Официальная интернет-версия бумажного журнала

Долгожданная дочка, или Как ошибся внутренний голос

Казалось бы, еще совсем недавно популярная телеведущая Дана Борисова появлялась на страницах нашего журнала с маленьким аккуратным животиком. И вот она уже — настоящая мама очаровательной девочки, появившейся на свет в конце лета. Конечно же читателям будет небезынтересно узнать, как проходили «звездные» беременность и роды и как Дана справляется с новой для себя ролью.

Дана Борисова
 — Дана, ответ на первый вопрос волнует абсолютно всех будущих и только что состоявшихся мамочек: как вам удалось сохранить свою идеальную фигуру?
Дана:
Спасибо за комплимент. Честно говоря, даже не ожидала, что настолько быстро приду в форму. На самом деле за время беременности я прибавила «стандартные» 14 кг, хотя набор веса шел не постепенно, а скачками. Например, в мае я провела целый месяц на море, на свежем воздухе, отдыхая по системе «все включено». Как в такой ситуации можно было отказаться от разнообразных вкусностей, которые предлагались в меню? Я конечно же не удержалась, и вес сразу увеличился на 3–4 кг. Зато остальное время я находилась в Москве, и контролировать себя было намного проще. Так что за весь последний триместр прибавила не более 3 кг. А вот что касается «избавления от лишнего»… Это мой первый ребенок. Моя мама (она медицинский работник) рассказывала, что в большинстве случаев после первых родов вес легко уходит сам. Уже в роддоме после появления на свет дочки я встала на весы и обнаружила, что 6 кг как не бывало. Потом в течение недели у меня совсем не было аппетита — ела я всего раз в сутки. Видимо, организм разгружался, и таким образом за это время исчезло еще 5 кг. Однако появилась другая проблема — стало пропадать молоко. Это меня очень расстроило: ведь я планировала самостоятельно кормить малышку. Чтобы соблюсти интересы ребенка, мне пришлось заставлять себя нормально питаться 2–3 раза в день. Думаю, что несколько оставшихся килограммов мне удастся скинуть довольно легко — стоит лишь перестать кормить, и в течение 1–2 недель я вернусь к своему «добеременному» весу. Впрочем, даже если этого не произойдет, ничего страшного. Главное, я сама кормлю свою девочку и при этом не выгляжу критически полной. Конечно, эти 4–5 кг на экране могут превратиться в 10, но ту проблему буду решать, если она возникнет. Впрочем, я намерена кормить еще несколько месяцев, поэтому о суперидеальных пропорциях речь пока не идет. Надеюсь, что мои поклонники отнесутся к этому с пониманием.
— Вам помогли наладить лактацию в роддоме?
Дана: К счастью, эта проблема обошла меня стороной. Просто пришел специалист, все показал, объяснил, как справляться с болезненными ощущениями, пообещал, что в случае возникновения сложностей я всегда смогу обратиться за помощью. До каких-то вещей я дошла интуитивно. А еще — очень помогает мама, которая всегда готова поддержать советом. Надеюсь, что и в дальнейшем проблем не возникнет.
— А какие-нибудь специальные приспособления для грудного вскармливания вы используете?
Дана:
Ручной молокоотсос. Есть еще контейнеры для заморозки молока. Пока, правда, удалось использовать по назначению только один контейнер, потому что нужно было срочно уехать. Хотя меня не оставляет мечта заморозить полную упаковку — сделать стратегический запас: мало ли какая ситуация может возникнуть. Вообще меня очень захватил сам процесс кормления. Я не понимаю, как некоторые мамы могут добровольно отказаться от этого. По-моему, испытываешь такое необыкновенное, ни с чем не сравнимое счастье, когда прикладываешь свою кровиночку к груди, а во-вторых — это естественный процесс, и лишать ребенка необходимого ему молока очень жестоко. Сцеживание — это вообще одно из моих любимейших занятий. Стараюсь идти на рекорд, чтобы молока было все больше и больше…

Дана Борисова

— Малышка спит вместе с вами?
Дана:
Первое время мы действительно спали в одной кровати, сейчас потихоньку стараемся приучать дочку к колыбели. Конечно, кормить ночью, лежа рядом, намного проще, но все-таки я считаю, что приучать ребенка спать в родительской кровати неправильно. Конечно, если днем она капризничает и плохо засыпает, иногда укладываюсь вместе с ней, но ночной сон — только в собственной кроватке.
— А папа ночью помогает?
Дана:
Пока нет, но не потому, что не хочет, — просто у него оказался такой непростой период. Представьте: в пятницу он забрал нас с Полинкой из роддома, а уже в понедельник вышел на новую работу. Еще повезло, что буквально перед родами у него оказалось несколько свободных дней. Так что сейчас я стараюсь дать ему возможность выспаться и побыстрее втянуться в рабочий ритм. И конечно же большое спасибо мамочке, которая мне так помогает. Мы пока живем у нее — так нам всем удобней.
— Полина  — «дама с характером»?
Дана:
Мне грех жаловаться на дочку. Недавно, правда, мы столкнулись с коликами, но, в принципе, если ее ничего не беспокоит, она не станет просто так капризничать, кричать и плакать. Она вообще очень спокойная, даже по сравнению с другими детишками в роддоме. Приходя утром забирать свою девочку из «ночной детской», я сравнивала ее с другими. Почти все малыши кричали, и только моя — говорю это с материнской гордостью! — смотрела на это со стороны очень-очень умным взглядом.
— А вы ее сразу узнавали, заходя в детскую?
Дана:
Каюсь — я даже не сразу на нее посмотрела, когда она родилась. До сих пор переживаю, что не положила дочку на свой животик, как делают это многие мамочки. На меня словно нашло затмение — я боялась на нее смотреть. Стыдно сказать, но я опасалась, что девочка получилась несимпатичная. Конечно, я бы любила ее любую, но мне всегда казалась важной внешняя красота для девушки. Возможно, этот страх остался после одного из УЗИ, где врач отметил, что у малышки очень смешной носик — пуговкой. На фотографии разобрать что-либо непросто, а тут еще доктор произнесла совершенно «замечательную» фразу: «Ну, не переживайте, дети на этих фото все такие страшненькие, может, все еще исправится». Словом, я готовилась к появлению «дурнушки» из «Не родись красивой», но перебороть себя и бросить на девочку взгляд сил не было. Хорошо, что Максим присутствовал на родах (за исключением тех нескольких минут, когда ребенок появляется на свет) и первым увидел дочку. Он заверил меня, что девочка очень даже симпатичная. Да и угрызения совести меня мучили все 10–15 минут, пока ребенка взвешивали и измеряли. Наконец я решилась, и мою девочку положили мне на грудь. И оказалось, что она очень хорошенькая. Почему-то я была уверена, что новорожденный — это нечто орущее, синее, а она была совершенно нормального цвета. Мы встретились взглядами, и с этого момента я полюбила свою девочку навсегда. Сейчас эта любовь прибывает с каждым днем, с каждым кормлением, и ее силу не описать никакими словами…
— Будущий папа сам изъявил желание присутствовать на родах?..
Дана: Нет, к этому он не стремился. Хотя я нисколько не пожалела о том, что все долгие 12 часов Максим находился вместе со мной, помогал мне переносить схватки. Это прекрасная поддержка для любой женщины. А вот относительно финальной стадии каждый должен решать самостоятельно. Я попросила его выйти, хотя он находился непосредственно за дверью, слышал все, что происходит, и ворвался в родовой блок, как только дочка закричала.
— У вас не возникло ощущения, что присутствие мужа помогает оставаться собранной, как-то тонизирует?
Дана:
Я с вами согласна. Когда мы приехали в роддом, то первый стресс я испытала, услышав, как сильно кричат женщины в соседних блоках. И я себя настраивала, что ни в коем случае не должна так себя вести, что надо держаться до последнего, иначе можно навредить ребенку. Муж сказал, что я так не кричала, хотя, может быть, пару раз и застонала. Хотя мне, наверное, повезло: у меня были просто идеально проведенные роды, поэтому, может быть, мне и удалось не выйти за рамки приличия. Но нельзя зарекаться: пойди что-то не так, может, и я бы кричала. За то, что все было хорошо, спасибо моим врачам — Анастасии Владимировне Хватовой и Марку Аркадьевичу Курцеру (правда, его я тоже в конце попросила уйти — хотелось, чтобы в этот момент рядом была именно женщина). Они объяснили, как нужно дышать, когда тужиться, что вообще нужно делать. Мне так понравилось рожать в Центре Планирования Семьи и Репродукции, что я непременно вернусь сюда во второй, да и, Бог даст, в третий раз. У них процедура родовспоможения доведена практически до совершенства. По крайней мере, за неделю до меня рожала моя подруга — в израильской клинике. Так по ее рассказам выходит, что уровень нашей, российской, медицины (по крайней мере, в ЦПСиР) ничуть не хуже. Словом, о родах у меня остались самые приятные воспоминания.
— Наверняка у вас, как у молодой мамы, сразу после рождения малышки возникло много вопросов.
Дана:
Поскольку в последние несколько месяцев я не работала, то успела прочитать много книг и журналов на эту тему, внимательно прислушивалась ко всем советам и рекомендациям, поэтому теоретически была подготовлена неплохо. Я примерно знала, и как купать, и как кормить, и почему малыш может кричать, и что нужно есть маме. То есть первые несколько недель жизни Полины не принесли каких-то неожиданностей. В основном было страшно начать применять свои знания на практике — прикасаться к ребеночку, такому маленькому и беспомощному, рискуя сделать что-нибудь не так. Я даже сейчас осознаю, что в общем-то для меня не было никаких особых открытий в первые недели. Вот только было страшно прикасаться к ребеночку — он такой маленький, страшно что-то сломать, неправильно сделать. Сейчас, по прошествии некоторого времени, страх ушел. Дочка стала больше похожа на настоящего человечка. Конечно, есть еще немало тонкостей, с которыми приходится сталкиваться и о которых нигде не написано, потому что каждый ребенок индивидуален. Очень много подсказывала мама. Кроме того, у Максима есть тетя с 2-летней дочкой, и ее поддержка тоже оказалась неоценимой. Особенно в плане покупок для ребенка.

Дана Борисова

— Расскажите об этом подробнее.
Дана:
В магазине «Кенгуру» я была несколько раз, и там нам подарили очень много вещей для малышки. Так что масштабно, со списком, мы с Максимом выбрались в магазин недели за 3 до родов. Вообще я к покупкам отношусь довольно спокойно. Страсть к шопингу не обошла стороной нашего папу. Началось это так: когда я была на 4–5-м месяце беременности, он уезжал в командировку за границу с заданием — привезти какие-нибудь детские вещички. В общем, обратно он вернулся другим человеком: с горящими глазами, с рассказами о том, что на 3 месяца нужно то, а на полгода — вот это. Поначалу я не оценила масштабов этой «эпидемии», но когда он стал после работы заезжать в «Даниэль» и «Кенгуру» и каждый раз привозить дочке какую-то обновку, то поняла, что нам скоро негде будет хранить такое количество одежды. Хорошо еще, что мы не оба такие одержимые.
— На каком месяце беременности вы узнали, что ждете девочку?
Дана:
Представляете, с самого начала я была уверена и настроила всех окружающих, что у нас непременно будет мальчик. Из-за этого возник смешной момент. Приблизительно в 20 недель мы пришли к доктору Воеводину делать трехмерное УЗИ, и я оказалась первой мамочкой, которая не донимала его вопросами о поле ребенка. Напротив, я заявила: дескать, как мама, я просто чувствую, мне внутренний голос подсказывает, что можно даже не проверять. Тут доктор и говорит: «Давайте-ка проверим вашу интуицию!» Смотрит и заявляет: «Вот вы и ошиблись — у вас девочка». Для меня это был словно гром среди ясного неба. Почему-то я вообще не рассматривала такой вариант. В общем, из кабинета я вышла совершенно ошарашенная. А сейчас даже не понимаю, на чем была основана такая уверенность.
— Может быть, папа так ждал именно наследника?
Дана: Нет, он как раз был спокоен, как и наши родители. Главное — чтобы ребеночек родился здоровым. И когда мы уже точно узнали, что девочка, то стали по-другому к ней относиться. У моей мамы две дочери, да и кругом одни девочки. И теперь я даже не представляю никого другого на месте своей Полинки.
— Нескромный вопрос — у вас с Максимом была свадьба?
Дана:
Мы пока не регистрировали брак, хотя вместе уже около 3 лет. Свадьбу планируем, но, скорее всего, не раньше следующего лета. Просто сегодня официальное оформление отношений не столь актуально, как несколько десятилетий назад. Хотя для ребенка, конечно, лучше, если родители являются мужем и женой «со штампиками». Сначала, узнав о беременности, мы подумали, что нужно расписаться. А потом я поняла, что такая нагрузка, как торжественная церемония, множество гостей, — это только лишние хлопоты и переживания, которые в период ожидания малыша совсем не нужны.
— Вы помните тот день, когда узнали, что вас стало трое?
Дана:
Конечно же. Это было практически в канун Нового года, когда мы находились на отдыхе в Малайзии. В общем, такой получился замечательный подарок. А этот праздник мы уже будем встречать вместе с дочкой. Следующий НГ будем уже встречать втроем.
— Вы уже вышли на работу. А кто же сидит с ребенком?
