Официальная интернет-версия бумажного журнала

Звезда по имени Солнце

С тем, что солнце полезно, спорить никто не будет. Другое дело, что полезно оно лишь в малых, буквально гомеопатических дозах. Об этом нередко забывают те, кто привык загорать «дочерна», считая летнюю смуглость признаком здоровья. Для жертв неумеренного загара даже придумали термин «танорексия» (от английского tan — загар) — маниакальное пристрастие к солнечным ваннам.

Будущей маме с солнечными лучами нужно быть осторожной вдвойне. Конечно, после зимы, длящейся почти полгода, хочется понежиться под теплыми лучами, хочется быть красивой и загорелой, да и о пользе витамина D, синтезирующегося организмом в результате принятия солнечных ванн, нельзя забывать. Однако следует держать ситуацию под контролем. В «интересном положении» нужно помнить не только об общих правилах поведения на солнце, но и об уникальных особенностях организма женщины, связанных с беременностью.

Азбука ультрафиолета
Солнце дарит нам свет, тепло, инфракрасное и ультрафиолетовое типы излучений. Остановимся более подробно на ультрафиолете — именно он «отвечает» за загар. Выделяют несколько разновидностей УФ-лучей: А (УФА-лучи), Б (УФБ-лучи) и С (УФС-лучи). Последний вид, по сути, активная радиация, до нас, к счастью, не доходит: ее задерживает озоновый слой Земли. На человека воздействуют УФА- и УФБ-лучи. Б-лучи особенно коварны. Во-первых, они резко усиливаются на высоте, поэтому-то вероятность «сгореть» на горной вершине куда выше, чем на морском берегу. Во-вторых, их активность увеличивается с приближением к экватору. В-третьих, облака не защищают человека от этого вида излучения — они воздействуют на организм и в пасмурную погоду. Зонтик тоже не является для солнца барьером: на нас попадают отраженные от воды, песка или снега УФБ-лучи.

В чем разница между А- и Б-лучами? УФА-лучи вызывают так называемую «немедленную пигментацию», которая уже через несколько часов исчезает. УФБ-лучи действуют не так быстро, зато глубже и более продолжительное время. Первый загар, вызываемый УФБ-лучами, виден на 2–3 день, максимальный появляется на 20-й. Помимо загара, УФБ-лучи обеспечивают метаболизм веществ, из которых потом в нашем организме синтезируется витамин D, важный для предупреждения рахита.

При пребывании на солнце надо помнить, что максимум УФБ-излучения приходится на 11–13 часов, а УФА-лучи активнее всего в промежуток между 10 и 15 часами. Именно поэтому самое приятное и безопасное время на пляже — до 10 утра.

Степень «прожарки»
Вы наконец-то добрались до пляжа, расстелили полотенце, закрыли глаза… Постепенно куда-то улетучивается зимняя депрессия, сосуды расширяются, становится тепло, самочувствие улучшается.

Вы нежитесь дальше… И вот уже ваша кожа слегка покраснела. Это первый сигнал опасности: значит, ваш солнцезащитный крем (если вы не забыли его нанести) не смог адекватно защитить вас от УФА-лучей. Собственно ожог проявится через 4–10 часов.

Допустим, легкое покраснение кожи вас не испугало, и вы продолжаете загорать. Тогда через 12–24 часа ждите появления солнечный эритемы — ожога из-за передозировки УФБ-лучей. Воспаление — а именно этим является солнечный ожог — появляется потому, что под воздействием солнечной радиации в коже образуются весьма агрессивно настроенные свободные радикалы, разрушающие структуру кожи.

Насколько сильным будет ожог? Это зависит от полученной «дозы» — а точнее, биодозы УФБ (так называют единицу измерения ультрафиолетового облучения). Для людей со светлой кожей биодоза составляет 20–40 мДж/см2: примерно столько можно получить, сидя 20 минут под солнцем летним днем в Подмосковье.

Он бывает разный: черный или красный
Загар — это синтез пигмента меланин в нашей коже. Его вырабатывают в глубинах эпидермиса клетки-меланоциты, а затем маленькие пузырьки-меланосомы доставляют его на поверхность кожи. Именно этот пигмент придает нашей коже естественный розоватый, смуглый или черный цвет. Под воздействием времени, мочалки и абразивных скрабов роговой слой эпидермиса отшелушивается, а вместе с ним «смывается» и слой пигмента, тут же заменяемый новой порцией меланина. Этот процесс идет непрерывно.

Под воздействием УФБ-лучей синтез меланина резко усиливается, его производится больше, пигментация становится сильнее, и бледная кожа приобретает оттенок. Какой? Зависит от индивидуальных особенностей.

Меланин бывает красный (эумеланин) и черный (фэумеланин). Соотношение того и другого определяет так называемый фототип человека. Самый уязвимый — «кельтский» тип: люди с рыжими или светлыми волосами, белокожие, веснушчатые и голубоглазые. Уже через 5 минут пребывания на солнце они «сгорают» — становятся ярко-красного цвета. Русоголовые представители нордического типа могут «продержаться» на пляже чуть дольше, от 10 до 20 минут. Среднеевропейцы — слегка смугловатые, кареглазые, с каштановыми или темнорусыми волосами — могут провести на солнце до получаса. А вот люди южноевропейского типа даже через 40 минут солнечных ванн могут не бояться ожогов: их черные волосы, карие глаза и смуглая кожа свидетельствуют об особой «огнеупорности».

Экраны и фильтры для пользы тела
Меланин, помимо всего прочего, является одним из факторов естественной защиты кожи от солнечного излучения. К защитным факторам также относят роговой слой кожи, компоненты пота и репаративные белки, латающие «дыры» и улавливающие свободные радикалы, образующиеся в коже.

Но все же нашему организму в одиночку справится с солнечным воздействием тяжело. Вот почему человечество для защиты от солнца придумало сначала одежду, шляпу и зонтик, а потом — всевозможные косметические средства с комбинацией УФ-фильтров и экранов.

В роли экранов, отражающих лучи ультрафиолета, выступают мельчайшие твердые частички, которые после нанесения солнцезащитного средства остаются на поверхности кожи. Эти вещества легко смываются водой. Фильтры же проникают глубже в кожу и частично абсорбируют УФА и УФБ-лучи, однако для их выведения из организма требуются определенные усилия. Поэтому для чувствительной и детской кожи выпускают солнцезащитные средства с минеральными экранами, но без фильтров. В современных защитных средствах используются экраны с функциональными возможностями фильтров. Такие средства выпускают фармацевтические и дерматологические лаборатории Ducray, Lierac, Avene, Bioderma, Galenic и т.д.

Для правильного выбора индекса SPF (от англ. — Sun proteсtion factor) — фактора защиты от солнца — нужно ориентироваться на свой фототип и местность, где предполагается загорать. Общее правило такое: чем светлее кожа и чем ближе к экватору место инсоляции, тем выше должен быть SPF.

Индекс SPF (4, 8, 30 и т.д.) — показывает нам, во сколько раз мы можем увеличить свое пребывание на солнце, используя данный солнцезащитный крем или спрей. Например, представительница «кельтского» нанеся крем с SPF-индексом 4, может загорать около 20 минут.

Концентрацию фильтров в препарате нельзя повышать бесконечно. То есть ошибкой будет думать, что если SPF–2 избавляет нас от 50% вредного облучения, то препарат с SPF–100 должен свести опасности загара к нулю. Только для экстремального отдыха: прогулок по экватору, в горах, на воде выбирают максимальные средства защиты с номером «50+». Во всех других случаях достаточно SPF 20–30, а для смуглых людей после 5 дней пребывания на солнце и вовсе подходит SPF–2.

Тепло ли тебе, девица?
Во время беременности в коже (особенно коже лица) возможны изменения. У 65–75% будущих мам на лице появляется «маска беременности» — хлоазма. Причина — в гормональных «подвижках», в частности, в повышенном уровне эстрогенов и прогестерона. «Маска беременности» появляется обычно на 12-й неделе на лбу и щеках. Особенно интенсивными пигментные пятна становятся после пребывания на солнце. И хотя после родов хлоазма бледнеет и исчезает, стоит выйти на солнце — и ее следы могут вновь проявиться.

Залогом успешного лечения и профилактики хлоазмы является усиленная защита кожи лица от ультрафиолетового облучения. На лицо рекомендуется наносить крем с SPF от 25 до 50. При этом нелишне будет надеть на голову шляпу с широкими полями, а в руки взять зонтик.

Нельзя беременным забывать и о тепловом воздействии солнца (или ламп солярия, если этот способ загара женщине предпочтительнее). В I триместре, во время эмбрионального периода внутриутробного развития, зародыш наиболее чувствителен к тератогенным факторам. А солнечная радиация — один из них. Особенно плохо влияет перегрев и излучение на центральную нервную систему плода. И в совокупности с другими причинами солнечное воздействие может стать причиной тяжелых пороков развития плода.

Пятна на солнце
Солярий отличается от естественного солнца низким содержанием вредных лучей. И если лампы в нем регулярно меняют, применять защитное дополнительное средство не стоит. Более того, неравномерный слой крема на коже может стать причиной гиперпигментации и появления некрасивых пятен. Куда лучше использовать кремы-активаторы загара с фитомеланином и другими предшественниками пигмента за 1,5–2 часа до или сразу после посещения солярия. Перед нанесением крема нужно принять душ. Защита требуется только участкам с повышенным содержанием пигмента: соскам, родинкам, свежим рубцам. Кожа лица также уязвима, однако ее лучше защищать, просто выключая лицевые лампы или прикрывая чем-нибудь лицо. А чтобы после сеанса лицо не контрастировало с телом, можно использовать автобронзанты.

Это косметические препараты, не имеющие отношения к выработке меланина. Некоторые из них похожи на обычные тональные кремы для тела: они содержат пигмент, чаще всего с перламутровым эффектом. В других случаях в креме имеются вещества, которые путем химических реакций вызывают окрашивание белков и липидов наружного рогового слоя кожи. Эффект наступает через 1,5–3 часа после нанесения. Если раньше «окрашивающим компонентом» был во всех средствах дигидроксиацетон, который безосновательно подозревали в тератогенных эффектах, то теперь «красителями» служат хна, бета-каротин и эритрулоза. Такие автозагары могут быть одновременно и солнечной защитой (за счет содержания экранов и фильтров), и восстанавливающим средством после загара, и кремом против морщин. Использование автобронзантов позволяет получить красивый оттенок кожи, не прибегая к инсоляции. В связи с увеличивающейся частотой отдаленных пагубных последствий солнечных ванн, автобронзанты приобретают все большую популярность, особенно у тех, кто имеет проблемы с пигментацией кожи.

Моду на аристократическую бледность ввел в обиход Нерон, страдавший витилиго. Сделать модным «крестьянский загар» пришло в голову мадам Шанель. Ныне аргументов «за» и «против» загара накопилось так много, что спорить о них нет смысла: все хорошо в меру. Просто напомним, что в зависимости от фототипа, времени года и места жительства, человеку достаточно пребывать на открытом солнце от 20 минут до 1,5 часов. Расширение этой временной границы каждый оставляет за собой.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера