меня выручила, подъехала и с удовольствием посидела с Лидой. Если честно, я уже ничего не помню о родах — вот, кстати, тоже проявляется мое отношение ко второй беременности и к родам. Мы собрали сумки в роддом заранее. У меня было плановое кесарево, поэтому мы сами выбрали время. Нам предложили три дня, и я сказала, что еще не все дела успела сделать, поэтому мне, пожалуйста, 15-го: 13-е — день не очень хороший, а 14-го я иду на премьеру. Я, кстати, пыталась узнать, хороший день 15 июня или нехороший, но не смогла нигде выяснить это. Так вот, 14 июня я пошла в театр на премьеру спектакля по Бернарду Шоу «Дом, где разбиваются сердца». Он закончился часов в 11 вечера, и я общалась со всеми, высказывала свои отзывы, замечания. А на следующий день в 8 часов утра мы с мужем поехали в роддом. Представить себе такое о моей первой беременности невозможно: зная о плановой операции, я бы уже за неделю сидела дома и готовилась к роддому, составляла списки.

- Итак, вы с дочкой выписались из родильного дома. Как у Лиды обстояли дела с детским приданым?

- Я прямо запаслась всякими вещами. Какие-то вещи остались от Васи, от Марфы, дочки Златы, что-то даже от Полининой Нади. В общем, у меня было столько приданого…

- Вы с Лидой уже вошли в режим, привыкли друг к другу?

- Еще как-то не пойму с режимом. У нас пока все не очень «устаканилось», и день проходит по-разному. Вася был настолько беспокойный, плакал — как я с ним намучалась! А что касается Лиды, достаточно сложно понять, что она хочет есть. Она так покрякает, покрякает, поест, поспит.

- Ксения, как вы кормили Васю и как кормите Лиду?

- Васю я пыталась кормить грудью 4–5 месяцев. У меня было очень мало молока, и я все равно его докармливала смесями. Но количество мучений, которые я испытала, выдавливая из себя эти капли молока, невероятно! Вот я его покормлю грудью, а потом взвешиваю на весах: сколько граммов он уже съел, и в зависимости от этого развожу докорм. У меня была система кормлений по требованию, и получалось так: кормишь грудью, потом докармливаешь смесью, потом ходишь, в течение часа держишь его столбиком (у него были проблемы с отрыжкой). И уже нужно переходить к новому кормлению. В какой-то момент я «дошла»: у меня была истерика, депрессия. А мы жили еще в квартире, где не было балкона, и я выходила с коляской во двор. Коляска не умещалась в лифт, поэтому я спускала ее по лестнице с третьего этажа. Садилась и плакала, а потом засыпала, ударяясь головой о ручку коляски, — не высыпалась катастрофически. И я не могу сказать, что от такой системы вскармливания был большой толк: все равно он у меня получился практически «искусственник». Лиду не кормлю грудью. Честно говоря, думаю, что это еще одна причина моего расслабленного состояния. Когда я кормила Васю грудью, я была невероятно полной, и мне было сложно вернуться к прежним объемам для работы в театре. Чтобы у меня было хоть немного молока, я должна много пить и есть. Сейчас нужно было раньше выходить на работу, и я понимала, что не успею вернуться в такой короткий срок к прежней форме, поэтому отказалась от грудного вскармливания в роддоме, прямо с первого же дня — решила все заранее. У меня огромное чувство вины, и все на меня так косятся. Сестра страшно упрекала, меня называли эгоисткой, но тем не менее…

- Ревность старших детей при появлении в семье младших — довольно распространенное явление и тема, волнующая родителей. Затронуло ли это вас?

- Это был для меня довольно сложный момент. Мне рассказывали много всяких историй про то, как дети ревнуют, и бывают очень серьезные случаи. Но мне кажется, Вася не приревновал, потому что я всячески готовила его к этому событию, разговаривала с ним об этом. Говорила, что у него будет сестренка: сейчас она у меня в животе, а потом вылезет оттуда, и мы будем вместе ее кормить, укладывать спать. Я не знаю, насколько он это воспринимал, оставалось ли это у него в голове — он слушал, а потом тут же переключался и бежал играть. Тем не менее, на эти рассказы было потрачено много времени. Для меня было загадкой, как же Вася отреагирует. Мы задарили его заранее купленными игрушками — я прочитала об этом в книжках. И когда уже появилась Лида, он, по-моему, отнесся к ней с радостью. Все время рвался кормить ее, жалеть — не важно, плачет она или не плачет. Перед моими родами Вася жил на даче, и у меня был выбор: забрать его оттуда после рождения ребенка или привезти только в сентябре, показать уже трехмесячную сестру. В итоге я специально привезла его в город, чтобы он увидел новорожденную сестренку. Он прожил в городской квартире неделю, посмотрел на Лиду. Кроме того, пообщался больше обычного с обоими родителями, что подействовало на него эмоционально возбуждающе. Так получается, что и я, и мой муж Сережа обычно очень заняты. А тут мы все вдруг оказались дома и внимательно выполняли любую Васину прихоть. И у него, конечно, «снесло голову», он устраивал нам концерты. Но ничего, я пошла на это сознательно.

- У вас с мужем профессии, требующие много времени и энергии. Кстати, в театре есть такое понятие, как «выходные дни»? Вам удается находить время для семьи?

- Есть такое понятие «нянины выходные». Когда я работаю в театре, то не всегда получается уделить Васе достаточно внимания. Во время беременности было проще со свободным временем. Вообще, когда рождается первый ребенок, есть глобальное удовольствие от сознания того, что у тебя есть ребенок, но отношение к остальному — стрессовое. А сейчас просто получаешь удовольствие от каждой мелочи, каждой минуты и секунды. А сколько лет вашему ребенку? Рожайте второго!

В ответ и мы пожелали Ксении дальнейшего пополнения большого талантливого семейства и попрощались до следующего информационного повода.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера