Официальная интернет-версия бумажного журнала

Интервью с Левой Би-2

Лева
Этот год, для Левы — солиста группы «Би–2» — начался с одного из самых важных событий в жизни — рождения сына. Мы приехали поздравить Леву и его семью с первенцем и заодно расспросили молодых родителей об их знакомстве, беременности, родах и жизни в новом качестве — папы и мамы.

— Давайте начнем с начала: как вы познакомились?
Лева:
Мы познакомились в поезде. Ехали в Юрмалу на «Новую волну». Это был 2003 год. Я увидел Асю, и через пять минут уже сделал ей предложение.
Ася: Да, он спросил у меня: «Как тебя зовут?», я сказала: «Ася». И тогда Лева ответил: «Я тебя люблю, ты будешь моей женой». Я согласилась, и больше мы не расставались.
Лева: По-моему вполне романтическая история. И, вы ничего не подумайте, на следующий день мы оба все прекрасно помнили (смеется).
— Очень маловероятная история, особенно для шоу-бизнеса…
Лева: Просто я, наверное, уже испил чашу цинизма, связанного с профессией, и в какой-то момент наступило перенасыщение. Захотелось обратиться к чему-то вечному, настоящему. А тут появилась Ася.
— И вы смогли так круто изменить свою жизнь?
Ася:
А я вообще не помню ничего, что у меня было до встречи с Левой…
Лева: Ну конечно, у каждого из нас есть какой-то жизненный багаж. Стыдиться в прошлом нам нечего, но мы встретились и наши прямые стали параллельными.
— Вокруг вашей беременности не было особенной шумихи, хотя вы ее не скрывали.
Лева:
Да ничего такого не было. Наверное, потому, что о нас уже написали, все, что только можно было написать. Два года назад, например, была статья о том, что у нас родился мальчик. Если верить прессе, то это у меня уже третий или четвертый ребенок.
— А к врачам вы ходили вместе?
Ася:
Конечно, мы везде были вместе: и у врачей, и на УЗИ.
Лева: Единственный раз Ася ходила сдавать анализы без меня, когда я был на гастролях. А вообще я старался и стараюсь не пропускать такие вещи, ведь это очень хорошо, когда есть на что переключиться. Когда можно отвлечься от музыки в семье и от семьи в музыке.
— А кого вы хотели больше — мальчика или девочку?
Лева:
Вообще, конечно, существует такой стереотип, что парни хотят сыновей, а их жены — дочек, но я не думаю, что кто-то из нас расстроился, узнав, что будет сын. Все это предрассудки.
Ася: Нам делали 4D-УЗИ на сроке 4,5 месяца и сказали, что у нас будет мальчик. Врач еще удивился, что на таком маленьком сроке ребенок у нас обладал потрясающей мимикой! Мы обрадовались и почти сразу придумали ему имя.
— Имя вы выбрали сыну такое редкое…
Ася:
Авив — это в переводе с иврита «весна». Дело в том, что наш папа является гражданином Израиля, Лева 8 лет там прожил. Да и у моей семьи тоже еврейские корни.
Лева: Так что у нас вполне нормальная еврейская семья (смеется).
— А как вы относились к «беременным» приметам?
Ася:
Никак не относилась. Все мне только и говорили: не делай того, не делай этого, не ходи туда, никому не говори, что ты беременная… А я делала все наоборот. Вот нельзя говорить о беременности, — а я всем все рассказывала. И что будет мальчик, и еще много всего. Этого, говорят, лучше не делать, но так получалось. Как не сказать, ведь все близкие люди!
Потом мне говорили: ничего не покупай из одежды. Мы ничего и не покупали, но нам начали дарить подарки еще задолго до наступления срока родов. Коляска появилась за четыре месяца до рождения сына, вещей тоже было море. Сегодня перед Авивом стоит задача успеть хотя бы по одному разу надеть все то, что нам подарили.
Лева: Мы всем людям, которые дарили нам подарки, шлем фотографии ребенка в этих подарках, чтобы никому не было обидно. Стараемся все использовать.
Ася: Перед родами нам пришла посылка из Риги с вещами, пришла посылка из Израиля, очень большая, — тоже с детскими вещами. А потом, уже перед выходом из роддома, когда мы думали, во что одеть сына (Авив родился немного раньше, и мы не подготовились), наши друзья скупили все, что увидели. И на вырост тоже, на всякий случай. Так что вещей у нас очень-очень много.
Лева: Как-то я заметил, между прочим, что среди рок-музыкантов почти нет несемейных. У людей, работающих в этом направлении, какая-то предрасположенность к семье и детям.
— Но вернемся к приметам. Ася, красили ли вы волосы во время беременности?

Лева

Ася: Да, я красилась и стриглась. Вообще мы жили в обычном режиме. Никаких изменений в питании, даже токсикоза не было.
— Но может быть, чтобы сохранить красоту, вы пользовались какими-то кремами?
Ася: Да, есть один секрет, но это не косметика. Меня спасал муж. Своим вниманием и любовью. Это был один из самых счастливых периодов в моей жизни. Лева постоянно дарил мне цветы, и когда заканчивался один букет, в нашем доме сразу появлялся другой, а порой и не один. Все друзья удивлялись, что цветы в нашем доме не переводились.
— А какие-нибудь особенные «беременные» желания были?
Ася: Да нет, ничего особенного мне не хотелось.
Лева: Мне было очень обидно, когда Ася попросила пионов, а их в продаже просто не было, ну закончился сезон пионов, и я не смог их купить.
Ася: Но вообще, припоминаю: пару раз мы съездили ночью за мороженым, очень мне его хотелось. Но это было не в пять утра. А больше не припомню я никаких особенных проблем и желаний, все было хорошо. Наверное, можно сказать, что у меня была счастливая беременность.
— А может быть, запомнилось какое-нибудь забавное происшествие?
Лева:
Единственное происшествие за всю беременность случилось буквально за полмесяца до родов. Но оно не было забавным. Дело в том, что у нас в подъезде сломался лифт. И нам приходилось ходить пешком на седьмой этаж, что было совсем не просто. Ведь в магазине мы обычно накупаем вещей общим весом килограмм 15. И тащить все это на себе на седьмой этаж нелегко.
Ася: И так продолжалось две недели. Я за это время спустилась из квартиры на улицу всего два раза — просто не была уверена, что смогу подняться обратно. А Леве приходилось спускаться вниз по лестнице и подниматься наверх с сумками и пакетами по несколько раз в день.
Лева: В общем, мы осторожничали, даже встречать Новый год никуда не поехали, хотя было много приглашений в гости. Наши друзья пошли нам навстречу, и мы остались праздновать в Москве. И считаю, что поступили правильно, ведь уже через 8 дней родился сын.
— Ася, вы работали во время беременности?
Ася:
Да, работала. Я вообще девушка очень активная. Даже когда нечем заняться, я все равно придумаю себе дело. До встречи с Левой я работала администратором в группе «Мумий Тролль». Не сидела без дела и эти 9 месяцев, помогала мужу во всяких нюансах, связанных с жизнью его группы.
— Ася, а где вы одевались?
Лева:
Да это была проблема…
Ася: На самом деле, это сейчас у меня большая проблема с одеждой. А во время беременности все было замечательно. Тогда я одевалась в Sweet Mama — это самая оптимальная «беременная» одежда, которая растягивается и в то же время выглядит стильно и модно, и ее можно носить на любом сроке. В одежде Sweet Mama хорошо продуманы фиксирующие ткань подвязки и застежки, с помощью которых можно все увеличивать и увеличивать размер наряда. Очень удобно.
— У многих будущих родителей период беременности связан с ремонтами, перестановками, обновлением жилья. У вас тоже было так?
Лева:
Единственное, что мы не успели подготовить к рождению сына, это квартиру. У нас в ней пока идет ремонт, но уже скоро он закончиться и в квартире будет специальная детская комната.
Ася: Да, детская у нас будет очень интересная. Дело в том, что одну стену в комнате Авива мы оставили не покрашенной. Чтобы он рисовал на этой стене красками, карандашами, чтобы он мог на ней, например, что-то нацарапать, если ему захочется.
— Как здорово! А дизайн квартиры вы сами придумали?
Лева:
Планировкой я полностью занимался сам. Правда, уже на самом последнем этапе потребовалась помощь профессионалов. Хотя бы для того, чтобы они помогли мне выдержать стилистическое соотношение всех элементов, что для меня было важно.
Ася: Мы недавно купили эту квартиру и начали с того, что сломали абсолютно все стены.
— Были ли вы готовы к родам или их начало все же стало для вас неожиданностью?
Ася:
Да, все было оговорено заранее, сумочка была собрана. Но, когда все началось, в первый момент мы засомневались: «оно» это или нет.
Лева: Вообще все происходило прямо по учебнику, точно так, как рассказывал наш доктор, с которым мы познакомились по рекомендации друзей, за несколько месяцев до рождения сына. И все эти 9 месяцев мы приезжали к этому доктору на консультации.
— А как вы почувствовали, что начинаются роды?
Ася:
Если быть до конца честной, первой приближающиеся роды почувствовала наша кошка. Мы сидели, смотрели фильм… И вдруг кошка начала скакать по моему животу, тереться об меня, пытаться меня как-то дергать и тормошить, мяукать…Словом, никак не могла успокоиться, пока я, наконец, не встала… Как только я поднялась — у меня сразу отошли воды.
Лева: Ощущения от всего происходящего были абсолютно невероятные, но я думаю, что за сына надо поблагодарить не только врачей, но и Владимира Машкова. Так как все началось во время просмотра фильма «Ликвидация».
Ася: Мы долго ждали этот фильм. Не хотелось смотреть с рекламой, дождались, наконец, лицензионную версию, и с удовольствием погрузились в мир кино. Фильм нам очень понравился. Но на четвертой серии я почувствовала, что начался еще более важный процесс и пора ехать в роддом.
— Ася, вы не испугались, когда начали отходить воды?
Ася:
Я не успела испугаться, все произошло очень быстро.
Лева:Мы вместо того, чтобы паниковать, сразу позвонили всем нашим знакомым врачам, и все нам сказали, чтобы мы не дергались и спокойно собирались в роддом. Мы собрались, сели в машину и поехали.
— Лева, у вас были партнерские роды?
Лева:
На родах я присутствовал. Специально для этого я взял отпуск на весь январь, исключив все концерты, особенно выездные. Хотел быть рядом с женой, помогать и, соответственно, присутствовать на родах, запланированных на 21 января. Но Авив самостоятельно решил, когда ему рождаться, и в итоге роды у нас произошли ночью восьмого числа.
В Перинатальном Центре все произошло очень быстро: в 21:30 у Аси отошли воды, а в 23:31 родился наш сын. Меня перед операцией переодели в специальный (очень смешной) костюм с шапочкой, и в 23:35 я уже держал своего сына на руках. И самостоятельно отнес его в детскую.
— Вы говорите «перед операцией». Это было кесарево сечение?
Лева:
Да, было кесарево. Как я уже говорил, все произошло очень быстро: с того момента, как отошли воды, и до того, как родился ребенок, прошло буквально полтора часа.
Когда Авива осмотрел педиатр, сына тут же вынесли показать мне, через такое круглое окно в операционной. Я увидел маленького панка с торчащими во все стороны волосами; так что он у нас панк уже с рождения.
— Понравилось ли вам в Перинатальном Центре?
Ася:
Да, у нас был контракт на замечательную однокомнатную палату, с изумительным обслуживанием, вообще там было все, что только можно пожелать.
Лева: Единственное, чего там не было, это Wi-Fi. Но, наверное, в Перинатальном Центре считают, что молодым мамам покой нужен больше, чем Интернет.
А что касается впечатлений от роддома… Перинатальный Медицинский Центр — это такое место, в котором каждый день — праздник. Вообще, его, конечно, не сравнить с обычными роддомами, и я очень рад, что могу себе позволить услуги Перинатального Центра.

Лева

— А вы будете делать сыну обрезание?
Лева:
Это, наверное, не для журнала…
Ася: Ну, это уже совсем тонкости, но я думаю, что мы оставим все как есть.
— А прививки малышу вы делаете?
Ася:
Да, прививки мы делаем — все, которые необходимы.
— Какие-нибудь идеи по поводу воспитания сына уже есть?
Ася: Почему бы не начать обучать ребенка языкам? Вообще, не будем загадывать, посмотрим. Я думаю, что самое главное — культивировать семейные традиции, внушать ребенку, что семья — это основное, каркас человеческой жизни.
— Существуют ли у вас в доме распределение обязанностей?
Ася:
У нас в семье кто что хочет, тот то и делает.
Лева: Но, честно говоря, я сам еще немного побаиваюсь купать ребенка. Поэтому просто наблюдаю за этим процессом из-за плеча жены. Я думаю, что сейчас моя основная обязанность — покупать игрушки. Я это очень люблю и собираюсь нести на себе это крест (смеется) еще хотя бы ближайшие десять лет. Правда, сейчас дети развиваются очень быстро, гораздо быстрее своих родителей, и еще не ясно, какие у ребенка будут интересы.
Вот я, например, с детства и до сих пор собираю машинки. Так что моему сыну достанется богатое наследство. Хотя я думаю, даже если бы у нас была девочка, она бы тоже с удовольствием в них играла.
— Лева, а посвящали ли вы жене песни, и будет ли у «Би–2» своя колыбельная?
Лева:
Да, Асе я посвящал много песен, сейчас уже и не назовешь какую-то конкретную… А колыбельная на подходе. Думаю, что наступил тот момент, когда мне самому было бы это интересно. Вот, например, в католическое Рождество у меня было соответствующее настроение, и я за день написал рождественскую песню.
У каждой нормальной группы, я считаю, должна быть песня на Рождество и колыбельная.
— Лева, а как гастрольная деятельность сочетается с ролью молодого отца?
Лева:
Я же не моряк все-таки, слава Богу. Мои гастроли длятся максимум неделю, хотя сейчас я стараюсь, чтобы даже таких отъездов было поменьше. Да и потом, на данный момент в России все нормально с транспортом и связью. И это очень облегчает нам (артистам, музыкантам) жизнь.

Купить
архивные номера