Официальная интернет-версия бумажного журнала

Роды и sex

В английском языке слово sex обозначает не столько процесс, приводящий к появлению на свет детей, сколько половую принадлежность участников этого процесса. В родах, как неотъемлемой части репродуктивной функции человека, пол тоже имеет значение. Причем важен пол каждого участника таинства: и родителей, и самих детей, и даже врачей, принимающих роды.

Роды глазами мужчины и женщины
Сейчас совместными родами с папой уже никого не удивишь: папы — частые «гости» в родблоке. Иногда они приходят туда, только лишь выполняя волю жены, иногда сами напрашиваются, не представляя, как «что-то интересное» пройдет мимо их внимания. Врачи относятся к участию в родах пап по-разному, однако в одном сходятся все: неподготовленному мужчине на родах делать нечего. Ниже — самые распространенные представители «рожающих вместе».
Гармоничные. Те мужчины, которые посещали подготовительные курсы вместе с женой, готовы к тому, что им предстоит увидеть, берут на себя ответственность за собственное решение — они самые желанные участники в родах. Семью, в которой царит гармония, можно узнать еще задолго до родов: партнеры настроены друг на друга, между ними есть взаимопонимание, они предугадывают желания друг друга с полуслова. Совместные роды для такой пары — и обоюдная работа, и совместная радость. Женщины чувствуют себя как за каменной стеной, ведь если нужно действовать быстро и решительно, подготовленный муж прекрасно справится с любой, даже самой неприятной ситуацией. Важно и то, что мужчины, как существа более логичные, спокойные и руководствующиеся разумом, обычно реагируют на схватки куда менее эмоционально, нежели женщины. «Обученный» папа берет на себя часть физической нагрузки (массаж, дыхание, помощь в принятии удобной позы), коммуникативные функции (беседа с врачом и трансляция медицинских рекомендаций жене), психологический настрой (слова утешения и любви). Благодаря такой поддержке женщины меньше волнуются, воспринимают ситуацию адекватно, настраиваются на благополучное рождение малыша, и потому роды превращаются в по-настоящему совместное переживание.
Снисходительные. Папы в таких парах на самом деле вовсе не горят желанием пройти через родовые муки. Но по разным причинам оказываются в родблоке. Пользы от снисходительного отца немного. В лучшем случае он будет скучать и играть в тетрис на мобильном телефоне, пока его жена рожает. В худшем — дополнит действо своими не всегда уместными замечаниями, еще больше нервирующими женщину. В результате рано или поздно такой будущий отец все равно оказывается за порогом родильного дома, так и не осознав, в каком великом таинстве он участвовал. Для него и для жены совместные роды превратятся в досадное недоразумение.
Гиперчувствительные. У некоторых мужчин во время беременности жены просыпается особый инстинкт гнездования, называемый на французский манер синдромом кувад. Поначалу это выглядит как любовь: мужчина чувствует то же, что и его беременная жена, легко «входит в ее положение», способен даже почувствовать настоящие схватки. Оставить его за порогом роддома невозможно, поскольку для него невыносима мысль, что любимая женщина отправится в опасный путь одна. Однако, оказавшись на родах, такой отец не будет способен мыслить логически: испытывая реальные страдания, он будет неосознанно «перетягивать одеяло» на себя. Именно такие папы чаще всего падают на родах в обморок от переизбытка чувств. Что же касается женщин в таких парах, то они часто напоминают свою свекровь, женщину самостоятельную, решительную, сильную, мужественную и довлеющую, из тех, что «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет». А потому они умудряются не только неплохо родить, но еще и супруга поддержать. Это, конечно, отвлекает их от основной задачи — рождения малыша.
Любопытствующие. В такой паре тоже именно папа настоятельно требует своего присутствия при рождении ребенка. Ведь он всегда хотел знать, как получаются дети. Он появляется в родблоке, увешанный видеокамерами и фотоаппаратами, он постоянно путается у врачей под ногами, задает массу ненужных вопросов, пытается командовать парадом и все фиксировать. В общем, превращает роды в балаган. Жены обычно бессловесны и страдают молча, до тех пор пока такого назойливого папу не выставит вон врач. И ведь выставит: пока папа в родзале, мама никак не может разродиться, просто потому, что никак не может сосредоточиться, успокоиться и расслабиться.
Испуганный. Кто глава в этом семействе, вопроса не возникает: конечно жена. Она — главный стратег, и именно она вынуждает бедного несчастного мужа проследовать за ней в родильный зал. Совет: ни при каких обстоятельствах не нужно уговаривать мужчину присутствовать на родах, если он боится. Ведь он может получить серьезную психологическую травму, а жене при этом ничем не поможет. Более того, скорее всего после такого совместного переживания семья попросту развалится.
В Университете Торонто недавно были получены данные, доказывающие, что в ряде случаев присутствие мужа при родах может быть не лучшим вариантом для женщины. Если вместо него поддержку роженице оказывает опытная женщина, пусть и не имеющая формального образования, будущая мать воспринимает происходящее более позитивно, ей реже требуется введение сильных обезболивающих, проведение экстренных кесаревых сечений и другое вмешательство медперсонала в течение родов. Ученые отмечают, что присутствие мужчины во время родов стало распространенным лишь в последнее время. Раньше было принято, чтобы моральную поддержку в родах роженице оказывала опытная женщина, как правило, мать или старшая сестра.

Сложности с наследником
Мальчики даются мамам сложнее, чем девочки, и это уже научно подтвержденный факт. Вроде бы странно: по наблюдениям и беременность мальчиком проходит легче, и сам ребенок чаще более желанен (чего греха таить, первенцу мужского пола папы всегда радуются сильнее). И зачинается мальчиков больше — по статистике, 106 на каждые 100 «девчоночьих» зачатий. Но есть и оборотная сторона медали: от возможных осложнений в родах и сразу после них мальчишки страдают чаще.
Возьмем, к примеру, такое состояние, как тазовое предлежание. Некоторые малыши независимо от пола проявляют свой упрямый характер и отказываются располагаться в матке правильно: головкой вниз. Эта часть тела, самая крупная у малыша, «спроектирована» так, чтобы без проблем пройти по родовому каналу, приспособившись к его форме, и преодолеть разные препятствия на своем пути. Тазовая часть плода устроена совершенно иначе, и такие осложненные роды по определению будут травматичнее. Врач, разумеется, предпримет максимум предосторожностей, тщательно определит размеры таза женщины и их соответствие размерам малыша, и в ряде случаев разрешит маме рожать самостоятельно и естественно. Однако чаще таким образом — попкой вперед — появляются на свет все же девочки. С мальчиками стараются не рисковать: ведь при таких родах нижняя часть тела ребенка подвергается особой нагрузке, и есть риск травмировать половые органы. И потому мальчиков, расположившихся в матке ягодицами вниз, как правило, мамы рожают с помощью кесарева сечения.
Если ребенок появляется на свет недоношенным, ему тоже проще быть девочкой. Группа американских исследователей из университетов Стэнфорда, Йеля и Брауна обнаружила, что мальчики переносят преждевременное рождение куда хуже девочек, и негативные последствия дают о себе знать на протяжении многих лет. Например, 8-летние мальчишки, родившиеся до срока, вынуждены прикладывать больше усилий в обучении, чем девочки. Они хуже излагают свои мысли, хуже учатся и труднее приспосабливаются социально. У них меньше объем мозга по сравнению с девочками, также родившимися преждевременно, и они немного отстают от них в развитии. Раньше все эти отклонения никак не связывались с полом недоношенных новорожденных. Теперь же ученые предполагают, что лучшие адаптационные способности девочек связаны с «генетическим преимуществом»: в отличие от мальчиков, у девочек две Х-хромосомы, которые дают им некий генетический «излишек», способный защитить от нежелательных последствий преждевременного рождения. В частности, ученые думают, что именно благодаря этой «лишней» комбинации генов у девочек по сравнению с мальчиками обычно сильнее развиты легкие, они получают больше жизненно необходимого кислорода, а значит, их мозг развивается лучше.
Мальчики чаще становятся «жертвой» кесарева сечения еще и потому, что они к моменту рождения в среднем крупнее, чем девочки. Да и размер головы у малышей мужского пола чаще превышает размер головы девочек, а следовательно, при достаточно узком материнском тазе возрастает риск осложнений и травм и для женщины, и для ребенка.
Недавно ирландские ученые впервые опытным путем доказали, что если роды трудные, скорее всего, рождается мальчик. Сравнивали только естественные роды, которые начинались без стимуляции и в срок, и в ходе которых появлялись доношенные младенцы обоих полов. В результате врачи пришли к выводу, что при рождении мальчиков акушерам приходилось на 20% чаще прибегать к хирургическому вмешательству и на 50% чаще делать кесарево сечение. Матерям, рожавшим мальчиков, чаще делали инъекции окситоцина — гормона, стимулирующего схватки. Все это в совокупности могло являться причиной более продолжительных схваток и затяжных родов, для завершения которых врачам приходилось прибегать к хирургическому вмешательству или делать кесарево сечение.
Врачи также сделали предположение, что младенцы мужского пола более уязвимы и чаще страдают от интранатального дистресса, или стресса рождения, последствия которого аукаются и в более зрелом возрасте.
Мальчики и после своего рождения могут стать причиной последующих репродуктивных проблем. В частности, датские ученые из Университета Копенгагена, проведя исследование, пришли к выводу, что женщины, чьим первенцем является мальчик, чаще страдают от последующих невынашиваний беременности по сравнению с матерями, родившими первыми девочек.

Пол врача имеет значение?
Не секрет, что роды — это традиционно женское дело. Женщиной является и сама роженица, и акушерки, и чаще всего многие акушеры-гинекологи. Такое обилие женщин на ограниченном пространстве родовой палаты создает особую атмосферу «девичьей»: чуть более эмоциональную, чуточку более непредсказуемую и нервную.
С этой точки зрения можно считать, что мужчина-врач гармонизирует пространство родов. У мужчин разум всегда сильнее чувств, и логичный, рациональный «мужской элемент» в бригаде, принимающей роды, очень стабилизирует обстановку. Женщина неосознанно «подтягивается», берет себя в руки, боится выглядеть некрасиво со стороны, подходит к родам более сознательно. А значит, рожает спокойнее и легче.
Но есть среди женщин натуры весьма стеснительные, которые ни за что не пойдут рожать к врачу-мужчине просто потому, что не способны воспринимать его только как профессионала. И таких рожениц можно понять. Ведь профессионализм, как известно, пола не имеет. А потому не важно, кто будет вести роды — мужчина или женщина. Главное, чтобы доверие роженицы к этому человеку было полным, а его авторитет — непререкаемым.

Купить
архивные номера