Дана: Моя мама — она сейчас не работает. Хотя желающих помочь очень много. Например, сейчас, когда мы с вами разговариваем, с Полиной гуляют родители Максима. Вопрос о няне мы даже не рассматривали — настолько это для всех долгожданный и любимый ребенок. И для девочки лучше всего, если с ней рядом находится кто-то из родных, и мне так намного спокойней.
— А вас не отговаривают от такого раннего выхода на работу?
Дана:
Так сложились обстоятельства, что на работу выходить было просто надо: Юлия Бордовских, вторая ведущая нашей программы «Сегодня утром» на НТВ, тоже скоро станет мамой. Меня никто не отговаривал. Наоборот, все знают, как я люблю свою работу и что мне хочется реализовать себя в чем-то помимо материнства. Возможно, уйди я в декрет непосредственно перед родами, возвращаться было бы тяжелее. Но с апреля я уже очень соскучилась и по сотрудникам, и по самому процессу. Хотя, конечно, с малышкой расставаться тяжело даже сейчас. Но поскольку с ней находится любящая бабушка, разлуку вытерпеть гораздо легче. Тем приятнее и веселее нам встречаться и общаться после моего возвращения домой.
— Дана, наша с вами встреча проходит в одном из салонов красоты. А во время беременности вы их часто посещали?
Дана:
Последний раз заглядывала туда аж 18 апреля — для меня это своеобразный рекорд. А не ходила по нескольким причинам. Во-первых, боялась навредить ребенку (хотя и читала в разных статьях, что это в основном суеверия). Во-вторых, в течение беременности я вела крайне закрытый образ жизни, не посещала никаких мероприятий и тусовок — и сама не чувствовала в этом необходимости, и не хотелось, чтобы лишний раз на меня все смотрели, обсуждали ребеночка. Правда, все лето собиралась покраситься, сделать маникюр и педикюр, но так и не доехала. Зато сейчас начинаю себя активно приводить в порядок, тем более что не за горами первый наш семейный праздник в полном составе — Новый год.
— Во время беременности вы пользовались какими-то специальными косметическими средствами?
Дана:
Да, и очень активно. Использовала самые разные кремы и гели от стрий, наверное, поэтому растяжек нет совсем. Вообще я фанатка бассейна и сауны, но, к сожалению, практически все 9 месяцев у меня был сильно заложен нос, было тяжело дышать после плавания, поэтому пришлось отказаться от любимых водных развлечений. И в СПА-салоны тоже до сих пор не заглядывала, хотя и хотелось. Но специалисты сказали, что, пока кормлю, ни о каких процедурах не может быть и речи. Впрочем, радость, которую получаешь, прижимая к груди своего ребенка, во много раз превосходит все удовольствие от посещения салона красоты.
— Дана, изменилось ли ваше отношение к жизни после того, как вы стали мамой?
Дана:
Разумеется. Появилась ответственность не только за себя, как было раньше, но и за ребенка. Поменялись приоритеты. То, что раньше стояло на первом месте — работа, карьерные устремления, — естественно, уступило место более важному — ребенку. Теперь приходится отказываться от многих интересных проектов, но я не считаю, что это слишком большая «жертва». Полиночка — самое главное в моей жизни, она — мое счастье, и то, что мы проводим вместе много времени, гораздо важнее всего остального.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера