Официальная интернет-версия бумажного журнала

Любовь в нашей жизни

Такое глобальное чувство, как любовь, сложно структурировать, и все же некоторым это удалось. Древние греки с подачи Аристотеля одной только любви между мужчиной и женщиной различали шесть видов! А ведь еще есть любовь братско-сестринская, любовь матери к ребенку, любовь к животным, любовь ко вкусной и здоровой пище… В общем, всех разновидностей этого чувства и не перечислишь. Однако поскольку дети появляются в результате историй, где главные роли играют Он и Она, остановимся поподробнее на любви между полами.

Любовь-дружба
Антон Павлович Чехов считал, что дружба между мужчиной и женщиной если и возможна, то только «после». А вот греки, например, уверены были, что и «до», и «во время» дружбе совершенно не обязательно уступать свое место каким-то другим, более страстным проявлениям любви. В идеале любовь-дружба, которая называется сторге, — это равные партнерские отношения в браке, сулящие понимание и поддержку обеим сторонам.
Они познакомились в Интернете. И он и она давно уже вышли из школьного возраста, у каждого была работа и дети, которые отнимали много сил и, главное, времени. Им, сорокалетним, было так странно висеть часами на телефоне, отрывая часы от драгоценного сна и обсуждая все на свете! Они не то чтобы совпадали во всем, нет: каждому из них, еще даже не видевших друг друга, просто показалось, что они знакомы всю жизнь. Общаться было легко и просто, почти как с самим собой.
Потом они встретились. И тоже — без малейшей неловкости. Он рассказывал ей то, что не рассказывал больше никому: не только о пьющем папаше и об идиотах-подрядчиках, но и о снах, о трагедии с первой женой, о собственных подростковых комплексах, о «дурацких» мечтах, которым, наверное, никогда не придется осуществиться. Ей, как женщине, было привычнее открываться в чувствах и эмоциях, однако и она иногда удивлялась интимности той информации, которую выкладывала ему. В общем, с самого начала у них не было друг от друга тайн.
Их союз был идеальным, но продержался недолго. В нем не хватало… недосказанности. Они сразу оказались так близки и духовно, и ментально, и телесно, что дальше сближаться было просто некуда — отношения зашли в тупик. Они расстались друзьями и больше не общались никогда: каждый стал друг для друга до конца прочитанной страницей, в которой нет неизвестности и тайн.
Это главный подвох любви-дружбы: чрезмерная открытость и близость. Сохранить такие отношения на самом деле несложно. Достаточно завести себе маленькое, но персональное хобби, которое не стоит делить даже с близким человеком. Но именно это в подобных отношениях и оказывается самым трудным: отщипнуть от общего «мы» маленький кусочек «я».

Любовь-жертва
Вроде бы очевидно, что агапе — любовь жертвенная — свойственна больше женщинам, нежели мужчинам. Именно представительницы прекрасного пола приносят свою карьеру, интересы и увлечения на алтарь семейного счастья, чтобы на серебряной свадьбе возопить: «Я отдала тебе лучшие годы своей жизни!» Но на самом деле жертвенная любовь может охватить и мужчину. И поначалу это даже приятно.
Он взял ее измором. Давал ей списывать конспекты лекций и решал за нее задачки. Привозил апельсины и лекарства, когда она заболевала. Вся мебель в ее квартире была собрана его руками. Все театральные премьеры были посмотрены в его компании. Он был готов снять с себя последнюю рубашку и нередко, чтобы выручить ее до получки, сам влезал в долги. Она могла всегда на него рассчитывать, в том числе и как на жилетку, куда можно выплакаться после очередного любовного краха. Шли годы, подруги повыходили замуж, и однажды, когда ее бросил неизвестно какой по счету принц, наступил звездный час ее незаметного воздыхателя. Когда она в очередной раз обливала слезами его потрепанный свитер, он рискнул и прошептал, что давно ее любит и мечтает на ней жениться с тех самых пор, как… Она в отчаянии согласилась.
«Лучше бы меня придушили! — восклицала она год спустя. — Он не дает мне ступить ни шагу самостоятельно. Я всегда могу быть уверена в том, что вокруг меня подложены стога соломки, и иногда забываю, что на самом деле я вовсе не фарфоровая статуэтка, которую хранят в вате на антресолях. Он хуже мамы, кричащей мне: «Надень шарфик, а то простудишься». Он, представь, встречает меня после работы каждый день — коллеги надо мной смеются, хотя я наверняка знаю, что многие дамы мне завидуют. Да только завидовать тут нечему: он везде и всегда, скучный и предсказуемый, и меня от него тошнит. Иногда я сознательно его провоцирую, и что ты думаешь: он никогда не скажет мне слова поперек, никогда не возмутится. Просто посмотрит взглядом побитого спаниеля — и меня тут же накроет колоссальное чувство вины за то, что я не ценю, какой он хороший».
Люди, чья любовь напоминает жертву, превращаются для своего партнера в маму или папу. А какая может быть страсть к «родителю»? Поэтому и измены в таких союзах — непременная «приправа», бороться с которой можно только одним способом: перестать окружать супруга навязчивой заботой, которую тот ценит все меньше и меньше.

Любовь-игра
Именно после романа с таким или такой чаще всего и восклицают: «Все бабы стервы!», или: «Все мужики козлы!». Но людус — любовь-игра — зла, как и в любой игре, в людусе одна сторона обязательно будет проигравшей. Потому что этот тип отношений основан исключительно на сексе, не облагороженном никаким романтическим флером.
Это любовь эгоистов, привыкших к удовольствиям исключительно для себя. Мужчина, предпочитающий такой тип отношений, берет быка (точнее, трепетную лань) за рога и действует по принципу «кто девушку ужинает, тот ее и танцует». Причем ужин и прочие «брачные ритуалы» будут сведены к минимуму: поскольку целью является близость телесная, другие виды близости «игрока» мало интересуют. Как мало интересуют и особы, которые не дают поцелуя без любви раньше третьего свидания. Конечно, на деле это может не выглядеть столь цинично: со стороны покажется, что между партнерами пробегают электрические разряды. Это квинтэссенция страсти, но вряд ли она будет страстью до гробовой доски. Женщины обычно не инициируют подобные отношения, если они, конечно, не относятся к разновидности «фам фаталь». Романтичных и осторожных «бабочек» губит любопытство, от шанса нырнуть в любовную пучину и пережить самый головокружительный роман в жизни мало кто отказывается. Они согласны даже какое-то время закрывать глаза на грешки избранника, оказывающегося сторонником «открытых» отношений: он кокетничает напропалую и позволяет флиртовать своей партнерше. Той, правда, и в голову не приходит воспользоваться «разрешением». Может, она будет бороться за него традиционными способами: держать на расстоянии, бросать все и уходить к маме, беременеть. Все это лишь ускорит разрыв. Однажды, скорее рано, нежели поздно, страсть схлынет, глаза откроются, и женщина спросит себя: «Ой, мамочки, что это было?» А это была игра, в которой пришлось спасовать, потому что не хватало козырей.
«Если ты хотела, то почему молчала?» — эта фраза была последней перед тем, как она оказалась в его постели. Море, солнце, полтора дня остроумных перепалок и полтора литра крымского вина сделали свое дело. Из номера они не вылезали трое суток, до самого отъезда.
Разумеется, она не выдержала и позвонила ему сама, выждав для приличия неделю. Он ее с трудом вспомнил. Она, естественно, влюбилась, писала ему стихи и рвала их в клочья, промочила слезами не одну подушку, переболела этой страстью (и попутно — подхваченной половой инфекцией). Сердце успокоилось, боевое крещение состоялось. Примерно через год судьба столкнула их вновь. Видно, что-то было в ее глазах, что заставило его попытаться второй раз войти в эту реку, хотя обычно девушек, с которыми он когда-то уже спал, для него не существовало. Он позвонил на следующий день и предложил встретиться. Когда она получила все, что хотела, то улыбнулась, встала, оделась и, чмокнув в щеку, ушла, оставив его «без сладкого». «У тебя же целых две руки», — эта фраза была последней, которую он от нее услышал.
Идеальные отношения для курортного романа. Получайте удовольствие от процесса, не рассчитывайте на результат. Может, вы будете потом встречаться раз в год и весело проводить время. Главное — не жить в промежутках лишь ожиданиями следующей встречи. Выигрыш в руках у того, кто не относится к игре слишком серьезно.

Любовь-чувство
Чувства в этом случае практически равны физическому влечению, причем и то и другое весьма сильно. Не случайно именно эту гармоничную разновидность любви древние нарекли именем бога любви Эрота — эрос.
Именно эрос описывается в литературе одним емким выражением: «Они жили долго и счастливо и умерли в один день». А что тут рассусоливать? В эросе все так идеально, что даже скучно. Партнеры не пропадают после первой совместной ночи, интересуются жизнью и проблемами друг друга, им всегда есть о чем поговорить и есть чем заняться. И если поиски идеального принца еще могут стать сюжетом для захватывающего повествования, то кому интересно слушать про то, как двоим хорошо друг с другом? Поэтому-то эта разновидность любви обычно остается за рамками сказок и мелодрам со счастливым концом.
Идеальные отношения вовсе не означают, что семье удастся избежать поворотов судьбы, испытывающих ее на прочность. Но партнеры так чутко прислушиваются друг к другу и так ценят свои отношения, что всегда найдут узкий фарватер, который выведет их семейную лодку из-под скал и рифов в спокойные воды.
Он и она были знакомы со школьной скамьи. Он ушел в армию — она его ждала и дождалась. Они поженились очень рано, их семьи дружили и очень радовались, что породнились. Родился ребенок, они переехали, искали себя на новом месте, нашли. Он стал удачливым бизнесменом, она помогала ему в делах и вела хозяйство. Кризис среднего возраста не миновал его. Но новые ощущения он искал не в объятиях новых партнерш, а за партой: пошел и получил второе высшее образование. Она родила второго ребенка, а потом решила, что ей надоело быть бухгалтером, — и стала писать любовные романы, где герои идут рука об руку по берегу моря, а в лицо им светит солнце.

Любовь-одержимость
У этой любви есть медицинское определение — мания, и она нередко напоминает безумие. Одержимому хватает даже платонической подпитки — ведь любит он не другого человека, а скорее любовь в себе. Но если уж отношения перешли в разряд близких, то со временем даже любовью их называть будет как-то неловко.
Даже неразделенная любовь-мания может быть опасной. Одной из самых известных «одержимых» была Адель Гюго, дочь Виктора Гюго. Влюбившись в английского лейтенанта, неуравновешенная девушка разрушила свою жизнь, преследуя предмет своей страсти по странам и континентам — сначала в Англии, затем в Канаде и США. Она уверяла отца, что они с молодым человеком помолвлены, а на самом деле они не были даже знакомы: Адель влюбилась в Элберта Пинсона, однажды подсмотрев за тем, как он занимался любовью с другой женщиной. Все, что доставалось бедной девушке, — бегать по улицам за человеком, похожим на возлюбленного, оплачивать его карточные долги и описывать свои страдания в шифрованных дневниках в надежде на писательскую славу. В итоге Адель упекли в сумасшедший дом, и она обрела бессмертие — в названии специфического синдрома в психиатрии.
Подобного рода «маньяков» обожает французский кинематограф. Одри Тоту в фильме — «Любит, не любит» — сыграла страдающую настоящей любовью-манией милую девушку: она к финалу чуть не угробила все семейство возлюбленного, который даже не подозревал о ее существовании. В реальной жизни особенно тяжело приходится звездам, которые часто становятся объектом любви-мании только потому, что их лица растиражированы и могут попасться на глаза какому-нибудь ненормальному. Но даже вне крайних проявлений подобная любовь — не самое приятное событие из тех, что могут случиться в вашей жизни.
Все окружающие были уверены, что у них служебный роман. Они были подчеркнуто вежливы друг с другом, обменивались улыбками, иногда ходили вместе обедать. В тесной женской компании она не уставала намекать на чрезвычайно близкое знакомство с этим высоким брюнетом, на родство душ, на то, что блондинка, с которой его видели, — только для отвода глаз: «Сами понимаете, не спи, где работаешь, главное — не афишировать». Однажды она выпила в туалете горсть снотворных таблеток, села на его рабочее место, позвонила возлюбленному и «доложила обстановку». Он в это время гулял на собственной свадьбе и к сообщению отнесся несерьезно: они были всего-навсего коллеги, «здрасьте — до свидания», с чего бы вдруг такая напасть? Ее вовремя нашли, откачали и уволили.
Для субъекта любовь-мания — это непреходящая ревность. Ему все время кажется, что партнер его собирается предать, покинуть, посмеяться, сделать назло. Это чувство всегда безответно: иногда потому, что таковым кажется; иногда — потому что оно на самом деле лишь воображаемое. Когда одержимому на это указывают, он ополчается на целый свет.
Угодить одержимому невозможно, для него важны не реальные события, а придуманные им трактовки. Даже если проблем нет, «маньяк» обязательно их выдумает. Купила новую блузку? Собирается на свидание с другим. Засмеялась удачной шутке? Издала призывный смех. Рядится в бесформенные балахоны? Наверняка что-то скрывает. Наблюдать за этим, может, и смешно, но в жизни не всегда все заканчивается безобидной игрой на нервах.
В мании один из партнеров постоянно пытается доминировать, привязать к себе, лишить независимости и волеизъявления. У мужчин-«маньяков» поводом для подобного поведения часто становится их финансовая состоятельность. И совершенно необязательны миллионы в банке — достаточно скромной зарплаты инженера в семье, где жена сидит дома с маленьким ребенком. Любые ее попытки выйти на работу будут пресекаться даже в том случае, если денег катастрофически не хватает. Рано или поздно жене придется замазывать синяки тональным кремом, учиться врать про скользкий пол и коварные косяки дверей и утешать себя мыслью: «Бьет — значит, любит».
Женщины «маниакального» типа, которым, в отличие от Адели Г., удалось захватить объект страсти, манипулируют чаще всего другим — состоянием собственного здоровья. «Болезненная» супруга сумеет вызвать в «равнодушном» супруге сильное чувство вины и заставит вертеться вокруг собственной драгоценной персоны.
Но и в том и в другом случае ни внимание, ни забота подчиненной стороны не будут замечены и оценены: напротив, чем их больше, тем жестче будет вести себя одержимый человек. Стоит попытаться разорвать порочный круг — и маньяк снова станет белым и пушистым. Возвращение в семью приведет к новому всплеску недовольства и насилия. Такой прессинг мало кто выдерживает. Поэтому уже в самом начале отношений должно насторожить наличие у нового знакомого за плечами нескольких браков, многочисленных записей в трудовой книжке или огромного количества бывших друзей, о которых он отзывается исключительно плохо.

Любовь-рассудок
Эта любовь — не для пылких. Наши предки предпочитали выходить замуж и жениться по расчету. Во многих народных традициях жених и невеста до свадьбы не видели друг друга. И можно, конечно, осуждать Монтекки и Капулетти за жестокосердие по отношению к влюбленным, однако и в прагме — любви рассудочной — есть свои положительные стороны.
Одна моя подруга называла такие браки «династическими», хотя говорила вовсе не об особах королевской крови. Вхожая в разные круги, она цинично смотрела на мир и там, где все читатели таблоидов видели любовь, видела лишь расчет. «Ему нужна молодая и красивая жена, ей нужны его деньги, — со знанием дела говорила она об олигархе устрашающей наружности и его ослепительно красивой спутнице, годящейся ему во внучки. «Он же голубой, это все знают. Просто не хочет это афишировать — поклонниц растеряет», — припечатывала известного секс-символа. «Он сидит на нефтяной скважине, она — из драгметаллов», — шли под острый язычок, как под нож, молодые и счастливо улыбающиеся светские супруги. Кстати, сама она, подуставшая от череды неудачников-партнеров, мечтала однажды влиться в чью-нибудь «династию». Вот только мало что могла предложить достойному, на ее взгляд, кандидату.
Это отношения, в которых каждая из сторон находит свое удобство. Может, речь и не идет о любви с первого взгляда, потрясающей гармонии душ и тел, зато гарантией длительных отношений будет стабильность и здоровое потомство. Тем, кто готов променять на подобные семейные ценности жажду новых ощущений, любовь-прагма очень подойдет. И длиться она будет столько, сколько будет длиться выгода одного из партнеров.

Иногда смотришь на чужие семьи — и удивляешься: и как они могут существовать друг с другом? Примеряешь их отношения на себя — и не влезаешь в них, как в тесное платье. Моя мудрая подруга говорит обычно в таких случаях: «И это тоже любовь. Просто она вот такая».
Модель идеальных отношений сформирована в нас книгами, фильмами, балладами о вечной любви. На самом деле любовь — многолика. Идеальная для одного, она может быть совершенно неприемлемой для другого. Все несчастья в личной жизни происходят оттого, что мы пытаемся примерить на себя «чужую» любовь. Роковая по натуре красотка быстро загнется в тепличных условиях жертвенной любви, а романтичной барышне разобьет сердце случайная интрижка-людус. На самом деле всякая любовь имеет право на существование. Главное — отдавать себе отчет в том, каких именно отношений мы ищем, чего ждем от них. И чтобы быть счастливым, стоит искать любовь себе впору. А затем холить и лелеять ее, невзирая на то, что подумают о нас окружающие. Они, со «своей» любовью, скорее всего, все равно поймут нас неправильно.

Анна Артемова

Купить
архивные номера