Официальная интернет-версия бумажного журнала

Яна Лапутина: история длиною в жизнь

Яна Лапутина – одна из самых красивых российских телеведущих, признанный эксперт в области красоты и пластической хирургии. Она пишет книги для женщин и ведет актуальные и интересные телепередачи. Ее главная мечта – открыть благотворительный фонд и ветеринарную клинику; любимая одежда – джинсы, короткие юбки и каблуки; любимые цвета – черный и красный; любимый писатель – Владимир Набоков. 18 июня звезда телеканала «Домашний» впервые стала мамой. Супруга известнейшего в Москве пластического хирурга Отари Гогиберидзе родила дочку. Теперь Яна начинает осваивать для себя совершенно новую роль. Как рождение дочки изменило жизнь и увлечения красавицы-телеведущей? Об этом вы узнаете в эксклюзивном интервью, которое Яна и Отари дали нашему журналу.

– Яна, вы свою беременность сильно не афишировали: не ходили в откровенных обтягивающих нарядах на светские тусовки, не снимались для тематических журналов. Почему?
Яна: Это сознательное решение. Я ни в коем случае не осуждаю людей, которые свою беременность афишируют, обсуждают и наглядно демонстрируют. Многим, наверное, таким счастьем, как беременность, хочется поделиться с окружающими, рассказать всем об этом уникальном моменте жизни. Но для меня беременность стала настолько интимной и сокровенной историей, что мне не захотелось делать на ней пиара. А потом, вы знаете, в жизни есть такие моменты, которые хочется оставить только для себя. У нас и родственники с друзьями о беременности моей узнали только спустя три с половиной месяца.

– То есть дело не в суевериях и приметах?
Яна: Нам с Отари сначала нужно было самим привыкнуть к мысли, что скоро в семье появится третий человечек. И только после того как мы как-то освоились, решили поделиться новостью с самыми близкими нам людьми. Может, суеверия тоже сыграли свою роль – сложно сказать.

– А после выписки из роддома вы долго привыкали к тому, что малыш уже родился, что третий член семьи уже с вами?
Яна: Мне каждый день кажется, что у меня осознание трансформируется, ощущения меняются изо дня в день. Наверное, до конца я еще не поняла и не испытала всей степени ответственности, полноценно изменившегося своего статуса. Я понимаю, что полнота ощущения и понимания появится. Ведь материнство – это история, длиною в жизнь. Ребенок каждый день будет трансформировать мой мир, мои мысли и привычки, мое окружение. Кто-то из друзей мне после родов даже прислал сообщение-поздравление: «Яна, это теперь на всю жизнь!» (Смеется.)

– Какие воспоминания остались у вас после самих родов? Все не так страшно, как может показаться на первый взгляд?
Яна: Я всем своим не родившим подругам говорю: «Роды – это не страшно!» Но при этом я всегда подчеркиваю, что это не страшно там, где рожала я.

– А где вы рожали?
Яна: В Перинатальном Медицинском Центре. Честно скажу: я во время беременности старалась никого не слушать и не спрашивать о том, что такое роды. Но так или иначе эта информация ко мне все же просачивалась, многие подруги делились страшными историями. В принципе, я готовилась к тому, что роды будут не самым приятным ощущением в моей жизни. Но вот в ПМЦ мне было хорошо, даже интересно. Конечно, не могу роды сравнить с поездкой на курорт, но ничего страшного в этом процессе нет. Все, что происходило, абсолютно терпимо, переносимо, не так больно, как кажется, особенно если сделаете правильную анестезию.

– То есть от эпидуральной анестезии вы отказываться не стали?
Яна: Нет, конечно. Зачем отказываться от того, что тебе реально может помочь? Наверное, от эпидуралки отказываются те женщины, которые хотят родить «а-ля натюрель». Я к этому готова не была.

– Не напугали вас рассказы о том, что эпидуральная анестезия вредна?
Яна: А чем она вредна? Многие просто боятся самой процедуры. Во-первых, мы не видим того, как нам делают укол, и это тревожит. Во-вторых, опасения вызывает тот факт, что укол делается в область позвоночника. Однако если эпидуральную анестезию делает профессионал, то ничего бояться не стоит. У меня был первоклассный анестезиолог. И очень веселый (смеется.)

– По-моему, все анестезиологи веселые! Специфика работы, может, сказывается? Кстати, Отари, вы же врач, пластический хирург. Выскажите свое мнение по поводу эпидуралки.
Отари: Эпидуральная анестезия не опасна – я смело это заявляю. В пластической хирургии мы часто прибегаем к этому методу анестезии во время операций. Это же местный анастетик, он из организма обязательно выведется, никакого влияния на плод не окажет. Но Яна правильно говорит, анестезиолог должен быть высококлассным, чтобы грамотно провести процедуру.

– Какие у вас были ощущения после укола?
Яна: Буквально через 15 минут после укола боль и неприятные ощущения абсолютно ушли. К моменту потуг действие анестезии уже стало заметно слабее.
Отари: Ну это и правильно. Если бы не было чувствительности, ты бы не смогла правильно тужиться.

– Сколько в общей сложности роды длились?
Яна: Семь с половиной часов.

– Кто вам помогал на родах? Расскажите о своих врачах.
Яна: Анна Валерьевна Аграновская вела мою беременность, а роды принимала Елена Игоревна Спиридонова. Я так им обеим благодарна! Не выразить словами, как сильно они мне помогли. Не перестану повторять им «спасибо». Надеюсь, что во второй раз стать мамой мне вновь будут помогать эти две замечательные женщины!

– Отари, вы на родах присутствовали?
Отари: Да, я был с Яной на родах. Во время схваток я был с Яной, а на последние 20 минут, на время потуг, ушел. Просто я врач, не раз видел роды. Я побыл с женой в самые трудные минуты, а на момент потуг ушел, чтобы не мешать. Кстати, врачи в ПМЦ очень деликатно относятся к присутствию папы на родах. Они всегда вежливо скажут, когда стоит ненадолго выйти, когда вернуться.
Яна: Я очень хотела, чтобы муж был на родах. Ведь рождение ребенка – это не только моя история. Это наша общая история, муж тоже к этому причастен (смеется). Отари мне очень помогал. Присутствие рядом любимого человека, его взгляд и улыбка очень облегчает состояние, расслабляет.

– Долго после родов в ПМЦ пробыли?
Яна: Меня на четвертый день выписали. Я сначала не могла понять предложения подруг: «Не хочешь в ПМЦ побольше побыть?» Я рвалась домой, в родные стены. Однако, оказавшись дома, я испытала все тяготы первых дней жизни вместе с малышом. Страшно было поначалу оставаться с ним один на один.

– Вы в ПМЦ приехали в день родов? Заранее в больницу не ложились?
Отари: Мы чуть ли не из ресторана в ПМЦ поехали! (Смеется.)
Яна: Да, смешно получилось. Мы ужинали в ресторане, потом хотели с друзьями встретиться. У меня начало немного потягивать живот, но я и подумать не могла, что это роды. Ведь в фильмах как: воды отходят потоком, и только тогда начинаются роды. Не верьте фильмам! (Смеется.) Я Отари пожаловалась на свое странное состояние. А он мне сказал: «Ты уж реши, рожаем мы или ужинаем». Я решила съездить в ПМЦ, но не была уверена, что все произойдет совсем скоро.
Отари: Ну да. Я вот только после работы в нормальную одежду переоделся, почувствовал себя человеком, поужинать собрался как следует. А пришлось Яну в ПМЦ везти и вновь надевать хирургический костюм, чтобы пройти в родильное отделение.

– Дома к приезду мамы и ребенка уже все готово было? Все купили заранее?
Яна: Не было куплено вообще ничего! Уже после родов, когда я была в ПМЦ, Отари с моей мамой бегали по магазинам и приобретали все необходимое. На самом деле за несколько недель до родов мы с мужем многие вещички и мебель уже присмотрели, отложили. Слава богу, сейчас почти во всех магазинах есть такая функция. Но купили и привезли в квартиру вещи только после того, как дочка родилась.

– Кстати, как малышку назвали?
Яна: Мы девочку назвали Тея.

– Чья была идея?
Отари: После того как Яна предлагала мне имена Варвара, Аглая и тому подобные, на Тею я согласился сразу же (смеется).

– Расскажите, какие современные аксессуары в уходе за ребенком вы приобрели, чем с удовольствием пользуетесь?
Отари: По-моему, мы купили все, что только можно: радио- и видеоняню, детские весы, утилизатор для подгузников, термометры. Не перечислить всего.
Яна: Для себя я покупала разные кремы от растяжек, послеродовое белье, корсет. Это помогает в кратчайшие сроки приходить в форму, не распускать себя.

– Модный нынче кокон для младенца не купили?
Яна: У нас папина грудь эту функцию пока успешно выполняет. Малышке очень удобно у папы на груди лежать; утром, с 7 до 9 часов, она там с удовольствием досыпает и дает нам возможность поспать.

– А какую коляску выбрали?
Отари: Stokke. Такая она удобная, стильная – сильно отличается от всех остальных. И управляться с ней легко.

– Яна, материнство сильно изменило образ жизни, внесло коррективы в карьеру?
Яна: Я с апреля не снимаюсь и раньше октября к съемкам не вернусь. Если раньше моя жизнь строилась исходя из записей в ежедневнике, то теперь она строится исходя из желаний малышки и обязанностей мамы.

– Не пугает вопрос с детским садиком? Говорят, еще будучи беременной надо очередь занимать.
Отари: Я думаю, нас эта проблема не коснется.
Яна: Почему?
Отари: Ну сделаю я пластическую операцию заведующей какого-нибудь садика – и вопрос решен (смеется).

– Няня вам, родители, помогает?
Яна: Да, у нас есть няня. Не вижу ничего зазорного в том, чтобы у ребенка была няня. Это очень выручает, помогает. Не понимаю тех, кто восклицает: «Ты что, для няни что ли рожала?» Да ни одна женщина для няни не рожает. Просто бывает нужна помощь со стороны. Иногда нужно по делам отъехать, например на съемку. С кем малыша оставить? У нас бабушки все время тоже с малышкой сидеть не могут. И ничего страшного, если вдруг придется пропустить одно кормление и предложить ребенку сцеженное молоко. Меньше из-за этого он мамочку любить не станет.

– Яна, что вы, как молодая мама, можете посоветовать всем будущим мамочка?
Яна: Если вы умеете спать впрок, то обязательно сделайте это. Теперь я точно знаю, что это один из самых ценных советов, которые можно дать беременной женщине.

Купить
свежий номер

Купить
архивные номера